Русская линия
Фонд стратегической культуры Михаил Ямбаев10.01.2007 

Выборы в Сербии и будущее Косова

Приближается 21 января — день, когда в Сербии состоятся выборы в парламент (Скупщину). Граждане страны уже несколько лет проявляют на общенациональных выборах крайне низкую активность. Выборы президента, например, проваливались уже несколько раз. Сказывается громадная политическая усталость сербов, которых целое десятилетие подвергают настоящему информационному террору.

По данным опроса середины декабря 2006 года, воспользоваться своим избирательным правом на январских выборах собираются только 40% опрошенных граждан (по другим данным, в последние недели это число несколько увеличилось). Еще 34,7% сказали, что не придут на избирательные участки. По закону явка избирателей должна превысить 51%, — только в этом случае выборы будут признаны состоявшимися.

За прошедшие 15 лет Сербия пережила то, что со эпохи Второй мировой войны не пережил ни один европейский народ. Да, страна больше не воюет, но ее целостность под угрозой. В Вене идут переговоры Белграда и Приштины о будущем статусе Косова. Ожидают, что посредничающий на переговорах Мартти Ахтисаари предложит проект решения, неприемлемый для сербов. Атхисаари очень торопился сделать это, как можно раньше, но обнародование подобного документа до 21 января обернулось бы оглушительной победой оппонентов нынешнего руководства Сербии. Речь идет об оппонентах, абсолютно не симпатизирующих Западу. Поэтому хозяева не в меру торопливого финна попросили его подождать, и теперь он огласит свой план после выборов.

Данные предвыборных опросов разноречивы. Пока можно предполагать, что в сербский парламент из двух десятков подавших заявки о регистрации пройдут лишь три партии (блока). Это Сербская радикальная партия (СРП), Демократическая партия Сербии (ДПС) премьер-министра Воислава Коштуницы, выступающая в блоке с партией «Новая Сербия» (НС) Велимира Илича (министра по капитальным вложениям), и Демократическая партия (ДП) президента Сербии Бориса Тадича.

По данным белградского социологического агентства «Барометр» на середину декабря, больше всех голосов на выборах получат радикалы (34,7% опрошенных). ДП Б. Тадича отстанет от них на 10%, а ДПС В. Коштуницы — почти на 20%. Партия либеральной ориентации бывшего министра финансов М. Динкича «Г17 плюс» и Социалистическая партия Сербии (СПС) не преодолеют 5-процентного барьера. Согласно опросу, проведенному агентством «Стратегический маркетинг» во второй половине декабря, СРП соберет 31,5%, ДП — 25%, ДПС/НС — 19%, «Г17 плюс» — 9%, Либерально-демократическая партия (ЛДП) в коалиции с еще тремя организациями — 5%, СПС — 4%.

По данным на конец декабря (опрос агентства «Скан»), на избирательные участки придут 54% опрошенных. ДП получит 31% голосов, СРП — 27,2%, ДПС-НС — 15,8%, «Г17 плюс» — 6,3%, СПС и коалиция ЛДП наберут по 5,1% голосов. Тут надо иметь в виду, что агентство «Скан» находится в Воеводине, и из 1700 опрошенных 480 проживают именно в этом крае, где есть венгерское меньшинство и сепаратистские настроения.

Благодаря усердию масс-медиа, многие за пределами Сербии воспринимают сербских радикалов как нечто среднее между экстремистской группировкой и сборищем ретроградов-изоляционистов. В действительности же Сербская радикальная партия (как и все сербские партии, имеющие шансы попасть в скупщину) выступает за присоединение к Евросоюзу. Правда, СРП обусловливает европейскую интеграцию страны изменением позиции ЕС по косовской проблеме и четкой, официальной поддержкой властями Евросоюза территориальной целостности Сербии. При этом радикалы категорически против выдачи сербских граждан в Международный трибунал для бывшей Югославии (МТБЮ), хотя подобное «сотрудничество» с Гаагой является основным условием начала процесса вступления Сербии в ЕС.

Фамилия Бориса Тадича, действующего президента Сербии, не значится в избирательном списке ДП: список возглавляет Ружица Павлович-Джинджич — вдова убитого в марте 2003 года Зорана Джинджича, руководившего сербским правительством после «октябрьской демократической революции» 2000 года. Тем самым ДП подчеркивает свое западничество и верность компрадорскому курсу Джинджича. ДП выступает за скорейшее присоединение к ЕС и безоговорочное сотрудничество с МТБЮ. Еще один факт: незадолго до новогодних праздников Р. Павлович-Джинджич «удостоилась чести» быть приглашенной в Вашингтон, в Белый дом. У демократов Тадича в парламенте нынешнего созыва 37 мест из 250.

Список блока ДПС-НС возглавляет В.Коштуница. Коалиция ДПС-НС выступает за присоединение к ЕС без ущерба для традиционных ценностей Сербии и при сохранении целостности страны. Коалиция ратует за «завершение сотрудничества с МТБЮ» (данный эвфемизм означает выдачу в Гаагу генерала Ратко Младича и Радована Караджича). Здесь уместно напомнить, что в период премьерства Коштуницы были вынуждены «добровольно сдаться» в МТБЮ 18 граждан Сербии, — в основном, высокопоставленные офицеры, участвовавшие в войне против натовской агрессии 1999 года. Правда, оппоненты Коштуницы из либерального лагеря считают, что этого мало, и ставят ему в вину то, что Младич и Караджич до сих пор на свободе. Сейчас ДПС имеет в Скупщине 53 места.

Ультра-либералы из блока ЛДП — ГСС (Гражданский союз Сербии) — СДУ (Социал-демократическая уния) — ЛСДВ (Лига социал-демократов Воеводины) уверены, что «путь в Европу лежит через Гаагу». Список возглавляет Чедомир Йованович, обвиняемый в связях с организованной преступностью и в причастности к убийству Зорана Джинджича. Йованович выступает против недавно принятой Конституции Сербии, поддерживает независимость Косова, заигрывает с сепаратистами Воеводины и называет Сербскую Православную Церковь «костылями обанкротившейся политики». В числе его приоритетов — «устранение Коштуницы от власти».

В 2004 году Тадич был выдвинут на пост президента Гражданским союзом Сербии, Социал-демократической унией, Демократическим центром, членами так называемой «Коалиции Списка Санджака» во главе с Сулейманом Углянином, а также Союзом венгров Воеводины, Демократической альтернативой и движением «Отпор». То есть помимо покровительства Запада Борис Тадич пользуется поддержкой сепаратистов внутри страны — мусульман Санджака (исконно сербской исторической области Рашка, подвергшейся мусульманской колонизации подобно Косову) и венгров из Воеводины. На выборы 21 января ряд этих организаций идет в блоке с Чедомиром Йовановичем.

Социалисты Сербии заметно растеряли свой потенциал. Смерть Слободана Милошевича, являвшегося бессменным председателем СПС с момента ее основания в 1990 году, также не лучшем образом отразилась на положении дел в партии. Уже на прошлых выборах социалисты едва попали в парламент, набрав 7,6% голосов, а ныне у них обязательно заберет часть голосов «молодая» коалиция Партии объединенных пенсионеров Сербии (ПОПС) и социал-демократов.

Ивица Дачич, избранный новым лидером социалистов в начале декабря 2006 года, призывает не допустить победы на выборах Бориса Тадича, «Г17 плюс» и Чедомира Йовановича, заверивших, как он говорит, Солану и Ахтисаари в том, что они «не будут бороться против независимости Косова». Дачич обещает не допустить транзита натовских войск через территорию Сербии, как это предусмотрено недавним соглашением с Североатлантическим альянсом. В нынешнем парламенте у социалистов 22 места.

Таким образом, ключевыми вопросами предвыборной борьбы остаются евроатлантическая интеграция (членство Сербии в НАТО и ЕС) и, конечно же, косовская проблема.

Наиболее бескомпромиссно за неприкосновенность сербских границ выступает Сербская радикальная партия, председатель которой Воислав Шешель уже три года находится в Гаагском трибунале. Все это время фактический лидер СРП — Томислав Николич. В 2004 году в первом туре президентских выборов он занял первое место, получив около 30% голосов, тогда как Борис Тадич — менее 27% (во втором туре Николич уступил Тадичу со счетом 45%: 53,7%). Сейчас у радикалов наибольшее количество парламентских мандатов — 82.

Наблюдатели отмечают определенное снижение количества желающих проголосовать за ДП. Скорее всего, это связано с высказываниями Тадича по косовской проблеме и заявлениями функционеров ДП о том, что после выборов партия готова создать коалицию с ультра-либералами из ЛДП. И, хотя, согласно опросам, сербы не готовы с оружием в руках отстаивать сохранение Косова и Метохии в составе Сербии, но они, в то же время, категорически против предоставления этому сербскому краю независимости. Так что открыто антинациональная программа ЛДП импонирует лишь узкому кругу либеральной интеллигенции и части молодого поколения, выросшего в условиях информационного террора. Что касается самого Йовановича, то он заявляет о согласии сотрудничать с ДП «только на принципах правительства Зорана Джинджича».

В канун нового 2007 года премьер Коштуница и президент Тадич дали программные интервью сербским СМИ.

Воислав Коштуница выразил надежду, что решение проблемы Косова будет найдено в рамках государственных границ Сербии. Он с удовлетворением отметил, что, несмотря на все разговоры, в 2006 году решение по Косову не состоялось. За этот год, сказал Коштуница, очень многое изменилось: «Сегодня, когда речь идет о сроках решения вопроса о статусе Косова, уже не говорят и о 2007 годе». Он вновь сослался на Устав ООН и Резолюцию N1244 СБ ООН. На вопрос, уверен ли он в неизменности позиции России по Косову, премьер ответил: «Я в этом действительно уверен. Я не обосновываю почему. Однако на основании того, что мне известно и того, о чем догадываюсь, я думаю, что никаких изменений в позиции России не будет. Это принципиальная позиция… Я думаю, что решение по Косову надо искать в рамках компромисса… естественно, в границах Сербии».

Премьер подчеркнул, что после выборов новое правительство будет создано исходя из отношения партий к косовскому урегулированию: «Первое, о чем должны будут договориться партии при образовании правительства — это вопрос о Косове и Метохии. Наши вероятные партнеры должны уважать территориальную целостность страны».

Интересно, что Коштуница ушел от прямого ответа на вопрос, готов ли он создать правительственную коалицию с радикалами и социалистами, позиция которых по Косову в значительной степени совпадает с позицией ДПС. И вместе с тем, премьер категорически отказался комментировать высказывание Тадича «Мы ближе к независимости Косова». Мнение Коштуницы: «Сегодня мы дальше от независимости Косова, чем были год назад. Я о независимости не думаю, и не хочу думать».

Борис Тадич говорит, что навязать Сербии решение по Косову возможно, но сам он «не готов согласиться» с таким решением, которое бы подразумевало независимость Косова и Метохии. И одновременно Тадич заявляет: «Я не хочу говорить…, что, приняв Конституцию, мы решили все проблемы. Косовская реальность, вероятно, не будет зависеть от того, что мы приняли…».

Высказался Тадич и о позиции России: «Когда речь идет о Косове, Россия защищает, прежде всего, свои интересы, а не интересы Сербии. У России свои проблемы, которые она должна решать… Позиция России в отношении Косова будет определяться исключительно ее, а не сербскими интересами».

Основная борьба на выборах развернется между ДП и СРП, уверен Тадич, и победит, разумеется, его партия. Впрочем, это не мешает ему в ультимативной форме требовать, чтобы ДПС четко определила свое отношение к СРП. Такая позиция вполне понятна: взгляды ДПС и СРП на разрешение косовской проблемы в основном совпадают. Кроме того, заместитель Коштуницы по партии Санда Рашкович-Ивич, возглавляющая также Координационный центр по Косову и занимающая четвертое место в списке ДПС-НС, в одном из интервью отметила: «У ДПС самый лучший коалиционный потенциал». На вопрос «Вступит ли ДПС в коалицию с СРП?» она ответила: «Дождемся 22 января!» Сербские эксперты отмечают, что ДПС «еще не решила, кто ей ближе — радикалы или демократы Тадича». В то же время Чедомир Йованович постоянно атакует Тадича требованиями ответить на сакраментальный вопрос: «С кем Вы, господин президент? С Коштуницей или с нами?»

Один из ведущих деятелей СРП Драган Тодорович считает, что Коштуница не отвечает на «отчаянные призывы» Тадича лишь потому, что хочет обманом переманить часть избирателей, способных поверить его словам о защите государственных интересов Сербии: «Если он ясно скажет, что не объединится с радикалами, избиратели не проголосуют за ДПС», — заявил Тодорович. И добавил: «Не оправдывайте Коштуницу — он хуже всех». Радикалы хорошо помнят, как после первого тура президентских выборов 2004 года Коштуница указал своим сторонникам, за кого следует голосовать, заявив: «Я верю в победу Тадича на выборах». Ранее, в 2003 году, после победы на парламентских выборах радикалы предлагали Демократической партии Сербии создать коалиционное правительство, но Коштуница отказался. Правда, отказался он и от союза с партией Тадича, обвинив ее в коррумпированности. В итоге в 2003 году было создано коалиционное правительство — ДПС, «Г17 плюс», Сербское движение обновления и ряд мелких партий — с опорой на социалистов в парламенте.

И еще одна деталь: именно во время президентства Коштуницы и премьерства Джинджича был противозаконно выдан в Гаагу Слободан Милошевич.

Сербские политологи допускают, что 21 января явка избирателей не превысит 51% и понадобятся повторные выборов, которые будут объединены с президентскими. Не исключен вариант, когда ДП и ДПС при нормальной явке соберут меньше 20%, что не позволит им сформировать правительство (за правительство должны проголосовать не менее 126 депутатов из 250). А еще появились упорные слухи, что Ахтисаари обнародует свой план по Косову сразу же после 21 января, — и тогда формирование нового правительства Сербии (при прочих равных условиях) серьезно осложнится.

В заключение подчеркнем один важный момент, отличающий ДП Тадича от ДПС Коштуницы и от СРП. Если две последние партии неустанно твердят, что «Россия никогда не согласится с независимостью Косова», то Тадич, мягко говоря, ставит последовательность дипломатии РФ под сомнение. А это значит, что при любом варианте развития событий он как политик ничего не потеряет. Скорее всего, даже выиграет, так как сможет сказать: «А ведь я предупреждал!».

И точно таким же образом безграничное доверие сербских радикалов и демократов Коштуницы к словам Москвы может крайне негативно сказаться на их политическом будущем. Если в последний момент обнаружится, что РФ не в состоянии поддержать позицию Белграда по косовской проблеме, и сербам навяжут неприемлемое для них решение, правительство, которое обещало обеспечить территориальную целостность страны, потерпит сокрушительный крах. Вместе с таким правительством исчезнут и остатки сербских симпатий к России. Последняя возможность российского влияния в ключевом регионе Европы рухнет.

Впрочем, даже самые смелые аналитики в Сербии не берутся сейчас предсказать, что же все-таки ожидает страну после 21 января 2007 года.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=497


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru