Русская линия
Православие.Ru Ольга Глаголева05.01.2007 

Новое «хорошо забытое старое»

Это обрядник всего, что делать и как жить.
И.П.Сахаров
(первый исследователь «Домостроя»)

Сегодня мы многое подвергаем переосмыслению и «реабилитируем» то, что еще совсем недавно было принято критиковать и бесповоротно отвергать. Отвергали, часто даже не читая того или иного произведения, будь оно трижды талантливым или даже гениальным, а только слепо веря на слово «авторитетам».

Так случилось и с памятником средневековой русской литературы XVI века, надолго ставшим синонимом «темного царства». Эта точка зрения, совершенно не отвечающая истинному содержанию этой уникальной книги, в которой, прежде всего, сконцентрировано духовное мироощущение своего времени, господствовала в нашем обществе и вдалбливалась в наши головы многие и многие десятилетия.

Конечно же, речь идет о произведении, полное название которого таково: «Книга, называемая Домострой, содержащая полезные сведения, поучение и наставление всякому христианину — мужу, и жене, и детям, и слугам, и служанкам». И оно говорит само за себя. И потому, как ни прикрепляй ему ярлык «темного царства», любому здравомыслящему человеку сразу же становится понятно, о чем, собственно, идет речь: об устроении дома и обо всем, что касается личной жизни гражданина.

Другими словами, «Домострой» — это энциклопедия русской жизни XVI века. В ней наряду с частными советами — к примеру, как солить рыжики или содержать посуду в чистоте — даны и более серьезные рекомендации: как устроить свой дом так, чтобы в него было «как в рай войти»; как обустроить свои взаимоотношения со всеми членами семьи и многое другое.

Для своего времени «Домострой» был авторитетным руководством и важным, регламентирующим жизнь текстом, своеобразным кодексом социально-экономических норм. Три его основные части излагают правила общежития в отношении:

— «духовного строения» (религиозные наставления);

— «мирского строения» (о семейных отношениях);

— «домовного строения» (хозяйственные рекомендации).

Единого мнения о том, кто является автором этой книги, до сих пор нет. Предполагают, что им мог быть сподвижник и духовный наставник молодого царя Ивана IV, будущего Грозного, протопоп Сильвестр (уж больно узнаваемы многие из приведенных наставлений — не иначе как почерпнутые из Закона Божиего и других Священных книг).

До нашего времени сохранилось около сорока списков (экземпляров) этого произведения.

Перелистаем же некоторые страницы «Домостроя», чтобы составить свое собственное мнение о незаслуженно отвергнутой и позабытой книге. Подивимся мудрости наших предков.

Основа основ

В известный с незапамятных времен девиз «В здоровом теле — здоровый дух» сама жизнь внесла поправку. Сплошь и рядом, особенно в последнее время, когда непременным показателем благополучия стало увлечение фитнесом, дайвингом и тому подобными новомодными спортивными занятиями, мы видим физически здоровых, с отменной мускулатурой молодых и не очень людей обоего пола. Тело их, безусловно, здорово, и это по большому счету хорошо. Но, простите, куда же подевался тот самый «здоровый дух»? Неуважение к окружающим, а зачастую откровенное хамство, нескрываемая демонстрация своего превосходства над малыми мира сего, непристойная брань — вот далеко не полный перечень «нравственных», а вернее, безнравственных качеств этих «здоровячков».

Несостоятельность этого девиза настолько очевидна, что хочется его подкорректировать и написать примерно так: «Здоровое тело благодаря здоровому духу». Именно духовно-нравственное воспитание человека должно быть положено во главу угла! И пока эту, в общем-то, очень простую мысль не осознает каждый, бессмысленно мечтать о том, что наша жизнь когда-нибудь изменится к лучшему.

Гражданам далекого XVI века не надо было «выдумывать велосипед»: вся тогдашняя жизнь была подчинена высочайшим религиозно-нравственным законам. Выделю в слове «подчинена» его корень — чин, то есть порядок. И уточню: именно религиозно-нравственные законы упорядочивали всю жизнь русского общества, а ее стержнем была жизнь религиозная. Именно поэтому первые главы «Домостроя» наставляют в том, «Как христианам веровать во Святую Троицу и Пречистую Богородицу, и в Крест Христов, и святым небесным бесплотным силам, и всем святым…» (гл. 2); «Как любить Бога всею душою и близких своих, и страх Божий иметь, и помнить о смертном часе» (гл. 4) и т. п.

Как просты и одновременно емки и глубоки приведенные в них наставления: «…возлюби Господа Бога твоего всею душою своей… и стремись все свои дела и привычки, и нравы соразмерять с Заповедями Его, и при этом возлюби всякого близкого человека, по образу Божию созданного, то есть всякого христианина… живи добрыми делами, в чистоте и покаянии…» (гл. 4).

Жизнь патриархальной русской семьи буквально сплеталась с жизнью Церкви: это и обязательное участие всех в церковных богослужениях, празднествах и таинствах, и благочестивые домашние обряды, и паломничества по святым местам и т. п.

В «Домострое» можно было найти рекомендации, «Как святителей почитать, также и священников и монахов» (гл. 5); «Как посещать в монастырях, и в больницах, и в темницах, и всякого в скорби» (гл. 6); «Как в Церкви мужу и жене молиться, чистоту хранить и никакого зла не творить» (гл. 13).

Не для нас ли, сегодняшних, эти полутысячелетней (!) давности наказы: «…милостыню, что просят, по силе своей возможности подавай, и вглядись в беду их и скорбь, и в нужды их и, насколько возможно, им помогай, и всех, кто в скорби и бедности, и нуждающегося, и нищего не презирай…» (гл. 6);

«…в Церкви ни с кем не беседовать, стоять в молчании, слушать, не оглядываясь; ни к стене не прислоняться, ни к столбу… не переступать с ноги на ногу… не выходить до конца службы из Церкви, придти же к самому началу» (гл. 13).

В каждом доме так называемый «красный» угол непременно отводился для икон. Эти родовые, из поколения в поколение «переходящие» святыни как бы символизировали духовную связь и преемственность отцов и детей. Кстати, при частенько случающихся тогда пожарах в первую очередь спасали именно их!

К благоговейному отношению к иконам призывал и «Домострой». Вот как следовало «…дом свой украсить святыми образами и в чистоте содержать»: «Каждый христианин должен в доме своем, во всех комнатах, развесить по старшинству святые образа, красиво их обрядив, и поставить светильники, в которых перед святыми образами зажигаются во время молебствия свечи, а после службы гасятся, закрываются занавеской чистоты ради и от пыли… и всегда их следует обметать чистым крылышком и мягкою губкою их протирать… А к святым образам прикасаться лишь с чистой совестью…» (гл. 8).

Чистая совесть. Постоянно обращается «Домострой» к этой нравственной категории, о которой мы сегодня предпочитаем и не вспоминать, а если невзначай и упомянем в разговоре, то уж непременно с насмешливым оттенком — как о чем-то архаичном, вымершем и даже почти неприличном в наше демократическое времечко!

А ведь, действительно, какая малость: живи себе, человек, по чести, по совести, и тогда жизнь вокруг тебя непременно преобразится. Жить же по совести учили с детства — по Закону Божиему да «Домострою». И знал с младых ногтей каждый русский человек тринадцать «не»: «не красть, не блудить, не лгать, не клеветать, не завидовать, не обижать, не наушничать, на чужое не посягать, не осуждать, не бражничать, не высмеивать, не помнить зла, ни на кого не гневаться» (гл. 21, «Наказ мужу и жене, и работникам, и детям, как подобает им жить»).

Да и следующие рекомендации можно со всей определенностью назвать «жизненным кредо» тогдашнего жителя России. Жаль, что не нынешнего… «Тем, кто старше тебя, честь воздавай и кланяйся; средних как братьев почитай; немощных и скорбных утешь любовью, а младших как детей возлюби — никакому созданию Божию не будь лиходеем. Славы земной ни в чем не желай… всякую скорбь и притеснение с благодарностью претерпи; если обидят — не мсти, если хулят — молись; не воздавай злом за зло; согрешающих не осуждай, вспомни и о своих грехах… отвергни советы злых людей; равняйся на живущих по правде, их деяния запиши в сердце своем и сам поступай так же» (гл. 7, «Как царя и князя чтить и повиноваться им во всем, и всякому властителю покоряться, и правдою служить им во всем, и большим и малым, и скорбным и немощным, всякому человеку, кто бы он ни был, и себе самому вдуматься в это»).

Глава дома

Во все времена основой любого государства была семья, недаром ее именовали «ячейкой» общества. И это утверждение бесспорно. Вот только почему «была»? Обратимся к неумолимой статистике: в настоящее время в России из десяти пар, состоящих в официальном браке, восемь (!) распадаются (по всем возрастным группам). Среди пар, так сказать, гражданских «разбегаются» более 60%. Столь удручающая картина свидетельствует об одном — о крахе института семьи в нашей стране.

Причин тому множество. Вот лишь некоторые.

1. То самое пресловутое «равноправие», которого в браке быть не может, что называется, по определению. Ибо, хотим мы того или нет, Самим Всевышним установлено главенство мужчины и подчиненность ему женщины: «…не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт. 2, 18).

2. Поощряемый чуть ли не с пеленок индивидуализм — начальная степень эгоизма. По словам известного православного педагога и писателя, священника Александра Ельчанинова (1881−1934): «Индивидуализм… создает в браке особые трудности…; самое, казалось бы, простое, но и самое трудное — решимость занять каждому свое место: жене — смиренно стать на второе, мужу — взять тяжесть и ответственность быть главой».

3. Беспардонно насаждаемая почти всеми СМИ погоня за всевозможными удовольствиями как главной целью человеческой жизни. Прямо в полном соответствии с «мечтой» Алена Даллеса: «Окончится война, и мы бросим все, что имеем, все золото, всю интеллектуальную мощь на оболванивание и одурачивание русских людей. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим в них верить… Из литературы и искусства мы постепенно вытравим их социальную сущность, все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Надо создать и вдалбливать в сознание культ секса, культ насилия, садизма и предательства…»

А потому зомбированный сильный пол (по большей части), забывая, а то и вовсе игнорируя свои семейные обязанности, стремится лишь к этому самому «запретному плоду» — ну нет никаких сил, как хочется попробовать чего-нибудь «погорячее»!

Хотя даже монаху Епифанию из Афин, давшему обет безбрачия (как, впрочем, и любому другому иноку), ясно как дважды два, что «неженатый человек имеет права и обязанности. Когда он женится, тогда у него становится прав меньше, а гораздо больше обязанностей. Но когда появятся дети, тогда у него совсем нет прав, а только одни обязанности» (из книги «Поучения старцев»).

При таком вопиющем положении дел на вечные русские вопросы: «Что делать?» и «Как быть?», думается, есть лишь один ответ: необходимо немедленное духовно-нравственное оздоровление общества. Хотя, судя по всему, и с этим мы безнадежно опоздали…

Во времена «Домостроя» все было проще: каждый с детства разумел свое место в обществе, свои права и обязанности. А сам патриархальный уклад жизни в полном соответствии с Божиими установлениями отводил именно мужчине главенствующую роль: он — первое лицо в семье, глава своей жене, хозяин дома, им ведется и держится семья.

«Домострой» «иллюстрирует» такое положение вещей своими рекомендациями мужу: «Поднявшись с постели, умывшись и помолясь, женкам и девкам работу указать на день, каждой — свое: кому дневную пищу варить, а кому хлебы печь…» (гл. 29, «Как учить мужу свою жену, как Богу угодить, и к мужу своему приноровиться, и как свой дом лучше устроить, и всякий домашний порядок и рукоделье всякое знать, и слуг учить и самой трудиться»); «Каждый день и каждый вечер, исправив духовные обязанности, и утром, встав по колокольному звону и после молитвы, мужу с женою советоваться о домашнем хозяйстве…» (гл. 49, «Как мужу с женою советоваться, что ключнику наказать о столовом обиходе, о кухне и о пекарне»). И строго предупреждает: «Если же муж и сам не делает того, что в этой книге писано, и жены не учит, и дом свой не по Заповеди устраивает, и о своей душе не радеет… - и сам он погиб в этом веке и в будущем, и дом свой погубит» (гл. 39, «Если муж сам не поучает, то накажет его Бог, если же и сам так поступает, и жену и домочадцев учит, милость от Бога примет»).

Муж — господин (по С.М.Соловьеву, «осподарь» — это начальник семьи, отец семейства), значит, он первый отвечает перед Богом и людьми за все, что делается в его маленьком «царстве-государстве», в том числе и за жену: «Следует мужьям поучать жен своих с любовью и примерным наставлением…» (гл. 29); «а увидит муж, что у жены непорядок… или не так все, как в этой книге изложено, умел бы свою жену наставлять да учить полезным советом. Если она понимает — тогда уж так все и делать, и любить ее, и хвалить, но если жена науке такой и наставлению не следует, и того всего не исполняет… должен муж жену свою наказывать и вразумлять наедине страхом, а наказав, простить и попенять, и с любовью наставить и поучить, но при этом ни мужу на жену не гневаться, ни жене на мужа, всегда жить в любви и согласии» (гл. 38, «Как порядок в избе навести хорошо и чисто»). (Уточню: в XVI веке слово «наказать» означало «учить», «поучать», «наставлять»).

Специально выделила здесь слово «любовь». Вот так-то: то самое пресловутое «темное царство», оказывается, строилось и держалось на любви и согласии! Во всяком случае, именно к этому призывал «Домострой» (другой вопрос — слышали ли его тогдашние мужья!)

Ему помощница

Много позже, в веке XIX, один из великих русских классиков, повидавший много чего на своем веку: принимавший участие в боевых действиях, когда проявлялись лучшие человеческие качества (хотя негатива на войне хоть отбавляй!); завсегдатай великосветских салонов, волочившийся за многими дамами, а потому прекрасно разбиравшийся в мужской и женской психике; отец большого семейства — признавал, что вот как раз любить-то большинство мужчин и не умеет. Наверное, подрастеряли они это прекрасное качество в бесконечных многовековых битвах…

«Мужчины не могут делать того высшего, лучшего и наиболее приближающего человека к Богу дела — дела любви, дела полного отдания себя тому, кого любишь, которое так хорошо и естественно делали, делают и будут делать хорошие женщины, — писал Лев Николаевич Толстой (это о нем речь) в „Послесловии“ к рассказу А.П. Чехова „Душечка“. — Без женщин-врачей, телеграфисток, адвокатов, ученых, сочинительниц мы обойдемся, но без матерей, помощниц, подруг, утешительниц, любящих в мужчине все то лучшее, что есть в нем, и незаметным внушением вызывающих и поддерживающих в нем все это лучшее, — без таких женщин плохо было бы жить на свете.

Не было бы Марии и Магдалины у Христа, не было бы Клары у Франциска Ассизского, не было бы на каторге жен декабристов…, не было бы тысяч и тысяч безызвестных, самых лучших, как все безвестное, женщин, утешительниц пьяных, слабых, развратных людей, тех, для которых нужнее, чем кому-нибудь, утешения любви.

В этой любви, обращена она к N или к Христу, главная, великая, ничем не заменимая сила женщины».

Ну что тут скажешь: на то он и классик, чтобы изрекать столь глубокие и непреложные истины!

«Домострой» тоже не обошел своим вниманием лучшую половину человечества, посвятив немало страниц ее обязанностям: «Мастерицы хорошие жены — доход и сбереженье всему…» (гл. 30); «Как всякое платье кроить…» (гл. 31); «Как всякий порядок домашний содержать» (гл. 32); «Каждый день жене мужа обо всем спрашивать и советоваться обо всем…» (гл. 34); «Женам наказ о пьянстве и о хмельном питье…» (гл. 36).

Среди множества безнадежно устаревших рекомендаций (жизнь изменилась кардинально!) показались интересными такие:

— «сама бы хозяйка ни в коем случае никогда, разве что занедужит, без дела не находилась…» (гл. 29); «со слугами бы госпожа пустошных речей пересмешных никогда не говорила, и к ней бы никогда не приходили торговки, ни бездельные женки…» (гл. 33, «Каждый день госпоже надзирать над слугами в домашнем устройстве и рукоделии и о всяком сохранении и порядке»);

— «беречься всегда хмельного питья: пьяный муж — дурно, а жена пьяная в миру не пригожа… обо всем рассказать мужу перед сном…» (гл. 34, «Каждый день жене мужа обо всем спрашивать и советоваться обо всем: и как на люди выходить, и к себе приглашать, и о чем говорить с гостями»);

— «Крепко беречься всякого зла… с чем сама не может управиться — если дурное дело, то мужу сказать всю правду…» (гл. 36, «Женам наказ о пьянстве и о хмельном питье… как в гостях находиться и дома себя вести во всем правильно»).

Но за прошедшие пятьсот лет ни чуточки не устарела, а наоборот — и сейчас до глубины души трогает небольшая главка, буквально пронизанная любовью к женщине. Для того времени она называется потрясающе: «Похвала женам».

Вчитайтесь в эти дивные строчки: «Если дарует Бог жену добрую, получше камня драгоценного; такая из выгоды не оставит, всегда хорошую жизнь устроит своему мужу… руки свои утвердит на дело и чад своих поучает… милость обращает на убогого и плоды трудов подает нищим — не беспокоится о доме муж ее… хорошая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его; хорошая жена да будет благою наградой тем, кто боится Бога, ибо жена делает мужа своего добродетельней… Жена добрая и трудолюбивая, и молчаливая — венец своему мужу…» (гл. 20).

Вот вам и «темное царство», и бесправно-унизительное положение женщины-рабыни. Много ли вы припомните столь возвышенно-теплых слов, адресованных «его помощнице» в литературе вообще, и в древне-русской в частности? Вот то-то и оно! Одна констатация: «жена делает мужа своего добродетельней» чего стоит!

Хотя, наверное, того самого «темного» тогда было с излишком, но ведь речь-то идет все-таки об образце для подражания, о, так сказать, идеальных отношениях. Но, помилуйте, какой же идеал в том, чтобы быть верной и преданной мужу, содержать дом в порядке, воспитывать детей? Ведь это же нормальные семейные отношения в нравственно-здоровом обществе.

Не в этом ли, последнем, видели свою главную задачу тогдашние государственные мужи, коль скоро предложили своим согражданам именно такой образец для подражания? В отличие от наших сегодняшних — превративших практически в одночасье наше отечество в «перевернутое королевство», где уже в открытую «правят бал» бесстыдство, воровство, обман, зависть, корысть. Где такие качества, как порядочность, любовь, преданность, верность, честность, считаются пережитками дале-е-е-кого прошлого. Где большинство наших школьниц (будущих мам!) мечтают лишь о «красивой жизни», а потому стремятся повыгоднее себя продать — стать содержанками «богатеньких Буратино», моделями, стриптизершами, проститутками.

Страшно представить, каких детей воспитают и какие качества передадут следующему поколению эти «милые девчушки», ежели решатся на главное женское «дело». Не зря ведь народная мудрость подмечает: «Яблоко от яблони недалеко падает»!

Их смена

Во все времена нормальных людей не могло не волновать, кто придет им на смену, кого они оставят на земле после себя. Поэтому-то издревле дело воспитания подрастающего поколения считалось одним из наиважнейших. Кстати, самому известному отечественному «нравственно-педагогическому трактату» — «Поучению» Владимира Мономаха — без малого тысяча лет!

Как писал в начале XX века епископ Никольский и Уссурийский Павел (Ивановский): «Доброе воспитание есть самое ценное, самое великое сокровище, которое могут и должны дать родители своим детям. Если мы преклоняемся перед великими художниками и славим их за то, что они дали нам прекрасные картины или изваяния, то сколь большего уважения заслуживают те родители, которые дали Церкви, обществу и государству добрых и полезных сынов».

Естественно, что и «Домострой» не обошел стороной эту тему. Более того, судя по тому, что начинается и заканчивается он, по сути, практически одними и теми же текстами (разнящимися лишь объемом): «Наставление отца сыну» (гл. 1) и «Послание и наставление от отца к сыну» (гл. 64), этому в XVI веке придавали весьма серьезное значение.

Да по-другому и быть не должно! Ведь вос-питание — это, по большому счету, то, чем ты «на-питаешь» свое чадо: чему научишь, какие черты характера заложишь, с каким нравственным багажом «выпустишь» в самостоятельную жизнь. Краеугольным же камнем воспитания тогда (почему не сейчас?) была нравственность! Кстати, напомню: «нравственность — это правила, определяющие поведение; духовные и душевные качества, необходимые человеку в обществе» (С.И.Ожегов. «Словарь русского языка»).

Рекомендации воспитательные приведены в «Домострое» сразу же после наставлений духовных, что свидетельствует о том, как ответственно тогда к этому относились. Объединенные в четыре главы, они учат, «Как детей своих воспитать в поучении и страхе Божием» (гл. 15); «Как дочерей воспитать и с приданным замуж выдать» (гл. 16); «Как детей учить и страхом спасать» (гл. 17); «Как детям отца и мать любить и беречь, и повиноваться им, и утешать их во всем» (гл. 18).

Право же, совсем нелишне и нам взять на вооружение такие наказы: «А пошлет Бог кому детей — сыновей или дочерей, то заботиться о чадах своих отцу и матери, обеспечить их и воспитать в добром поучении; учить страху Божию и вежливости и всякому порядку, а затем… их учить рукоделию… любить их и беречь, но и страхом спасать, наказывая и поучая, а осудив, побить. Наказывай детей в юности — упокоят тебя в старости твоей. И беречь и блюсти чистоту телесную и от всякого греха отцам чад своих как зеницу ока и как свою душу» (гл. 15).

«Воспитай дитя в запретах и найдешь в нем покой и благословение… И не дай ему воли в юности, но сокруши ему ребра, пока он растет, и тогда, возмужав, не провинится перед тобой и не станет тебе досадой, и болезнью души…» (гл. 17).

«Если же кто осуждает или оскорбляет своих родителей, или клянет их, или ругает, тот перед Богом грешен и проклят людьми; кто бьет отца и мать, пусть отлучат от церкви… и пусть умрет он лютою смертью… Если же оскудеют разумом в старости отец или мать, не бесчестите их, не укоряйте, и тогда почтут вас и ваши дети; не забывайте труда отца и матери, которые о вас заботились и печалились о вас, покойте старость их и о них заботьтесь, как они о вас…» (гл. 18).

И ведь, действительно, все чрезвычайно просто: заботься о детях, люби и оберегай их, воспитывай в вере в Бога и на добрых примерах, приучай к вежливости, порядку и рукоделию, наказывай за провинности. Но в этой гениальной простоте — непременный залог успеха, свидетельством чему служит многотрудная, но и многославная пятивековая жизнь России после «Домостроя».

Так, может быть, все же стоит прислушаться к «хорошо забытому старому» и не выплескивать вместе с водой и ребенка?!

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/70 104 111 906


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru