Русская линия
Столетие.Ru Петр Ильченков12.01.2007 

Сербия возвращается к белому орлу…
Страна накануне судьбоносных парламентских выборов

На Балканах родилась новая «старая» страна — Сербия. Период балканского полураспада закончен. Начинается строительство нового государства. В течение последних нескольких месяцев эта парламентская республика обрела новую конституцию и готовится получить новый парламент. Первый парламент независимой Сербии за последние девяносто лет.

Нынешняя Сербия пережила три проигранных войны и десять лет санкций, международную изоляцию и всю мощь удара такого оружия как средства массовой информации («прессы свободного мира»), и горечь разочарования в предавшем ее, когда-то великом но, несмотря ни на что, до сих пор любимом союзнике, и вооруженное столкновение с сильнейшем военным блоком, столкновения с которым не выдержала даже грозная мощь былого СССР и окружавшего его Варшавского договора…

Сербия не имеет богатой углеводородной кладовой и заметной экспортной составляющей бюджета. У страны много проблем во внешнеполитическом и экономическом плане, и все-таки она живет. Живет не на подачки международных организаций (каковые широким народным массам практически незаметны, как и во многих странах, переживших «цветные революции»), не от шальных нефте- и газо-долларов, а от пережившего все потрясения сельского хозяйства, от труда немногочисленных работающих предприятий, от транзита грузов и от извечного сербского стремления выжить. Выжить, как говорят сербы, «заинат» — «назло» недругам и недоброжелателям.

Как выглядит жизнь в сегодняшней Сербии, которая отошла от иллюзий прошлого десятилетия и трезво смотрит вперед? Живут в стране не богато, но основательно, стараются по мере сил поощрять людей с высшим образованием выплатой им зарплат, превышающих среднюю заработную плату, составляющую по стране 335 долларов. Зарплата учителя начальной и средней школы — 470 долларов, врача в поликлинике — 500, профессора на факультете государственного университета — 700 долларов (при той же зарплате у оперирующего врача-специалиста). Военные в период реформы армии переживают тяжелые времена, о чем прежде всего свидетельствует тот факт, что в этом году в Военную академию, привлекавшую когда-то сотни абитуриентов, подали заявление 28 человек, явились на тестирование 20, а прошли его всего лишь 4 человека… При этом зарплата военных в обычных частях колеблется от 1100 долларов у генерала до 550 долларов у лейтенанта. Конечно, зарплаты директоров крупных фирм и топ-менеджеров составляют значительные, по сербским меркам, суммы в 5000—7000 долларов и даже выше (нефтепереработка, мобильные операторы и др.)

Тем не менее, жизнь не заканчивается за пределами столицы. Двухэтажные дома со всеми удобствами, с газовым отоплением и спутниковой антенной строятся крестьянами в деревне, которая, как и русская, испытывает значительное демографическое обмеление, но все же не тонет в глухом дурмане водочного забытья.

Вообще, проблема жилья является достаточно острой, однако страна, по мере сил, пытается решить и эту проблему. Молодые люди с высшим образованием (врачи, учителя, ученые и преподаватели вузов от 25 до 35 лет), достигшие заметных успехов в своей области деятельности, получают исключительно низкие кредиты на покупку жилья, та же проблема касается и молодых семейных пар, не решивших самостоятельно свой жилищный вопрос. Эти кредиты дотирует государство, месячные выплаты по ним не превышают месячной платы за снимаемое жилье. Квадратный метр новостройки в Белграде стоит от 1300 до 2000 долларов. В провинции эта цена более низкая (до 800 долларов за метр современного жилья).

Главным бичом сербской экономики остается огромный уровень безработицы (по различным оценкам 15−28%), вызванный системным экономическим кризисом и волной банкротств крупных государственных предприятий в последние пять лет. Несмотря на это, годовой прирост ВВП в этом году снова составит около 6% при минимальной инфляции (в течение последних шести месяцев проходит даже ревальвация сербского динара по отношению к евро).

После окончательного распада вереницы многонациональных государств Сербия вновь вернулась к своему историческому гимну «Боже правде», к своему гербу — серебряному (белому) орлу, несущему на груди красный щит с равносторонним крестом и четырьмя огнивами, к своему трехцветному красно-сине-белому флагу. Согласно новой конституции, принятой 8 ноября 2006 года и содержащей, как и полагается, весь пакет прав и свобод человека, Сербия является государством «сербского народа и всех ее граждан». Официальными являются кириллица и сербский язык с правом использования других языков и форм письма. Государство обязуется «развивать и поддерживать взаимоотношения сербов, живущих за рубежом, с их родной страной», причем стоит напомнить, что сербами являются лишь 82,86% населения Сербии (без Косова и Метохии). Достаточно противоречиво был воспринят в мире и в сербском обществе провозглашенный в Конституции принцип целостности Сербии, включающей и нынешний протекторат ООН «Косово и Метохию», получивший в настоящее время все формальные признаки независимого государства, кроме международного признания.

Большие проблемы вызывает также неравномерность экономического развития различных регионов Сербии, вызванная различным отношением к труду в системе ценностей жителей различных частей страны. Так, за чертой бедности находятся 23,5% населения юго-восточной Сербии, до конца XIX века остававшейся в составе Турции. Входившие в состав Австрии до начала XX века территории Воеводины (северной части Сербии) имеют лишь 7,9% жителей, находящихся за чертой бедности. В той части Сербии, которая самостоятельно существовала в рамках княжества, а потом и королевства Сербии в течение всего XIX века, количество бедных колеблется от 13,2% на западе до 11,4% на востоке страны, при том, что в центральной части страны, ее сердце — Шумадии, количество лиц за чертой бедности составляет 9,7% (этот показатель фактически соответствует среднестатистическому по стране). В крупных городах, в соответствии с тенденциями, характерными для большей части посткоммунистической Европы, число бедных меньше, чем в прилегающих сельских районах, а в столице Сербии составляет лишь 4,2%. Стоимость минимальной потребительской корзины составляет 107 долларов.

Грядущие парламентские выборы в этих условиях имеют исключительно важное значение, так как фактически именно на них страна выберет направление, доминанту своего будущего геополитического развития.

Несмотря на обилие всевозможных партий и движений фактически можно говорить лишь о трех крупных партиях в современной Сербии: демократической, во главе с нынешним президентом Сербии Борисом Тадичем (ДП); сербской демократической, во главе с нынешним премьером Сербии Воиславом Коштуницей (СДП); сербской радикальной, во главе с нынешним лидером оппозиции Томиславом Николичем (СРП). Интересно отметить следующее — несмотря на то, что экономические проблемы современной Сербии имеют исключительную остроту и выдвигаются всеми партиями в предвыборной агитации на первое место, все три партии имеют общее отношение к вопросу хозяйственной политики, сводящееся к продолжению процесса приватизации, борьбе с коррупцией и определенной дозе социальной демагогии. Партии социал-демократической (СДП Н. Човича) и умеренно социалистической направленности (СПС — партия бывшего Гаагского узника С. Милошевича) устремляют надежды лишь к пересечению пятипроцентного барьера.

ДП является последовательным сторонником евро-атлантической интеграции, в классических традициях этого направления. Это борьба за Шенгенскую визу и членство в Евросоюзе через членство в НАТО со всеми вытекающими отсюда последствиями. СДП по сути стремится к проведению той же внешнеполитической линии, что и ДП, но в более мягком варианте, с большим вниманием к традиционным воззрениям сербского народа. СДП не забывает о многополярности мировой политики и не позволяет себе критических замечаний по адресу современной России. Опирающаяся на национальную идеологию СРП является открытым противником вхождения Сербии в НАТО, а также без особых симпатий относится и к интеграции в ЕС, ставя ее в прямую зависимость от окончательного решения вопроса о статусе Косова и Метохии.

По мнению большинства аналитиков, относительное большинство голосов достанется СРП, однако трудно предположить, что эта партия получит абсолютное большинство голосов. Ее сопротивление процессу евро-атлантической интеграции является несколько запоздалым, поскольку отчетливо отсутствует выраженная негативная реакции заметной части граждан Сербии на уже начавшиеся в рамках данной интеграции процессы. В прошлом году между Сербией и НАТО был подписан договор о транзите военнослужащих НАТО через территорию Сербии. В этом году Сербия вступила в «подготовительный класс» НАТО — «Партнерство за мир», 18 декабря 2006 года в здании министерства обороны Сербии, подвергшемся бомбардировке в 1999 году, отрылось представительство НАТО, а 19 декабря Сербия вступила в Центрально-европейскую ассоциацию свободной торговли (CEFTA), которую официальный Брюссель рассматривает как первый шаг к интеграции. Учитывая все это, СРП вряд ли удастся найти себе коалиционных партнеров для получения большинства в парламенте и создания правительства.

Намного более вероятной является победа «серебряных» и «бронзовых» призеров выборного марафона — СДП и ДП. Интрига состоит в том, кому из них удастся создать правительство, а если удастся, то смогут ли они сделать это в одиночку, с помощью друг друга или при поддержке коалиций с более мелкими партиями, которым посчастливится перескочить пятипроцентный барьер.

Пока все идет согласно неофициальному плану администрации США, имеющему характер предложения, обращенного летом прошлого года ко всем представителям демократического спектра в Сербии. При этом американцы исходили из расчетов своих аналитических структур, прогнозировавших 35% голосов у радикалов, 25% у ДП, и 20% голосов у СДП, объединившейся с коалиционными партнерами из мелких партий и движений центристского толка. Согласно этому гипотетическому предложению Белого дома, выборы было предложено провести зимой, сразу после принятия новой конституции, с тем, чтобы после их проведения правительство сформировала коалиция ДП и СДП, с участием немногочисленной и близкой по идеям к ДП партии экономистов-технократов «Г17+», в случае перехода ею пятипроцентного ценза. В соответствии с этим планом, международное сообщество с осени 2006 года уменьшило давление на Сербию (что выразилось, прежде всего, в отсрочке решения вопроса о Косово и Метохии) для того, чтобы «помочь демократическим силам консолидироваться и улучшить результаты на выборах».

Согласно вышеупомянутому предложению правительство нужно сформировать не позднее февраля 2007 года и в течение полугода с момента формирования правительства решить две важные проблемы: выдать генерала Р. Младича, что имеет для Запада символическое значение, а также обеспечить спокойное восприятие любого (понятно, какого) решения проблемы Косова. В качестве стимула предлагается туманное обещание полностью решить для Сербии вопрос евроинтеграции в течение ближайших восьми лет в следующем режиме: кандидат в члены в 2008 году, принятие в состав НАТО в 2012 году, принятие в состав ЕС — в течение 2014 года. Судя по внешним признакам (вышеупомянутое недавнее вхождение в Центрально-европейскую ассоциацию свободной торговли и в «Партнерство за мир», временная передышка в муссировании вопросов о Косове и о выдаче генерала Младича), действительно прослеживается стремление помочь усилению позиций так называемых «демократических сил», будущей демократической коалиции.

И все же, несмотря на кажущуюся простоту и предсказуемость событий, посол США в Сербии Майкл Полт в недавнем декабрьском интервью с весьма заметным чувством волнения заявил, что выборы января 2007 года будут иметь столь же судьбоносное значение для Сербии, как и события 5 октября 2005 года.

http://stoletie.ru/pole/70 110 152 138.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru