Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец12.01.2007 

Войны постмодерна, или К положению на польско-китайской границе

Экономическая основа блока Минск-Киев-Баку строится уже под новое, демократическое, «оранжевое» или любого другого цвета, руководство во главе с тем же Милинкевичем. С общим вступлением в ЕС и НАТО. С присоединением Польши и Турции. С возвращением России к временам первой половины XVII века, а затем и вообще к границам XV века, причем Петербург и Новгород отколоть будет легко. Войска НАТО будут стоять, готовые к броску на Москву, на границе Смоленской области, «за Можаем»

Торгово-экономическая война, начавшаяся между двумя славянскими — двумя русскими! — государственными образованиями — РФ и Республикой Беларусь — на самом деле имеет к торговле и экономике весьма малое — по крайней мере, не главное — отношение.

До сих пор автор этих строк постоянно высказывался в поддержку не столько всей системы российской власти, сколько лично Президента Владимира Путина, исходя из поддержки самого принципа Верховной власти, принципа местоблюстительства, равно как и в поддержку «блока силовиков», прежде всего, российских спецслужб — в противовес блоку «либеральных экономистов». Последнее остается в неизменности: не поддерживать спецслужбы своей страны означает поддерживать чужие, по аналогии с теми, кто, не желая кормить свою армию, обречен на то, чтобы кормить чужую. Однако нынешние действия Президента РФ представляют из себя, как нам кажется, результат неостанавливаемого, без какого-либо шанса на сопротивление, шантажа со стороны геополитического противника. Речь идет не просто о Белоруссии и не просто о Президенте Александре Лукашенке — речь идет о том, что Правительство РФ при поддержке Президента своими руками разрушают с таким трудом складывавшееся геополитическое пространство славянского (русского) и евразийского (с включением Казахстана, Армении и, возможно, Узбекистана — как начало) союза, основу которого составляет до сих пор формально существующий Союз России и Белоруссии. Совершенно очевидно, что этот союз до сих пор держался исключительно на Президенте Республики Беларусь Александре Лукашенке.

Напомним формальную сторону дела. Накануне нового года Газпром объявил о прекращении поставок газа Республике Беларусь, требовавшей для себя — именно как члену Союзного государства — цены на газ примерно по $ 47 за кубический километр, то есть, по цене Смоленской области. Газпром настаивал на $ 107. За несколько минут до боя новогодних курантов было объявлено о достижении договоренности о цене в $ 100 с определенными льготами для «Белтрансгаза». Это, однако, не привело к потеплению отношений. Более того, в первые дни Нового года Президент Александр Лукашенко неоднократно выступал с резкими заявлениями в адрес РФ, обвиняя российское руководство в измене Союзу и всем предыдущим договоренностям, а затем Белоруссия объявила о безпрецедентных нефтяных санкциях в отношении РФ, поставив под вопрос поставки российской нефти в Европу по еще советскому нефтепроводу «Дружба». Российская Федерация в свою очередь ввела пошлины на сырую нефть, начав фактическую блокаду второго русского государства (если, конечно, саму РФ с такой политикой можно считать первым).

Поздно вечером 10.01.07 поступили сообщения о том, что в результате телефонных переговоров Владимира Путина с Александром Лукашенком пошлина на транзит нефти через Белоруссию в Европу была отменена. Потепление перед новой ссорой?

Чего добивается Правительство РФ и прежде всего его «экономический блок»? Какова во всем этом роль самого Владимира Путина? Во втором вопросе, впрочем, главная загадка, в том числе и для нас, поддерживавших все это время Путина и выстраиваемую им «вертикаль власти» — впрочем, мы и сейчас поддерживаем эту вертикаль в противовес неизбежно имеющим привести к распаду России проекту создания парламентской республики и «режима партий».

При этом мы всегда подчеркивали, что окончательное оформление Единого государства и создания единой Белорусско-Российской Конституции явилось бы легчайшим способом сохранения преемственности власти в противовес гораздо более опасной отмене выборов или на данный момент трудноосуществимого, а, главное, поспешного и неподготовленного, неомонархического проекта с такими сомнительными претендентами на Престол, как Князь Георгий Гогенцоллерн-Романов или Принц Майкл Кентский. На подобном уже сломала себе голову «русская тройка» Бориса Ельцина (Барсуков, Коржаков, Сосковец), отдав тем самым не вполне адекватного тогдашнего главу государства в руки Березовского, Волошина и Чубайса. Российско-белорусский союз дал бы Владимиру Путину возможность довести до конца то, что он обещал в декабре 1999 года на встрече с офицерами ФСБ.

Происходит, однако, полная «смена вех» — в негативном, в отличие от той, которую в 20−30-е годы называли этим именем, смысле. Олег Неменский, сотрудник Института славяноведения РАН в интервью, озаглавленном «Кремль стремится сменить Лукашенко» сказал следующее: «То, что делает сейчас Кремль, — это начало большой игры по изменению всей геополитической и экономической ситуации в регионе, и конфликт по ценам на газ — лишь его начало». И далее: «Давайте вспомним, весь 2006 год Сергей Караганов, являющийся сейчас, по сути, главным специалистом Кремля по Белоруссии (а где действительно знающий этот край Павел Бородин? — В.К.), давал комментарии, в которых раз за разом все жестче отзывался о Лукашенко <…> К этому добавлялись утверждения, что на последних выборах Кремль дал Лукашенко „еще один шанс“, но тот так и не смог обезпечить политическую и транспортную стабильность страны, выйти на курс рыночных и демократических реформ (читай — ее разграбления — В.К.), а после этого вряд ли стоит ожидать, что он удержится у власти до конца своего третьего срока <…> Было объявлено о наличии у Кремля конкретных идей „о том, как должна произойти смена власти в Минске“. И первейший способ привести Белоруссию к смене власти также был обозначен: „мы будем требовать от Лукашенко нормальной платы за газ и нефть, а это означает кризис для белорусской экономики“. (Из интервью польской газете Dziennik). То есть Кремль сознательно решил спровоцировать именно экономический кризис в соседней стране».

В своей собственной — в нашей с вами общей — стране, поправим. Ибо речь идет о стране, населенной одним и тем же — нашем с вами — народом, а не «соседним». Соседняя — Польша.

Обратим внимание: Сергей Караганов является сегодня одним из наиболее прозападных — впрочем, и одним из наиболее компетентных — «теневых сокольничих» Кремля.

Далее, О. Неменский: «Подтверждением серьезной подготовки Кремля к смене власти в Белоруссии стали и новые акценты в политике соседей Белоруссии, и в первую очередь Польши <…> Новый министр иностранных дел Польши Анна Фотыга заявила о необходимости проведения совместных действий с Москвой по изменению внутриполитической ситуации в Белоруссии <…> Напомним также, что за месяц до нового года С. Караганов проводил переговоры с лидерами белорусской оппозиции. В СМИ тогда особенно нашумела его встреча с А. Милинкевичем».

Сам же Милинкевич — лидер пропольской, если вообще не этнически польской части белорусской интеллигенции (не путать с официальной польской общиной в РБ, которая, кстати, наряду с еврейской, поддерживает своего Президента — последняя неоднократно акцентировала его антигитлеровскую, подчеркнуто связанную с партизанским движением Великой Отечественной войны, позицию). Вспомним, что накануне новогодних каникул Александр Милинкевич выступил в Минске… в поддержку Газпрома. Хотя его же «избиратели» могли остаться на зиму без тепла. Характернейшая позиция интеллигента: «Свету ли провалиться или вот чтобы мне чаю не пить? Я так скажу — свет пусть провалится, а вот чтоб мне каждый день чай пить». (Ф. М. Достоевский, «Записки из подполья»).

Конечно, мы — и не только мы — неоднократно указывали на структурную разность экономик РФ и РБ. Указывал на это и Александр Лукашенко, разъясняя, почему на данный момент речь может идти только о Союзе, а не о вхождении в Российскую Федерацию на правах ее субъекта: «Мы не хотим, чтобы ваши олигархи так же разграбили нас, как они разграбили вас» — часто повторял Президент Александр Лукашенко. Не хотел он и господства либеральных российских — антироссийских, антирусских, на самом деле — СМИ в белорусском информационном пространстве.

По сути, то же самое — но с обратным знаком — признает и Владимир Путин. 8 января 2007 года на посвященном Белоруссии заседании Правительства РФ он прямо признался в том, что все происходящее — «плата РФ за переход к рыночным отношениям». Иными словами, идеологический фетиш «рыночных отношений» ставится превыше России. Но чем это отличается от знаменитого ленинского «На Россию мне наплевать. Мне нужна мировая революция»? Слова иные — суть та же.

Отметим, однако, в связи с этим, что по темпам экономического роста Республика Беларусь Президента Александра Лукашенка занимает сегодня одно из первых мест в Европе. Такой сугубо европейски ориентированный политолог, как Глеб Павловский, в связи с этим говорит даже о «белорусском экономическом чуде». Рынок и демократия далеко не всегда способствуют экономическому росту. СССР и Германия 1930-х, Китай 1980−90-х, а сегодня Бразилия, Малайзия, Сингапур — вот далеко не полный перечень «экономических чудес», замалчиваемых или охаиваемых «экономическим легионом».

В данном контексте смехотворным оказывается заявление на заседании Правительства министра финансов Алексея Кудрина, что от введения пошлины на сырую нефть российский бюджет в 2007 году получит около $ 4 млрд. (см. там же). Только вот куда идут эти деньги? На Запад — в «Стабилизационный фонд»? Да если бы даже и не туда (хотя на самом деле туда), то не выигрыш ли это на копейку?

В своем — сдержанном и нейтральном — комментарии «Взгляд» добавляет, что антибелорусская позиция руководства РФ отчасти вызвана адаптацией к требованиям ВТО. А нам туда надо?

При всем том все эти «экономические» отговорки не могут скрыть главного. Российско-белорусский Союз (и Единое Русское Государство, даже без Украины) явился бы главным препятствием на пути установления полного контроля атлантического могущества в Евразии и окончательного низведения последней в прах. Президент Путин подвергается сегодня невиданному шантажу как извне, так и изнутри страны — одними и теми же силами. Дело Литвиненко, убийство Политковской, взрывы домов в Москве на рубеже 1999 и 2000 годов — все это будет, в случае ухода Путина от власти и/или неприятия им условий США, НАТО и Евросоюза, использовано для организации над ним такого же судилища, как было устроено над Милошевичем и Хусейном. С соответствующим завершением.

На самом деле предотвращение большой крови кровью меньшей является, как это, на первый взгляд, ни страшно (именно на первый, ибо смерти в конечном счете нет, а есть только страшная боль перехода, используемая в политике для ритуально-магического воздействия на ход истории), важнейшей составляющей ars politica — искусства манипулирования смертью. Что было бы в России и с Россией, останься у власти еще хотя бы на один год Борис Ельцин? Что было бы, окажись он не вынужден передать власть не «человеку спецслужб», а кому-нибудь из «семьи»? Что было бы, если бы в 1999—2000 годах не удалось сдержать распада — со всеми вытекающими кровавыми последствиями — страны и столь же кровавой — сверхкровавой — иностранной интервенции?

После событий 11 сентября, когда уже почти очевидно, что это — как и все, что связано с «Аль-Каидой» — дело рук ЦРУ и МИ-6 (не говоря уже об Ираке, Югославии), совершенно очевидно, что Владимир Путин подвергается шантажу «крокодиловыми слезами». Женскому шантажу, на самом деле.

Войны в традиционном обществе были войнами аристократий, «войнами элит» без участия народов, впрочем, часто с их истреблением. Войны модерна были войнами с использованием народов в интересах элит с истреблением чужих народов. Войны постмодерна — это войны с нанесением ударов по собственным народам, войны конца времен, войны абсурда. 11 сентября не открыло (оно не было первым эпизодом), но проявило это окончательно. Цель этих войн — перенесение крови в медийное пространство с целью управления уже им. Похищение крови, которая, уходя в виртуальное пространство, перестает питать землю и руды, истощает мир, близящийся к концу. Но иная политика в ситуации постмодерна невозможна.

Еще в 60-е годы ХХ века советский русско-еврейский поэт Александр Межиров, сам участник Великой Отечественной войны, галлюцинируя, предсказывал такую войну в стихотворении «Артиллерия бьет по своим».

На самом деле «бить по своим» призывают сегодня именно либералы, в частности, «любительница сильных джигитов» очаровательная Юлия Латынина, еще несколько дней назад яростная «антипутинистка», призвавшая в передаче радиостанции «Эхо Москвы» Путина применить в отношении Минска военную силу и наказать белорусского Президента. Артистичная ролевая игра в стиле BDSM.

Тем временем сам Владимир Владимирович, как сообщают «Известия», во вторник на заседании Правительства сказал: «Нужно договариваться. Необходимо сделать все, чтобы обеспечить интересы западных потребителей» (Екатерина Григорьева, Федор Чайка, «Трубадурь», «Известия», 10.01.07).

И это все? Только ради этого «нужно договариваться»?

Неужели Вас так загнали в угол, Ваше Превосходительство? У Вас все еще есть — есть! — шанс стать и войти в историю Героем России.

Вроде бы договорились. Посмотрим.

Тем временем Юрий Шевцов пишет: «Политика РФ по разрушению союза с Беларусью после провала РФ в попытке выстроить альянс с Германией выглядит абсурдной. Как раз в 2006 году стало ясно, что попытка на протяжении всех лет правления Путина ориентироваться на Германию была неудачной. Германия все равно потребовала от РФ соблюдения в интересах ЕС Энергетической хартии, допуска европейских корпораций в российский сырьевой сектор и т. п. мер. Разрушая союз с Беларусью, РФ ослабляет себя в стратегическом отношении в начале очень опасного для себя периода. Создает критическую массу для возникновения в Восточной Европе консолидированного блока стран, чьи интересы расходятся с российскими, но за которыми будет как экономическая мощь ЕС, так и политическая сила США».

В то же время республика Беларусь все активнее участвует в «движении неприсоединения» — том самом, которое в 60−70-е гг. не примыкало ни к Западному, ни к Восточному блоку (лидером его считалась Югославия Президента Иосипа Броз Тито), но все же больше тяготело к СССР, чем к США, налаживает не только экономические, но и политические и — сугубо — военные связи с Венесуэлой Президента Уго Чавеса, Северной Кореей Председателя Ким Чен Ира, Ираном Президента Ахмадинеджада, с палестинским движением ХАМАС. Тем самым Александр Лукашенко сплачивает вокруг себя антиантлантические, великоконтинентальные — Латинская Америка на самом деле крайняя юго-западная, предантарктическая проекция Великого континента, призванная в последние времена исполнить крайне важную политико-историческую, даже метаисторическую миссию, о которой здесь и сейчас не место и не время распространяться — беря тем самым на себя ту миссию, которую был призван исполнить Владимир Путин (не следовало ли Жану Парвулеско на самом деле написать книгу «Александр Лукашенко и Евразийская Империя»?) Но самое опасное для России заключается в том, что он, фактически преданный нашим руководством, как в свое время, например, Эрих Хонеккер, извлекает для себя уроки из прошлого и активно развивает политические и военные связи с восточным гигантом — Китаем. И не готов ли он вообще к замене России Китаем в своей мировой игре?

Конечно, на этот случай — как и на случай Российско-Белорусского Союза — судьба его была ему только что продемонстрирована (только «взрывы домов» поменяют на «убийства журналистов»). Но не факт, что в этом случае Китай не вмешается и не запоют ли тогда в Минске и Варшаве старую «песню китайских парашютистов» — «Лица желтые над городом кружатся»?

Китай на западе от России?

Впрочем, у весьма прагматичного белорусского руководства есть и иной — на самом деле более реалистичный — вариант. Последние два года быстрыми темпами складывается — пока что экономический — блок Белоруссия-Украина-Азербайджан. Минск легко решает в рамках этого неофициального союза те проблемы, которые ему не удается решить с Москвой. Но ведь только Москва — пока еще не Пекин! — является истинной гарантией пребывания Лукашенка у власти в Минске. И еще поддержка простого народа, «черной кости», кость от кости которой является и сам «батька» (для интеллигенции — «колхозник»). Но простой народ можно заставить замолчать и голодом, и бомбами, да и информационной атакой с ревущими бабами, детскими трупиками и «мамой студентки, изнасилованной ОМОНом до смерти"…

Экономическая основа блока Минск-Киев-Баку строится уже под новое, демократическое, «оранжевое» или любого другого цвета, руководство во главе с тем же Милинкевичем. С общим вступлением в ЕС и НАТО. С присоединением Польши и Турции. (Все вместе — естественно, под руководством Польши). С возвращением России к временам первой половины XVII века, а затем и вообще к границам XV века, причем Петербург и Новгород отколоть будет легко — уже почти готовы (есть и идеологи — Штепа, Пожарский, наш, увы, бывший друг и соратник Широпаев). Войска НАТО будут стоять, готовые к броску на Москву, на границе Смоленской области, «за Можаем».

Внушают некоторую надежду только слова русского Министра обороны (и генерал-лейтенанта Госбезопасности) Сергея Борисовича Иванова, сдержанно и дипломатично, но вполне ясно сказавшего обо всем этом: «Какие-то экономические, хозяйственные споры не должны повлиять на военное и военно-стратегическое сотрудничество между Россией и Белоруссией, между двумя братскими народами».

Экономике и коммерции в словах Иванова отведено то место, какое ей всегда и было отведено в истории России (включая, конечно же, Белую Русь). Сквозь дипломатические покровы просвечивает ненавистная либералам «тысячелетняя русская парадигма».

http://www.pravaya.ru/look/10 500


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru