Русская линия
Православие и современность Сергей Бондарь04.01.2007 

Под сенью Креста. Часть 2

Часть 1

Несколько номеров назад мы печатали статью о Воскресенском кладбище, о священниках Саратовской епархии и мирянах, помогавших Церкви, что покоятся на нем. Сегодня мы продолжаем публикацию.

Начнем мы с могил духовенства послереволюционного периода, которые находятся за памятником Н.Г. Чернышевскому, на 1-м и 2-м участках. Но одна из них относится к дореволюционной эпохе.

Необычный памятник расположен во втором ряду от мемориала Чернышевских. Памятник — с двумя надписями. Вверху: «Иван Петрович Богданов». Внизу: «Здесь погребены бренныя остатки протоиерея Иоанна Серг. Крылова, зятя его губ. секр. Константина и дочери Надежды Мошковых». Памятник состоит из двух частей и выглядит довольно нелепо. Возможно, он составлен из двух частей искусственно.

Протоиерей Иоанн Крылов скорее всего был первым настоятелем Сретенской церкви Саратова. Он учился сначала в Астраханской духовной семинарии, затем в Пензенской, закончив ее со званием студента. В 1807 году отец Иоанн был настоятелем Казанской церкви села Вязовка Вольского уезда, но в том же году его перевели в саратовскую Вознесенскую церковь (будущая Спасо-Преображенская единоверческая), где он прослужил 11 лет. В 1818 году, когда при строящейся Сретенской церкви был открыт самостоятельный штат причта, отец Иоанн Крылов стал ее настоятелем. Он умер около 1848 года; по крайней мере, в этом году он перестал быть настоятелем. Мошковы — тоже из духовенства; представители этого рода служили в том же Сретенском храме (правда, лет через 40 после смерти протоиерея Крылова — в 1880-е годы). Впрочем, о детях протоиерея Крылова ничего не известно.

На том же 1-м участке, рядом с дорогой, отделяющей его от 6-го, похоронен священник Петр Иванович Никольский (†30 ноября 1893). Последние два года своей жизни он был уже за штатом и являлся смотрителем Саратовского епархиального свечного завода. Тут же погребен и его сын Иван Петрович Никольский (†29 августа 1935), который священнослужителем, кажется, не был.

Центром советских захоронений духовенства, безусловно, являются могилы двух почитаемых саратовских архиереев — епископа Вениамина (Милова) (8 июля 1887 — 2 августа 1955) и архиепископа Досифея (Протопопова). Архиепископ Досифей умер в 1942 году, и интересно то, что надпись на памятнике сделана в дореволюционной орфографии. Вокруг покоятся другие священнослужители: протоиереи Иван Иванович Хохлогорский (умер 3 ноября 1947 года в возрасте 67 лет), Серафим Антонович Казновецкий (22 февраля 1905 — 12 апреля 1952), Константин Михайлович Соловьев (13 мая 1877- 17 апреля 1953), Николай Иванович Черников (1885 — 21 сентября 1950), Вячеслав Александрович Травинский (1867 — 11 сентября 1950), игумен Иона (умер 18 марта 1951 года в возрасте 70 лет), клирик саратовского Свято-Троицкого собора диакон Савва Дмитриевич Иванов (1886 — 21 апреля 1962). Желающих познакомиться с биографиями обоих архиереев и протоиереев Казновецкого, Соловьева, Травинского, а также игумении саратовского Крестовоздвиженского женского монастыря Антонии (Заборской), похороненной на самом краю кладбища (42-й участок), отсылаю к книге «Саратовские подвижники». Кроме того, об отце Константине Соловьеве написана обстоятельная статья (Руфимский А.В. Саратовский Серафим. Материалы к биографии протоиерея Константина Соловьева (1877−1953) // Волга. 1998. N 2−3).

* * *

На 41-м участке находится могила расстрелянных, на плите которой высечены имена 42 человек, в том числе пятерых священнослужителей. В советские годы тех, кого приговаривали к расстрелу в Саратове, хоронили на Воскресенском кладбище — это неоспоримый факт. Но известно и то, что первоначально тела убитых сбрасывали в овраг, а не закапывали на территории кладбища. Овраг находится недалеко, но все же ниже могилы расстрелянных. Кроме того, на том маленьком клочке земли, где стоит памятник, вряд ли уместились бы тела 42 человек, даже если класть их одно на другое. Окрестности этой могилы покрыты многочисленными захоронениями послевоенных лет. Сомнительно, чтобы в 60−70-е годы XX века, то есть через сорок-пятьдесят лет после расстрелов, когда еще могли быть живы свидетели и родственники, прямо по старым рвам, заполненными человеческими останками, стали бы хоронить вновь. Это могло привести к нежелательной для властей огласке, воспоминаниям. Вероятно, могила расстрелянных — это памятник всем тем, кто перечислен на надгробной плите. Неизвестно, когда памятник появился и кто был инициатором его возведения, но считается, что именно здесь похоронен епископ Вольский Герман (Косолапов), протоиереи Андрей Васильевич Шанский, Михаил Павлович Платонов, Геннадий Иванович Махровский и священник Олимп Васильевич Диаконов. Их биографии также описаны в книге «Саратовские подвижники». О жизненном подвиге протоиереев А.В. Шанского, Г. И. Махровского и священника О.В. Диаконова, кроме того, можно прочитать в первом номере журнала «Саратовские епархиальные ведомости».

* * *

Могилы саратовского духовенства есть еще в двух местах Воскресенского кладбища. На 7-м участке имеются захоронения под тремя памятниками нескольких поколений семьи Архангельских. Центральный памятник стоит над могилой псаломщика Введенской церкви Саратова диакона Василия Ивановича Архангельского, скончавшегося 17 февраля 1876 года. Здесь же похоронены еще как минимум шесть человек, связанных между собой родственными узами. Один из шести — Гавриил Васильевич Архангельский, умерший 16 июля 1921 года в возрасте 57 лет, сын псаломщика-диакона. Он был священником, о чем на памятнике не сказано, так как шел 1921 год. Окончив Саратовскую Духовную семинарию, он в октябре 1884 года назначается настоятелем храма во имя великомученика Димитрия Солунского села Чувашской Кулатки Хвалынского уезда. Через год он был переведен на ту же вакансию в Иоанно-Предтеченскую церковь села Новиковка Саратовского уезда, а в 1888 году — настоятелем Михаило-Архангельской церкви села Елшанка того же уезда. Здесь он служил до 1917 года, затем его след теряется.

Недалеко от могил Архангельских находятся могилы Вячеслава Григорьевича Кедрова (из надписи на памятнике следует, что он погиб в 1937 году в возрасте 57 лет), его жены Марии Ивановны (1883−1974) и, вероятно, их же детей: Владимира (умер в 1930 году в возрасте 21 года), Николая (умер в 1939 году в возрасте 21 года) и Дмитрия (умер в 1941 году возрасте 25 лет). С 1911 года диаконом Воскресенской кладбищенской церкви был Вячеслав Григорьевич Кедров — вероятно, это тот человек, что похоронен здесь. Его судьба после 1918 года неизвестна.

На 4-м участке похоронен священник Александр Степанович Папков. Он родился 16 ноября 1872 года в селе Соколово Кирсановского уезда Тамбовской губернии, в 1894 году окончил Тамбовскую духовную семинарию со званием студента. Свое служение отец Александр начал в каменной церкви Димитрия Солунского села Дуровка Сердобского уезда, затем был настоятелем Спасо-Преображенской церкви села Зубриловка Балашовского уезда, священником 2-го штата Успенской церкви Камышина. С 1910 по 1913 год он — настоятель Казанской церкви в Улешах в Саратове, затем священник 3-го штата Вознесенско-Сенновской церкви Саратова. После 1917 года отец Александр неоднократно арестовывался, но умер своей смертью, на воле — 13 августа 1938 года. Рядом с ним под одним крестом похоронена его жена Анна Хрисанфовна (1877−1952).

* * *

Расскажем о некоторых могилах на кладбище, которые к духовенству относятся не напрямую, а опосредованно.

На 31-м участке находится могила Валериана Николаевича Рахинского (умер 18 сентября 1952 года в возрасте 60 лет). Рахинский — сын саратовского протоиерея Николая Ивановича Рахинского, настоятеля домовой Александро-Невской церкви Александровского ремесленного училища. В клировых ведомостях Александро-Невской церкви за 1917 год Валериан Николаевич показан врачом полевого лазарета. Там же названа и дата его рождения — 19 декабря 1891 года.

На том же участке похоронены представители фамилии Исуповых, Владыкиных, Горизонтовых, Голубевых, Космолинских — все из духовного сословия.

В глубине 31-го участка, неподалеку от могилы супруги поэта Н.А. Некрасова, стоят два креста. Табличка на левом кресте заржавела, и надпись на ней не читается, а на правом кресте надписи выглядят так — вверху: «Лидочка Худякова, 1 июля 1945 — 15 июля 1948», внизу: «Александр Олимпович Малинин, 1874−1966». Редкое отчество дает нам возможность поставить знак равенства между Александром Олимповичем Малининым, похороненным на кладбище, и тем Александром Олимповичем Малининым, который был священником Саратовской епархии перед революцией.

Его отец, священник Олимп Васильевич Малинин, служил в сельских приходах. В начале 70-х годов XIX века он нес священническое служение в селе Куриловка Вольского уезда. В середине 80-х годов он — настоятель храма во имя великомученика Димитрия Солунского в селе Тепловка Саратовского уезда. Отсюда в 1895 году был уволен за штат к Иоанно-Предтеченской церкви села Новиковка того же уезда, затем становится священником Крестовоздвиженской церкви села Второе Варыпаево Петровского уезда, но скоро назначается настоятелем обратно в Новиковку. Прослужив здесь два года, в марте 1899 года он увольняется за штат «впредь до выздоровления». Пробыв за штатом свыше пяти лет, отец Олимп возглавил приход Воскресенского храма села Новая Бахметевка Аткарского уезда. 2 сентября 1909 года его снова увольняют за штат. Дата его смерти неизвестна.

Старшего сына священника Малинина звали Петр. Он окончил Оренбургскую духовную семинарию. В 1891 году он стал настоятелем Александро-Свирской церкви села Биклея Саратовского уезда, через 4 года — храма в Тепловке, где служил до этого его отец, а спустя одиннадцать лет отец Петр назначается настоятелем Николаевской церкви села Новый Кряжим Кузнецкого уезда. В этой же должности он служил и в 1914 году, после чего сведения о нем теряются.

Младший сын отца Олимпа, чей прах, вероятно, покоится на Воскресенском кладбище, так же, как и его брат Петр, окончил Оренбургскую духовную семинарию, летом 1896 года был рукоположен во диакона и полгода служил в Казанской церкви села Зиновьевка Петровского уезда, откуда в январе 1897 года переведен псаломщиком-диаконом в Крестовоздвиженскую церковь Вольской военной школы, где прослужил почти весь 1897 год. В ноябре отец Александр был рукоположен во священника и назначен настоятелем Нерукотворенно-Спасской церкви села Баклуш Вольского уезда. Последние сведения о нем также относятся к 1914 году.

Что же касается Лидочки Худяковой, то она может приходиться Александру Олимповичу внучкой или даже правнучкой.

На кладбище имеется множество могил родственников духовенства. На 3-м участке похоронены Сергей Андреевич Моногенов (1883−1948) и его жена Софья Владимировна (1900−1950). Сергей Андреевич, сын протоиерея Андрея Гавриловича Моногенова, первого настоятеля Князе-Владимирской церкви Саратова, был известным в Саратове врачом.

Недалеко от могилы архитектора К.Л. Мюфке под одним крестом похоронены Надежда Сергеевна Траецкая-Адриановская, умершая 29 декабря 1968 года в возрасте 77 лет, и Ляля Сергиевская, умершая в 1920 году. Слева стоит еще один крест без надписи. Надежда Сергеевна приходится дочерью клирику Воскресенской кладбищенской церкви священнику Сергию Иродионовичу Траецкому, служившему здесь с 1902 года. Возраст ее на памятнике указан неверно: по клировым ведомостям Воскресенской церкви она родилась 17 сентября 1890 года, стало быть, к моменту смерти ей было 78 лет. Надежда Траецкая еще до революции вышла замуж за полковника Сергиевского; очевидно, что Ляля Сергиевская — их дочь. Вторая же часть фамилии «Адриановская» свидетельствует о том, что Надежда Сергеевна вышла замуж как минимум еще один раз.

На 1-м участке расположена могила дочери расстрелянного в советские годы священника Михаила Ивановича Сошественского Екатерины Сошественской-Медокс (†27 ноября 1963). На границе 1-го и 2-го участков похоронен сын отца Михаила Василий Михайлович Сошественский (†17 августа 1953).

Неподалеку похоронен профессор, доктор медицинских наук Сергей Хрисанфович Архангельский (1890 — 3 сентября 1950). Он был сыном клирика Вознесенско-Горянской церкви Саратова священника Хрисанфа Андреевича Архангельского, умершего довольно молодым в 1894 году.

Сергей Хрисанфович в 1911 году окончил семинарию, а потом поступил на медицинский факультет Варшавского университета, откуда в 1912 году перевелся на второй курс Саратовского университета. В 1915 году призван в армию и служил в должности младшего врача в 3-й Туркестанской дивизии на Юго-Западном фронте, где у него появилось желание стать хирургом. В 1918 году был демобилизован, и после сдачи на медицинском факультете государственного экзамена поступил на работу помощником прозектора при кафедре нормальной анатомии Высших женских курсов. По совету профессора С.И. Спасокукоцкого докторская диссертация Архангельского имела топографо-анатомический характер и называлась «Сосуды желудка и их значение для клиники». Она была выполнена на кафедре профессора В. Н. Шевкуненко и Военно-медицинской академии имени Кирова и защищена в 1941 году. Сергей Хрисанфович — автор научных работ по операциям на органах средостения, периферической и симпатической нервной системы, крупных сосудах. В войну он консультировал и оперировал в 16 госпиталях, был ведущим хирургом нейрохирургического госпиталя N 1056. Будучи заведующим кафедрой, он одновременно заведовал хирургическим отделением больницы водников. Под его руководством выполнены 1 докторская и 4 кандидатские диссертации.

* * *

На 1-м участке, чуть вправо и вглубь от памятника Вавилову, стоит памятник из белого мрамора, наверху которого изображено Евангелие, а текст надписи гласит, что здесь похоронен Павел Антонович Голиков, умерший 7 июля 1913 года на 81 году жизни. Он был ктитором саратовской Вознесенско-Горянской церкви с 1893 года.

На 6-м участке похоронены четыре представителя рода Пушкарных: Иван Степанович и Наталия Федоровна, вероятно, муж и жена (дат жизни нет), Юлия Александровна (†1912) и Зоя Михайловна Розанова-Пушкарная (†1974). Иван Степанович Пушкарный в 1903 году упоминается как ктитор Вознесенско-Сенновской (Митрофановской) церкви Саратова.

По дороге, уходящей влево от входа на кладбище (8-й или 9-й участок), стоят два высоких металлических креста на бетонном пьедестале. Здесь лежат Вера Ивановна Семидетнова (†1910) и ее сестра Феодосия Ивановна Беккер (†1909). Анна Ивановна Семидетнова — храмоздательница Серафимовской церкви и Николаевской церкви в Крестовоздвиженском женском монастыре Саратова — их родная сестра. Еще двое Семидетновых — Николай Михайлович (†1969) и Александра Архиповна (†1967) — похоронены на 5-м участке. Имеют ли они отношение к Анне Ивановне и двум ее сестрам, неизвестно.

* * *

Особо следует сказать о могилах священников, похороненных или в Воскресенской церкви на кладбище, или в непосредственной близости от нее. Известно о четырех таких могилах, естественно, ни одна из них не сохранилась. Это захоронения кафедрального протоиерея Иакова Васильевича Ивановского, протоиерея Иоанна Васильевича Смельского и его жены (похоронены в одном склепе), протоиерея Александра Емельяновича Фиолетова и клирика Христо-Рождественской церкви слободы Баланда священника Иакова Павловича Лаврова.

Протоиерей Иаков Васильевич Ивановский родился 4 октября 1841 года в семье бедного священника села Дурникино Балашовского уезда. Окончил Балашовское духовное училище, в 1862 году — Саратовскую духовную семинарию. По окончании три года был учителем русского языка «с соединенными с последним предметами», а в феврале 1865 года епископ Иоанникий (Руднев) рукоположил его во священника. 19 лет после этого отец Иаков служил в Кузнецке: Николаевская церковь, Вознесенская, Троицкая. В 1884 году его переводят, по прошению, в Александро-Невский Кафедральный собор Саратова. Шесть лет отец Иаков был рядовым священником, семь лет ключарем и только 10 декабря 1897 года стал кафедральным протоиереем. Хотелось бы отметить, что, неся священническое служение, он в свое время был законоучителем в двух кузнецких и трех саратовских приходских училищах, благочинным церквей города Кузнецка, членом и секретарем Саратовского епархиального училищного совета, экзаменатором кандидатов на должность псаломщика, сверхштатным, а потом штатным членом консистории, членом, потом председателем епархиального попечительства о бедных духовного звания и совета по управлению епархиальной богадельней. В 1909 году, чувствуя в себе «сильное нездоровье и упадок сил», отец Иаков подает прошение об увольнении за штат. Родные вывезли его на дачу в село Разбойщина, где он скончался утром 2 июня 1909 года. Похоронили протоиерея Иакова Ивановского «в галерее под северною стеною церкви».

Протоиерей Иоанн Васильевич Смельский (†23 октября 1894) был очень известным деятелем в Саратовской епархии. Родом он был из Тамбовской губернии, из семьи причетника села Сезеново Лебедянского уезда. По окончании Тамбовских духовных училища и семинарии Иоанн Смельский окончил Казанскую духовную академию (1854). Преподавал в Саратовской духовной семинарии, был помощником инспектора, секретарем правления, экономом, ревизором духовных училищ епархии, полгода (в 1869) исправлял должность ректора семинарии. 17 января 1865 года епископ Иоанникий (Руднев) рукоположил его во священника к Крестовой церкви Саратовского архиерейского дома (с сохранением и семинарских должностей). 9 августа того же года отца Иоанна переводят в Троицкий храм, где он и служил до самой смерти. В сан протоиерея возведен в 1869 году, с января 1875 года становится членом Саратовской духовной консистории. Был отец Иоанн также членом разных учреждений: Саратовского губернского училищного совета, епархиального попечительства о бедных духовного звания, Совета епархиального женского училища (с 1882 — его председатель). За добросовестные труды по должности председателя цензурного комитета для рецензии проповедей и катехизических поучений ему было преподано архипастырское благословение. Когда же в царствование императора Александра III была возрождена церковная школа, протоиерея Смельского назначили председателем Саратовского епархиального училищного совета, в каковой должности он и скончался. Через неделю после смерти отца Иоанна умерла его супруга Елизавета Платоновна, которую похоронили рядом с мужем в одном склепе. На 3-м участке кладбища, как раз в том районе, где стоял храм и где обычно хоронили видных представителей духовенства, под одной современной могилой провалилась земля и обнажилась старая, на извести, кирпичная кладка. В провал хорошо виден склеп, разделенный на два отсека. Не здесь ли похоронены супруги Смельские?

Протоиерей Александр Емельянович Фиолетов был сыном диакона Ильинской церкви Саратова. По окончании курса наук в Саратовской духовной семинарии он был рукоположен во священника в Крестовоздвиженский женский монастырь, где и прослужил 44 года до самого дня смерти — до 17 ноября 1896-го. Почувствовав болезнь, он за три дня до этого собрал и сложил в узелок необходимую для погребения одежду, а накануне кончины, вечером, указал жившей с ним племяннице места, где хранятся документы и духовное завещание, сделал другие распоряжения. Впрочем, день своей смерти он знал заранее, нередко говоря: «Отец Иван Гаврилович (Альбицкий — настоятель Сретенской церкви Саратова.- Авт.) умер 18 числа, а я умру 17-го».

Священник Иаков Павлович Лавров окончил Саратовскую духовную семинарию в 1838 году. Первый настоятель Михаило-Архангельской церкви села Ивановка Балашовского уезда с 1838 по 1851 год: при нем храм и был построен. Служил в церкви Рождества Христова в слободе Баланде. Уволен за штат в декабре 1889 года, а в апреле 1896 года умер. Это он был похоронен в особом склепе для священников на Воскресенском кладбище.

* * *

Расскажем немного о тех людях, похороненных на Воскресенском кладбище, сведения о которых обнаружились недавно.

Священник Александр Михайлович Лебедев родился в семье священника в селе Юшино (Нарышкино) Сердобского уезда в 1888 году. Это племянник священника Василия Павловича Лебедева, о котором было сказано в первой части статьи. Памятник над его могилой и могилой его жены Софьи Александровны стоит слева от памятника дяде.

Отец Александр в 1908 году уволился из 4-го класса Саратовской Духовной семинарии и стал псаломщиком Николаевской церкви села Инясево Балашовского уезда. В 1911 году епископ Гермоген (Долганёв) рукоположил его во диакона к Казанской церкви села Идолга Саратовского уезда. В марте 1914-го он был уволен за штат из-за болезни с причислением к заштатному духовенству к саратовской Ново-Николаевской церкви, но в том же году стал диаконом Введенской церкви села Андреевка Балашовского уезда, а затем диаконом Покровской церкви слободы Песчанка Балашовского уезда. Ровно через три года после увольнения за штат — в 1917 году — отец Александр был назначен настоятелем Николаевской церкви села Новая Ивановка Аткарского уезда. Прослужив здесь священником приблизительно 10 лет, он в 1927 году перевелся священником к Николаевской церкви села Большие Озерки Саратовского уезда. Здесь отец Александр в январе 1930 года был арестован Татищевским РО ОГПУ «за антисоветскую агитацию», а в феврале того же года тройка ПП ОГПУ по Нижне-Волжскому краю приговорила его к 5 годам лишения свободы по статье 58−10 УК РСФСР. Отец Александр попал в Белбалтлаг на строительство Беломорканала, где в конце срока работал фельдшером, используя для этого сведения по медицине, полученные в семинарии. В 1934 или 1935 году он вернулся в Саратов, уже тяжело больным. Недолго поработав фельдшером в 3-й городской больнице, он умер 18 октября 1936 года, не дожив и до 50 лет. 6 апреля 1989 года священник Александр Лебедев был реабилитирован на основании статьи 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года. Жена надолго пережила мужа и умерла только в 1962 году. Интересно, что на памятнике стоит ее девичья фамилия: Соловьева.

На 35-м участке похоронены две сестры, урожденные Лебедевы, дочери священника Андрея Васильевича Лебедева: Раиса Андреевна Соловьева (1869−1938) и Антонина Андреевна Бакурская (1881 — около 1930). Муж последней, священник Николай Александрович Бакурский (1874−1937), в 1899 году окончил Оренбургскую духовную семинарию и служил диаконом (село Макарово Балашовского уезда), а с 1900 года — священником (слобода Водопьянова Аткарского уезда, Николаевская церковь Петровска, село Еремкино Хвалынского уезда, село Ново-Демкино Петровского уезда). После 1915 года сведений о нем нет. В советские годы отец Николай подвергался репрессиям и бесследно сгинул в конце 30-х годов в Магадане.

* * *

Мы рассказали только о части захоронений Воскресенского кладбища, так или иначе относящихся к истории Церкви в Саратовском крае. Конечно, этот рассказ нельзя назвать полным; не исключено, что в скором времени найдутся еще могилы духовенства или появится новая информация о тех, чьи могилы уже обнаружены. Но в любом случае, Воскресенское кладбище — уникальный памятник истории нашего города, и у нас пока есть еще шанс сохранить его для наших потомков.

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/01church/20 070 104.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru