Русская линия
Правая.Ru Игорь Уткин11.01.2007 

Кряшены — древний православный народ
Интервью с членом Республиканского национально-культурного центра кряшен Татарстана Игорем Уткиным

Правая.ru: — Сколько вообще всего кряшен?

И. Уткин: — С позиции нашего движения в Татарстане, мы считаем, опираясь на социологические исследования, проведенные нашим центром в 1999-ом — 2000 годах, что в Татарстане проживает около 600 тысяч кряшен, в России в целом, — около миллиона, а всего в СНГ, нас проживает около 1,5 миллиона. Основываемся мы еще и на том, что в Казахстане есть «Культурная автономия кряшен Узбекистана», в которой только официально зарегистрированных членов — 8000 человек. Такие же структуры созданы в Киргизии, «Культурная автономия кряшен Киргизии», «Культурная автономия кряшен Казахстана» есть. В начале 60-ых годов с рабочего поселка Менделеевска, где компактно проживали кряшены, около 50 человек, выехало в Прибалтику, в Таллинн. Вот они там устроились, живут: семьи, дети, правнуки+ Поэтому нас конечно везде есть+ Несколько лет тому назад из Америки, приехал полицейский Вася, тоже кряшен, его отец во время Великой Отечественной Войны попал в Америку, у него там родился сын, и умирая, он сказал своему сыну, что он родом оттуда-то. Сын попросил своих людей, полицейских, чтобы они нашли ему эту деревню (это районный центр), и он позвонил в Татарию, приехал, и оказалось, что кряшены есть даже в Америке.

— Однако, ряд Ваших коллег, так же считающих себя членами кряшенского движения, выступили с обвинениями в Ваш адрес, обвинив Вас в радикализме и в придумывании недостоверных завышенных данных о численности кряшен. Что это за обвинение, как Вы его прокомментируете?

— Нас всегда пытаются в чем-то обвинить: то в том, что мы являемся рукой Москвы, то мы неправильную позицию выбираем. Позиция нашего народа и нашего движения состоит в следующем: мы хотим сохранить те же обычаи и традиции, которые были у наших предков. Мы очень любим своих родителей, дедушек, бабушек, поэтому мы хотим жить по тем канонам, тем обычаям, обрядам, традициям, по которым жили наши предки. И вот здесь почему-то усматривается какой-то радикализм. В чем? Если я имею определенную фамилию, если я кряшен, я соблюдаю обычаи и традиции своего народа, при чем тут радикализм, и при чем тут рука Москвы? — А цифры? — Цифры? Всегда приятно просто взять и заметить, что нет такого народа. Но если нет народа, то последняя перепись показала, когда переписчики ходили, записывали фамилии и уходили, не спрашивая кто человек по национальности. Если он пытался что-то заявить, то говорили, что нет такого народа. Нет такого народа и все. А если нет такого народа, нет и проблем.

— То есть Вы не признаете результатов переписи населения в Татарстане?

— Последняя перепись полностью фальсифицирована. От начала и до конца. Об этом приняли соответствующее решение, у нас есть резолюция нашей конференции, где мы полностью итоги переписи признали фальсифицированными, У нас такое количество кряшен проживает в одном районном центре, которое насчитали во всей Татарии. Специально занизили нашу численность. Мы с этим не согласны.

— Заведующий отделом аппарата Президента Татарстана господин Никифоров обвинил Москву в том, что она раскручивает кряшенскую карту, и это обвинение звучало довольно странно, ведь Татарстан является субъектом Российской Федерации. И когда региональный чиновник субъекта Российской Федерации считает компрометирующим обстоятельством диалог со столицей, центральной властью Российской Федерации, это вызывает недоумение. Как Вы прокомментируете это заявление г-на Никифорова?

— Вместо того, чтобы выполнять тот протокол, который наш президент Минтимер Шарифович Шаймиев подписал, и который должен являться руководством к действию для наших чиновников, они полностью игнорируют решение президента, и всячески пытаются кого-то обвинить в том, что это- рука Москвы. Если они не выполняют распоряжения президента, зачем все сваливать на Москву? Возьмите протокол. Не понятно — пригласите нас, сядьте с нами за стол и давайте обсуждать: давайте сделаем это, сделаем то. А вместо этого они пытаются за нас параллельные структуры создавать, которые даже не представляют, о чем идет речь. Но есть же законно избранные структуры, которые более 15 лет занимаются этим вопросом — «Республиканский культурный центр кряшен Татарстана», куда входят организации таких районов, как Набережные Челны, Нижнекамск, Казань, Елабуга, Менделеевск, Мамадырь там в каждом районе есть организации, руководители которых составляют рабочие планы, как решать социально-экономические задачи. Они же там ставят вопросы, не как себя лично обогатить, а как решать социальные вопросы в своем районе. На основании вот этих программ, президент дал 19 поручений министрам и ответственному по этим протоколам вицепремьеру. И вместо того, чтобы решать эти вопросы, товарищи просто кричат, что это рука Москвы. Исполнение протокола — это рука Москвы разве? Надо просто выполнять то, что там написано, а потом доложить Президенту, что вот все выполнено.

— Но Москва вас поддерживает?

Мы пытаемся найти поддержку и понимание в Москве по нашим вопросам, чтобы Москва обратила внимание. Мы же граждане Татарстана и России в том числе, поэтому если мы у себя не можем решать, то хотели бы найти поддержку в Москве, но пока не было такого, чтобы Москва взяла и все наши вопросы решила. Пока что она пытается заставить Татарию решать эти вопросы.

-А если сохранится нынешнее положение и будет подписан новый договор между Татарстаном и Федеральным центром, который фактически построит конфедеративные отношения между Татарстаном и Российской Федерацией. Закон, котрый по сути предоставляет Казани право на самостоятельную внешнюю политику, обязывает государственное знание татарского языка для чиновников, какая судьба вас ждет, если этот договор будет подписан, и Казань получит всю полноту власти на всей территории?

— Тяжело конечно оценить всю глубину этого процесса, но ничего хорошего для нас по-видимому как не было, так и нет. Как наши вопросы не решались, так они и не будут решаться. Я уже говорил, что создаются параллельные структуры. Мы прекрасно понимаем: они создаются для того, чтобы заболтать ситуацию и сказать, что все вопросы решены. Там сидят люди, которые не знают, что нужно для нашего народа. Ну что им нужно? Им бы зарплату получить раз в 10 лет, которую они вообще не видели. Поэтому для татарского народа, для кряшен этот протокол, этот договор ничего не даст. Мы ничего реального для себя не увидим. Мы просим: дайте кряшенам выпускать газету. У нас порядка 50 газет издается за счет Татарстана, и нет ни одной для кряшен. Есть много газет и журналов, но все они не для кряшен. А ведь в Татарстане, напомню, проживает порядка 600 тысяч человек кряшен. Они имеют право читать хотя бы одну газету. Так же мы ставили вопрос о создании государственного ансамбля, но и он не решается. Ни одно из 19 поручений, которые президент дал министрам, не выполняются. Это было в 2001 году — встреча президента с лидерами кряшенского движения. Он дал поручения министрам решать вопросы нашего народа — тех граждан, которые проживают в нашей республике и исправно платят налоги для благосостояния нашей республики. И эти поручения не выполнены. Неужели так тяжело сесть за стол с активистами нашего движения и порешать эти вопросы? Один — сегодня, другой — завтра, третий — послезавтра. Вместо этого создаются параллельные структуры — ну и к чему это приведет?

До революции было 154 кряшенских школы в Татарии и кряшенский педагогический техникум, где готовились специалисты для кряшенских школ. На сегодняшний день нет ни одной кряшенской школы. Ни одной, где обучение бы велось с учетом этно-конфессиональных особенностей народа. Я уж не говорю о каком-то высшем учебном заведении. Мы ставили вопрос перед президентом, и он дал поручение министру, чтобы была возможность готовить кадры. Опять-таки для нашей республики, для нашей республики, для нашего народа, но этот вопрос не решается.

— Скажите, недавно министерство образования Академии наук Татарстана выпустило учебник по предмету «Основы мировых религий», который они противопоставляют учебнику по предмету «Основы Православной культуры», и эти чиновники заявили, что учебник настолько хорош, что они собираются предлагать его всей России. Как Вы оцениваете преподавание гуманитарных предметов в Татарстане с точки зрения исторической объективности — истории, культурологи?

— Я не являюсь специалистом в этом вопросе, но нужно же сказать, что на земле Татарии проживают наравне с татарами и кряшены, чтобы хоть строчка или полстрочки было, что на этой земле живет такой народ со своими традициями, обычаями, обрядами, такие песни поют, такие танцы у них, такие-то у них поэты, писатели, композиторы. Но такой информации нигде нет. Если игнорируется целый народ, коренной народ, здесь проживающий, ни как не отражено в учебниках, ничего не сказано о кряшенах, то наверное, то, что они предлагают — тоже не полно и не объективно.

— Как обстоит дело с религиозной жизнью кряшен? Как известно, православное население составляет половину населения Татарстана: русские, чуваши, кряшены, мордва, но эта половина населения имеет не более 200 православных храмов, а мечетей — около 1200, несколько исламских ВУЗов, фестивали исламского кино, и много еще чего. Как соблюдаются ваши религиозные права, как православного народа?

— До революции было 50 кряшенских храмов. Так же было 2 монастыря, и специальный викарный епископ для кряшен. На сегодняшний день у нас в Казани, в Тихвинской церкви кряшенский приход, где ведет службу о. Павел, в селе Кряшкирда построена церковь для кряшен, в Чистопольском районе руководитель районного отделения кряшен за счет собственных средств пытается восстановить церковь, вот и все, что можно сказать. Для русских православных церкви есть, но не в таком соотношении, как необходимо, конечно. Православный народ — верующий, храмы наполнены. Мечетей намного больше. Кроме того, замечу, что если раньше больше ходило людей старшего поколения, то сейчас храмы все больше посещает молодежь. И в службах принимают участие, и поют, и священники молодые появляются, поэтому Православие находит понимание среди правосланого народа Татарстана.

— И в заключение скажите пожалуйста кратко историю кряшен: почему при всем уважении к татарскому народу считаете себя отдельным от татар народом?

По мнению нашего движения, кряшены приняли православие в 635 году, это намного раньше, чем православие пришло на Русь. На Руси Православие приняли в 988 году. Кряшенский народ появился на этой земле давно, до Ивана Грозного, хотя с этим не согласны некоторые историки (речь у них идет о тех людях, которых Иван Грозный пытался крестить — часть из них крещение приняли, часть — не приняли). Мы никогда не меняли свое вероисповедание. Поэтому позиция некоторых людей говорить о том, что кряшены — это татары — это не правильная позиция. Мы были и есть — древний народ, который живет на этой земле. И мы живем с татарами давно и дружно. И не надо нас путать, говорить, что мы — крещеные татары. Мы — самостоятельный народ. Мы никогда не были в исламе. Есть конечно категория людей — татары, которые были в исламе и добровольно перешли в Православие. Это — православные татары.

— Скажите, а у вас есть контакт с другим непризнанным православным народом — закарпатскими русинами, которых не признает Украина. Это — тоже православный народ, который крестился раньше остальных русских еще в 9 веке.

— Никакого взаимодействия, к сожалению, нет. Но мы рады, что и на Украине есть люди, которые давным-давно приняли Православие, и видимо, они тоже страдают оттого, что они в Православии. По всей видимости именно потому что мы — православные и живем в Татарстане, мы и страдаем. Но мы надеемся, что Бог нам поможет в наших проблемах, и на земле воцарится для нашего народа покой и благополучие.

С Игорем Уткиным беседовал Кирилл Фролов

http://www.pravaya.ru/side/584/10 485


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru