Русская линия
Правая.Ru Егор Холмогоров01.02.2007 

Единая Русская Церковь становится мощным международным фактором

В некоторых кругах единство Русской Церкви вызывает определенное беспокойство — не случайно на Синод Зарубежной Церкви неоднократно оказывалось давление лицами, близкими к американскому правительству, чтобы сорвать объединение

В Москве завершилась встреча Патриарха Московского и всея Руси Алексия II с делегацией Русской Зарубежной Церкви, итогом которой стало подтверждение даты подписания «Акта о каноническом общении» — 17 мая этого года. Все остававшиеся спорными вопросы, обсуждавшиеся в ходе встречи, были также решены. Преспективы объединения Русской Церкви комментирует политолог Егор Холмогоров.

Церковное и культурное значение предстоящего воссоединения Церкви на родине и Церкви белой эмиграции совершенно очевидно.

Это, наверное, самый впечатляющий акт прекращения гражданской войны, восстановления целостности русской истории, раздробленной на два потока событиями послереволюционных лет.

При этом что важно: и Зарубежная Церковь, и Московская Патриархия сумели защитить свою правду.

Одна — сохранила идею старой императорской России, за которую сражались белые, и принцип свободы церкви от компромиссов с безбожием, который всегда защищала Зарубежная Церковь.

Другая — отстояла свой подвиг сохранения Православия в условиях тотальной атеистической диктатуры, внесения евангельского света в советское общество; а также принцип, что Родина всегда есть Родина, какой бы ни был политический режим. А значит, ее нужно не отвергать, а благословлять. В общем, две правды не взаимно уничтожили друг друга, а слились в одну.

Но наряду с собственно русским, это объединение имеет и серьезный внешнеполитический аспект.

Зарубежная Церковь была в некоторым смысле экстерриториальным образованием, приходы ее разбросаны по всему миру — от Австралии до Аргентины и от Англии до США.

И теперь единая Русская Церковь становится мощным международным фактором, способна оказывать религиозное и культурное влияние по всему миру, даже там, откуда Московскую Патриархию в годы холодной войны вытеснили — а именно в США.

Причем, в некоторых кругах это вызывает определенное беспокойство — не случайно на Синод Зарубежной Церкви неоднократно оказывалось давление лицами, близкими к американскому правительству, чтобы сорвать объединение.

В ход шли самые анекдотические аргументы: с припоминанием давно покойного КГБ, намеками на то, что воссоединение — это нелояльность к Америке и так далее.

Беспокоиться есть отчего: даже в США достаточно много тех, кого совсем не устраивает духовное состояние нынешнего западного мира.

При этом американцы как были, так и остаются очень религиозны — Америка начиналась как объединение всевозможных церквей, сект и конфессий, и этот фактор до сих пор играет значительную роль в ее политике.

И появление вместо заведомо обреченной на некоторую маргинальность эмигрантской структуры — мощной с тысячелетней традицией, может существенно изменить конфессиональный баланс в США.

Такие изменения, разумеется, в пользу России — в США есть мощное израильское лобби, влиятельное католическое и армянское, во время косовской войны оказалось, что даже сербское лобби, пусть и маленькое, там есть.

«Русское лобби» в строгом смысле слова там вряд ли возникнет, а вот русское православное, состоящее из американцев, в том числе русского происхождения, приверженных духовной традиции Русской Церкви, — вполне возможно.

И оно благоприятно влияло бы и на культурные, и на политические отношения. Так что нам предстоит существенное событие не только в нашей истории, но и определенная веха в международных отношениях.

http://www.pravaya.ru/expertopinion/10 793


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru