Русская линия
The Russia Journal Джон Хелмер20.05.2003 

Демонология современной России

Когда на прошлой неделе президент Владимир Путин выступал со своей первой речью в национальной избирательной кампании, можете верить, что Господь Бог был на стороне всего того, чего добиваются президент и его люди 20 мая 2003 года. Одним из преимуществ, которые принесло России возрождение христианства, является то, что почти все российские политики теперь могут говорить, что Господь Бог на их стороне. Однако Церковь не особенно способствует осознанию того факта, что на протяжении более чем тысячелетней истории Европы действительная борьба происходит не между Богом и Дьяволом, но между теми, кто находится на нашей планете — между крестоносцами и неверными. Господь никогда не поддерживает проигравших, как и Дьявол не поддерживает выигравших. Когда на прошлой неделе президент Владимир Путин выступал со своей первой речью в национальной избирательной кампании, можете верить, что Господь Бог был на стороне всего того, чего добиваются президент и его люди. Они добиваются удвоения валового внутреннего продукта (ВВП) России в ближайшие 10 лет. Они также выступают за более активную конкуренцию на рынках; за сокращение бюрократии в администрации; за более гибкую и предсказуемую систему налогообложения; за более деятельных министров; а также за большее влияние парламента на правительство.
Не нужно много религии, чтобы понять, что нигде в призыве президента к оружию не было старомодного упоминания о необходимости сражаться с Дьяволом. В дни президента Бориса Ельцина это неизбежно была Коммунистическая партия и ее попутчики в парламенте, которые сформировали обструктивное большинство в Государственной Думе. Столкнувшись с ростом поддержки избирателями его левоцентристских критиков, г-н Путин предпочел выбрать позицию поближе к ним вместо того, чтобы стать поближе к объектам их критики, почти не выразив при этом возражений по поводу «неясных идеологических позиций и неискренности» в политике. «Те, кто не стесняется публично называть предпринимателей не иначе как 'грабителями' и 'кровопийцами', — сказал далее г-н Путин, — беззастенчиво лоббируют интересы крупных компаний». Если это пример самого жесткого высказывания в адрес коммунистов, которое позволил себе г-н Путин, тогда это также намек, что Дьявол (читай: пожертвования от «Юкоса»), возможно, совратил коммунистическое руководство, и что г-н Путин сегодня идет по их прежнему пути.
В былые времена порой можно было избежать борьбы, организовав диспут между сторонниками Господа Бога и сторонниками так называемой ереси, чтобы возобладала логика аргументов. Поскольку российские средства массовой информации (СМИ) практически недоступны для левых, а в Государственной Думе они теперь имеют неэффективное меньшинство, единственным серьезным диспутом такого рода, который происходит в России, является скрытая фракционная борьба внутри Кремля. Следовательно, нужно искать ключи к этому диспуту в выступлении г-на Путина. И вот вам примечательный факт: г-н Путин опустил упоминание о ельцинском Дьяволе, он также не назвал никакого иного. Когда президент говорил о Боге роста ВВП, он мог бы предостеречь от тех бедствий, которые навлекает на страну базирующаяся на экспорте нефти экономика, когда сосредоточение доходов в нефтяном секторе подрывает диверсификацию промышленности и препятствует росту занятости. Все, что сказал г-н Путин, так это, что безработица в России растет и что доля россиян, прозябающих в бедности, остается неизменной.
Когда президент говорил о Боге конкуренции, он мог бы обрушиться на растущую концентрацию корпоративного капитала. Но, в таком случае, как мог он объяснить тот факт, что он сам поощрил продажу государственного пакета акций компании «Славнефть» компаниям «Сибнефть» и «Тюменская нефтяная компания» (ТНК); одобрил продажу части компании ТНК компании «British Petroleum»; поощрил слияние «Сибнефти» с «Юкосом»? В его выступлении отсутствовали два ключевых слова, являющихся синонимами Дьявола, которые понимают все российские избиратели — «олигархи» и «коррупция». Во Франции в 1209 году, когда граф Раймон VI (Raymond VI) понял, что у него нет шансов выиграть диспут с людьми Папы Иннокентия (Pope Innocent) в гражданском споре, выдававшемся за религиозный, и когда он осознал, что истинной целью крестоносцев является завладение его замками, его доходами от сбора налогов, его богатыми городами и промышленными предприятиями, граф придумал хитрость, заявив, что соглашается на все требования Папы Иннокентия, и осудив все те ереси, которые приписывались ему самому.
Затем он лично попросился в ряды крестоносцев, тем самым гарантировав, что целью крестового похода станут не его владения, а владения его соседа и кузина, виконта Безьерского (Beziers) Раймона Роже Тренкавеля (Raymond-Roger Trencavel). Это был временный успех, по меньшей мере, для графа Тулузского (Toulouse). Когда Безьерс пал, командующий крестоносцев приказал убить всех в этом городе. Когда его спросили, как крестоносцам отличить верных католиков от еретиков, он сказал: «Убейте их всех. Господь Бог признает своих». В российском крестовом походе с 1991 года эту политику проводили так называемые «реформаторы», которые сегодня объединились в Союз правых сил (СПС). Бывший премьер-министр Егор Гайдар, бывший фаворит Ельцина Борис Немцов и глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс со своими приспешниками по-прежнему выступают за подобный подход. Несколько олигархов, которые их финансировали, продолжают использовать эту тактику, когда покушаются на секторы экономики, которые пока еще не находятся под их контролем.
До выступления на прошлой неделе на президента оказывали давление лоббисты из числа членов Государственной Думы, чтобы он выступил с осуждением подобной тактики и тех, кто идет под ее знаменами. Президент отказался. А не был ли этот отказ обусловлен тем, что президент согласен, что президентские кампании всегда являются сделками с Дьяволом? Если это так, тогда есть еще много времени, а также и примеры для подражания в виде повествования о Раймоне VI, чтобы принять решение, на чьей стороне, в конечном счете, окажется Господь Бог и за какую цену. Однако помните, то, что средневековые политики понимали лучше, чем теологи: цена платится на земле и сейчас, а не на небесах и потом.
InoСМИ.Ru

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru