Русская линия
Фонд стратегической культуры Борис Долгов09.01.2007 

Расклад сил на Ближнем Востоке и Россия

К концу 2006 года три главных фактора определяли развитие политической ситуации на Ближнем Востоке: столкновения между движениями Хамас и Фатх в Палестинской автономии (ПА); внутриполитический кризис в Ливане; ближневосточная политика Сирии и развитие сирийско-иранских и сирийско-американских отношений. Динамика этих процессов характеризовалась преобладающим геополитическим влиянием США при начавшемся усилении роли России.

* * *

Напряженность во взаимоотношениях между Хамас и Фатх стала возрастать после того, как в результате успеха Хамас на парламентских выборах в ПА в январе 2006 г. член политического бюро Хамас Исмаил Хания был избран премьер-министром автономии, а президентом ПА остался Махмуд Аббас, руководитель Фатх. Несмотря на заявления руководства обоих движений о стремлении достичь консенсуса по программным вопросам и сформировать коалиционное правительство, сделать это так и не удалось.

Главной причиной разногласий между Хамас и Фатх является их различный подход к решению палестинской проблемы. Хамас, в отличие от Фатх, не признает право Израиля на существование, подтверждает право палестинских беженцев на возвращение и требует вывода израильских войск с палестинских территорий, захваченных Израилем в 1967 году. Хамас не признает также ранее достигнутых с Израилем договоренностей (от имени Фатх и ООП) и, прежде всего, — соглашений Осло 1993 года. При этом Хамас все время заявляет о готовности вести переговоры с Израилем по всем спорным вопросам.

Столкновения между сторонниками Хамас и Фатх начались в середине декабря 2006 г. после того, как кортеж Исмаила Хания был задержан египетскими пограничниками на палестино-египетской границе, к чему были причастны, по заявлениям представителей Хамас, вооруженные формирования Фатх. Столкновения сопровождались поджогами зданий министерств ПА, обстрелами автомаши, массовыми стычками между сторонниками Хамас и Фатх. Обе стороны обвиняли друг друга в нагнетании конфронтации. Махмуд Аббас потребовал провести новые парламентские выборы и даже распустить правительство с участием Хамас. Однако, надо признать, что большинство палестинских граждан поддержали Хамас. Сейчас ситуация несколько нормализовалась (хотя столкновения продолжаются до сих пор) и противоборствующие стороны приступили к поискам компромисса. Первый итог, который можно зафиксировать: отстранить Хамас от власти руководству Фатх так и не удалось.

За их кулисами этих столкновений просматривается политическая комбинация, имеющая целью расколоть палестинское национальное движение и руками Фатх устранить с политической сцены Хамас, — движение, пользующееся наибольшим влиянием среди палестинцев и представляющее реальную угрозу для Израиля.

Известно, что Махмуд Аббас занимает проамериканскую позицию и готов идти на серьезные уступки Израилю. В свою очередь американское руководство устами госсекретаря США Кондолизы Райс выразило полную поддержку лидеру Фатх, распространяя ее и на членов так называемого «триумвирата» (руководитель военного крыла Фатх Мухаммед Дахлан, который, согласно публикациям некоторых американских исследователей, известен как получатель наиболее солидной американской финансовой помощи; Ясир Абд Раббо, член исполкома ООП и лидер Демократического палестинского союза, автор соглашения с Израилем, по которому право палестинских беженцев на возвращение, считается нелегитимным; Набиль Амр, бывший министр информации ПА и, согласно тем же американским источникам, человек, близкий к израильскому лобби в США).

Ранее часть руководителей Фатх, в частности, тот же Ясир Абд Раббо, придерживалась лево-социалистических взглядов, но затем (вероятно, по примеру бывших руководителей бывшей КПСС) «перековалась» и стала поборниками демократии по-американски. Впрочем, нужно отметить и тот факт, что проамериканскую позицию «триумвирата» поддерживают далеко не все члены руководства Фатх.

В своем противостоянии с Хамас лидеры Фатх имеют поддержку дружественных Вашингтону стран — Египта и Иордании, по каналам спецслужб которых для вооруженных формирований Фатх накануне декабрьских (2006) столкновений были переправлены несколько тысяч единиц стрелкового оружия. Соответствующим образом укрепляет свою организацию и Хамас: по некоторым данным, его боевики регулярно проходят военную подготовку на тренировочных базах «стражей исламской революции» в Иране и боевых подразделений Хизб Аллах в Ливане. Противостояние этих двух сил в Палестинской автономии имеет выраженный политический характер и не является столкновением «светского» Фатх с «религиозным» (суннитским) Хамас.

* * *

Внутриполитический кризис в Ливане начался с массовых антиправительственных демонстраций в Бейруте, организованных движением Хизб Аллах и его союзниками в начале декабря 2006 года с обвинениями правительства премьер-министра Фуада Сеньоры в неспособности защитить страну от израильской агрессии в июле-августе 2006 г. и с требованиями его отставки. Этому предшествовало давление со стороны США и Израиля на Фуада Сеньору с целью принудить его приступить к разоружению боевиков Хизб Аллах и взять под контроль ливанской армии юг Ливана, в значительной степени контролируемый отрядами Хизб Аллах.

Руководство Хизб Аллах использовало недовольство многих ливанцев (как мусульман-шиитов, так и представителей других конфессий) бездействием ливанского правительства в период израильской военной акции и сумело объединить альянс политических сил, оппозиционных правительству. В этот альянс наряду с другим шиитским движением Амаль входят представители суннитской общины во главе с известным ливанским государственным деятелем Рашидом Караме, движение части христиан-маронитов под руководством генерала Ауна, а также часть левых политических сил (ливанская компартия). Единственной влиятельной политической силой, поддерживающей ливанское правительство, остается ультра-правое движение маронитов Катаиб (Фаланги).

Действия ливанского правительства и подчинявшейся его приказам ливанской армии в период израильского вторжения летом 2006 года, действительно, на первый взгляд выглядели странными. Ливанская армия соблюдала полный нейтралитет и не вмешивалась в вооруженный конфликт на юге страны. Не было никаких попыток противостоять израильским бомбардировкам Бейрута (не говоря уже о южных районах Ливана) несмотря на то, что несколько раз жертвами израильских авианалетов и артобстрелов становились ливанские военнослужащие.

Судя по всему, Израиль, начиная военную операцию, надеялся на то, что часть ливанской армии и политических сил, представленных маронитами и друзами, выступит на его стороне (как это было в период израильского вторжения в Ливан в 1982 г.), облегчив таким образом Израилю задачу ликвидации вооруженных формирований Хизб Аллах, что и было главной целью израильского вторжения.

Однако израильские расчеты не оправдались. Ливанское общество не раскололось на противоборствующие группировки. Напротив, результатом массированных израильских бомбардировок, повлекших многочисленные разрушения, жертвы среди мирного населения и массовый исход беженцев (около 1 млн. человек) стало недовольство большинства ливанцев неспособностью правительства защитить страну от агрессии. Одновременно Хизб Аллах, будучи органической частью ливанского общества, предстала единственной национальной политической силой, способной успешно противостоять агрессору.

Руководство Хизб Аллах воспользовалось этим усилением своего влияния в обществе для того, чтобы расширить свое представительство в парламенте и правительстве и при возможности возглавить их. Антиправительственные манифестации Хизб Аллах в декабре 2006 года проходили под лозунгом объединения всех политических сил, выступающих за смену проамериканского политического курса в защиту национальных интересов. И в этом случае противостояние Хизб Аллах и ее союзников с ливанским правительством носит чисто политический, а не религиозный характер (как пытаются изобразить дело те, кто акцентируют противоречия шиитов из Хизб Аллах и суннитов в правительстве Ливана).

Необходимо особо подчеркнуть, что, несмотря на фактическую блокаду манифестантами центра Бейрута, в целом, антиправительственные выступления в Ливане носили мирный характер. Руководители всех движений, участвовавших в этих акциях, подтвердили необходимость разрешить кризис политическим путем. О необходимости мирного выхода из ситуации заявили также глава правительства Фуад Сеньора и командующий ливанской армией генерал Сулейман. Тем не менее, противостояние продолжается, и о разрешении кризиса говорить рано.

Как США, так и ЕС выразили поддержку правительству Ф. Сеньоры. Последний же в разгар кризиса совершил визит в Москву, видимо, считая важным для себя заручиться поддержкой российского руководства. В российской столице Ф. Сеньора встретился с В. Путиным, который в свою очередь высказался за политическое решение внутриливанского кризиса. Напомним, что Россия подобно ООН — и в отличие от США, многих стран ЕС, Израиля — не квалифицирует Хизб Аллах и Хамас как террористические организации.

* * *

Конец 2006 года был ознаменован еще одним визитом в Москву — президента Сирии Башара Асада. Основной темой переговоров стало обсуждение ситуации в Ираке, ПА и внутриливанский кризис. Стороны подчеркнули, что у Сирии и России схожие взгляды на решение палестинской проблемы, а именно: необходимо, прежде всего, добиться единства в палестинском национальном движении, а уж затем вести переговоры с Израилем. Что касается ситуации в Ливане, то позиция Сирии, по словам Б. Асада, заключается в поддержке всего, что работает на упрочение консенсуса в ливанском обществе.

Сирия традиционно играла и продолжает играть важную роль в становлении и развитии Палестинского движения сопротивления и в политических процессах в Ливане. Одновременно она всегда считалась одной из наиболее последовательно противостоявших Израилю арабских стран. Сирия продолжает оказывать поддержку палестинским организациям (в основном тем, которые входят в ООП), а также движению Хамас. Однако столкновения между Фатх и Хамас не отразиться на позиции Дамаска не могут. То же относится и к внутриливанскому кризису.

Известно, что ввод сирийских войск в Ливан в 1976 году способствовал прекращению гражданской войны и стабилизации положения в этой стране. Однако, широкие полномочия, которыми пользовались в Ливане представители сирийских госструктур (в том числе спецслужб), вызывали недовольство части ливанцев, не говоря о том, что они раздражали Запад, в частности, США и Францию. В результате по решению ООН с 2004 года Сирия начала вывод своих войск из Ливана. Негативно отразилось на отношениях между Сирией и Ливаном и убийство в Бейруте в феврале 2005 г. бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири, в причастности к которому Вашингтон поспешил обвинить сирийские спецслужбы (что так и не было доказано комиссией ООН).

Во время израильского вторжения в Ливан в июле-августе 2006 г. Сирия оказывала всяческую поддержку Ливану (через территорию Сирию уходили потоки ливанских беженцев и шли в Ливан гуманитарные грузы), а также, возможно, снабжала вооружением и боеприпасами формирования Хизб Аллах (что официально также не было доказано).

Политика Сирии на Ближнем Востоке зависит от многих факторов. Одним из внутренних факторов является существование оппозиции руководству Башара Асада. Внешними факторами можно считать, с одной стороны, укрепление сирийско-иранских отношений (Иран и Сирия открывают совместный банк, Иран финансирует в Сирии строительство нескольких крупных предприятий), с другой стороны, — не прекращающееся давление США на Сирию как одного из основных противников Израиля и страны, якобы поддерживающей «международный терроризм». В связи с этим реально обозначилась возможность изменения политического курса Дамаска.

В декабре 2006 г. Башар Асад направил письмо израильскому премьер-министру с предложением возобновить переговоры о возможном заключении мирного договора между двумя странами, прерванные в 2000 г. (когда Сирия потребовала вывести израильские войска с Голанских высот, — сирийской территории, оккупируемой Израилем со времен войны 1967 года). Израильтяне, в принципе, согласились с этим предложением, обусловив возобновление переговоров прекращением поддержки Сирией группировок Хамас, Исламский джихад и Хизб Аллах.

Напомним, что бывшие союзники Сирии по противостоянию с Израилем — Египет и Иордания — после заключения мирного договора с Израилем, во многом следуют в фарватере американской политики. От Сирии США требуют того же. Однако, если ранее администрация Дж. Буша делала ставку, в основном, на силовое давление и на дестабилизацию в Сирии внутренней ситуации, то после завоевания Демократической партией большинства в американском Сенате приходится считаться с тем, что сенаторы-демократы настаивают на изменении американской ближневосточной политики, а именно, — на привлечении Сирии и Ирана к переговорному процессу. Заявляет о новых планах на Ближнем Востоке и сам Дж. Буш.

Следует ожидать, что в самом недалеком будущем (вероятно, уже в 2007 году) Вашингтон, учтя неудачный опыт в Ираке и Ливане, попытается вовлечь в орбиту своего влияния Сирию и, возможно, Иран.

* * *

Именно сейчас, когда авторитет нашей страны на Ближнем Востоке ощутимо возрос (после краха политики насаждения силой демократии «по-американски» в Ираке, казни Саддама Хусейна и провала израильской военной акции в Ливане), у России возникает реальная возможность вернуть частицу своего былого влияния в арабо-мусульманском мире. Речь не идет о какой-то «конфронтации» с Америкой. В Вашингтоне это тоже понимают. Однако там не умеют строить отношения с остальными членами мирового сообщества иначе, нежели в формате «сеньор — вассал». И уже хотя бы поэтому России, которая еще в ХIХ веке создала одну из лучших в мире школ востоковедения, нужна новая, четко ориентированная ближневосточная политика — с учетом собственно российских интересов и в духе исторической преемственности.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=496


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru