Русская линия
Вечерний Харьков Артем Левченко26.12.2006 

Чудотворец последних времен

Немало выдающихся деятелей дал России старинный малороссийский казацко-дворянский род Максимовичей. Среди самых известных — выдающийся ученый-гуманитарий XIX века, друг Николая Гоголя и первый ректор Киевского университета Михаил Александрович Максимович, чье имя сейчас носит научная библиотека вуза. А еще — Святитель Иоанн Тобольский, живший в XVII — начале XVIII вв. и причисленный к лику святых в 1916 году. Он стал последним святым, канонизированным Русской Православной Церковью перед революцией. Но не последним в роду Максимовичей.

Чудотворец последних временСвятителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского Чудотворца, 110 лет со дня рождения и 40 лет со дня смерти которого исполнилось в уходящем году, иногда называют харьковчанином. И даже пишут о том, что родился он в Харькове. Это не совсем так. В Харькове будущий Святитель жил в юности. А родился он в тогдашней Харьковской губернии — в селе Адамовка, в окрестностях Святогорска (нынешняя Донецкая область), 4 июня 1896 года, в семье уездного предводителя дворянства Бориса Максимовича и его супруги Глафиры.

Мальчик, названный при крещении Михаилом, рос болезненным и слабым. Зато с раннего детства проявлял интерес к духовности и церкви. То ли повлияло частое посещение знаменитого Святогорского монастыря, расположенного всего в нескольких верстах от родительского имения, то ли юный Миша уже тогда был отмечен перстом Божьим — только даже в играх он отличался от сверстников. Вместо игрушечных крепостей строил игрушечные монастыри, а оловянных солдатиков превращал в монахов. А своими вдумчивыми и глубокими не по годам рассуждениями изумлял взрослых. В это трудно поверить, но под влиянием маленького Миши его иностранная гувернантка приняла православие!

Родители Миши хотели сделать сына офицером. И отдали его в Петровский кадетский корпус в Полтаве. Но военное дело мальчика по-прежнему не привлекало. И любимым его предметом в кадетском корпусе стал Закон Божий. Что, впрочем, не мешало ему успевать по остальным предметам и в 1914 году окончить корпус с отличием. Любое военное училище приняло бы его с распростертыми объятиями, без экзаменов. Но Михаил отказывается от военной карьеры и поступает на юридический факультет Харьковского Императорского Университета.

Как и в корпусе, учился он превосходно, хотя большую часть свободного времени посвящал изучению не кодексов и законов, а духовной литературы и житий святых. Воображение юного студента поразило повествование о молитвенных подвигах Св. Мелетия, архиепископа Харьковского, мощи которого и сейчас находятся в харьковском Благовещенском соборе. Михаил полюбил этого святого и начал подражать ему в подвиге ночного бодрствования, проводя ночи в молитве…

Почти одновременно с поступлением Михаила Максимовича в университет в Харьков был переведен архиепископ Антоний Храповицкий — выдающийся богослов и церковный деятель, бывший ректор Санкт-Петербургской духовной семинарии, Московской и Казанской духовной академий, один из основателей Союза русского народа и прототип Алеши Карамазова у Достоевского. Владыка Антоний стал духовным наставником Михаила, а в будущем — сыграл ключевую роль в его жизни…

После революции и гражданской войны Максимовичи, как и сотни тысяч других семей, вынуждены были покинуть Родину. В приютившей эмигрантов Югославии Михаил, чтобы не умереть с голоду, зарабатывал на жизнь продажей газет и учился на богословском факультете Белградского университета Св. Саввы. В Белграде судьба вновь свела его с духовным отцом — митрополитом Антонием Храповицким, ставшим к этому времени основателем и первоиерархом Русской Зарубежной Церкви. Ближе познакомившись с Максимовичем, митрополит Антоний очень полюбил его и приблизил к себе. В 1925 году Михаил окончил университет, а в 1926-м Владыка Антоний постриг его в монахи с именем Иоанна — в честь его родственника Св. Иоанна Тобольского. Вскоре Иоанна рукоположили в иеромонахи и назначили преподавателем Закона Божьего в одной из сербских гимназий, затем — преподавателем и воспитателем в духовной семинарии.

Будучи иеромонахом и пребывая вне монастыря — среди простых мирян, отец Иоанн вел строгую аскетическую жизнь, постился, молился по ночам. А днем искал любые возможности делать добро. Посещал больницы, отыскивал нуждающихся в молитве и причащении больных, заботился о них как мог, утешал. По просьбе местных греков и македонян он для них начал служить церковные службы на греческом языке. Добрыми делами и своим отношением к людям иеромонах Иоанн снискал всеобщую любовь и уважение. Известность его непрерывно росла и церковное руководство решило возвести его в епископы. Отец Иоанн хотел уклониться от такого высокого звания, ссылаясь на свое косноязычие, но архиереи резонно указали ему, что и пророк Моисей был косноязычным. Так в мае 1934 года иеромонах Иоанн стал епископом и был назначен на Шанхайскую епархию.

Шанхай в то время был одним из центров русской эмиграции. Владыка Иоанн прибыл туда в конце следующего, 1935 года. В рекомендательном письме митрополита Антония к тамошнему архиепископу, которое он привез с собой, были, в частности, такие слова: «Как мою душу, как мое сердце, посылаю к Вам Владыку Епископа Иоанна. Этот маленький, слабый физически человек, по виду почти как дитя, — есть чудо аскетической стойкости и строгости». Митрополит Антоний ничуть не преувеличивал. Никакие должности и титулы, мирская слава и людские похвалы не могли поколебать твердую натуру Иоанна, целиком и полностью настроенную на монашеские подвиги. Когда читаешь о его жизни в этот период, на ум приходят образы священников и епископов первых веков христианства. Владыка Иоанн представлял так мало знакомый нам образец настоящего аскетизма и любви к ближнему. Не пропуская ни одного суточного богослужения, он находил время посещать больных и нуждающихся в помощи. Делал это даже в самую плохую погоду, причем часто ходил босиком. По утрам для бодрости он обливался холодной водой. Ел один раз в день, а в пост — только хлеб с водой. Впрочем, об этом даже из шанхайских прихожан Владыки мало кто знал. А вот заслуги епископа в общественной жизни русского Шанхая утаить было невозможно. Ибо заслуги эти были огромны. Он восстановил церковное единство православных Шанхая, установив связь с сербами, греками и украинцами. Владыка закончил строительство кафедрального собора, построил несколько церквей, организовал госпиталь, дом престарелых, общественную столовую. Он постоянно навещал церкви, больницы, тюрьмы, принося их обитателям ободрение и веру. Особое же внимание Владыка Иоанн уделял основанному им детскому приюту Св. Тихона Задонского. Приняв сперва всего 8 сирот, приют этот вскоре дал убежище двумстам детям. А всего в общей сложности через него прошло более 3500 беспризорных, больных и голодающих детей различных национальностей, которых Владыка лично собирал по трущобам и окрестностям Шанхая…

…Вторая мировая война нанесла страшный удар едва окрепшей русской эмиграции. Не стал исключением и Шанхай, попавший в зону японской оккупации. Одного за другим японцы убили двух председателей Русского эмигрантского комитета Шанхая. После чего главой русской общины объявил себя Владыка Иоанн. Постоянно рискуя жизнью и свободой, он защищал интересы и права земляков до окончания оккупации. А после нее на русскую общину обрушились новая беда: в 1949 году к власти пришли коммунисты, далеко превосходящие японцев в жестокости к русским эмигрантам. Большинство русских вынуждены былы бежать из Шанхая. Исход пятитысячной общины возглавил владыка Иоанн.

Филиппинский остров Тубабао — временное пристанище русских беженцев — стал для них сущим адом. В самых примитивных и тяжелых условиях — в простых палатках на голом песке они прожили в этом аду более двух лет. Все это время Владыка не только духовно поддерживал русских беженцев на Тубабао и в других лагерях, но и хлопотал об их нуждах, обивал пороги филиппинских и американских правительственных учреждений и добился-таки для них разрешения на въезд в США. Закон о русских беженцах в Вашингтоне изменили именно по ходатайству Владыки!

Интересно, что до прибытия на Тубабао русских страшной и извечной бедой этого и других филиппинских островов были частые сезонные тайфуны. Но все время, пока здесь жили русские беженцы, тайфуны обходили остров стороной! От них остров ограждал Владыка Иоанн, ежедневно обходивший Тубабао с молитвами и крестным знамением. Это признавали даже филиппинцы. А для русских это был далеко не первый случай чудесной Божьей помощи по молитвам Владыки. Его молитвы уже спасали Шанхай от бомбежек американской авиации и от преследований японцев, помогали множеству людей в их бедах и болезнях. Позже очевидцы опишут множество таких чудес. А самого Владыку назовут чудотворцем…

Чудеса продолжались и в Париже, куда владыка переехал в 1951 году, будучи назначенным правящим архиереем Западноевропейского экзархата Русской Православной Церкви за границей. И чудес этих становилось все больше. По воспоминаниям прихожан, владыка исцелял безнадежно больных, обреченных на смерть людей, изгонял бесов из одержимых, отвечал на мысленные вопросы и даже… проходил сквозь стены. Не говоря уже о том огромном миссионерском труде, который совершал Святитель, проповедуя православие французам, голландцам и прочим европейцам. Он присоединил к РПЦЗ приходы Французской Православной Церкви и помог создать Голландскую Православную Церковь. Построил в Брюсселе храм-памятник в память причисленного к лику святых царя Николая II. Добился почитания ряда древних местных святых, живших на Западе до разделения церквей в 1054 году и дотоле неизвестных православной церкви. Постоянно разъезжал по Европе и служил литургии то по-французски, то по-голландски, а позднее — по-английски. И везде его почитали как бессребреника-целителя.

Третьим континентом, на котором прославился Владыка Иоанн и где прошел последний период его жизни, стала Америка. В 1963 году в ответ на настойчивые просьбы тысяч русских прихожан в Сан-Франциско — бывших жителей Шанхая Синод назначил Владыку правящим архиепископом Сан-Францисским. И вновь, теперь уже в Калифорнии, как когда-то в Шанхае и Париже, архиепископ Иоанн продолжал свой духовный подвиг. Среди людей, которых он привел здесь к вере, был американец Юджин (в крещении — Серафим) Роуз, ставший иеромонахом и самым известным богословом русского зарубежья. После смерти своего духовного наставника о. Серафим составил специальную молитву — акафист, прославляющий «Святителя Иоанна, последних времен Чудотворца».

Скончался владыка Иоанн в июле 1966 года. Похоронили его в усыпальнице построенного его же стараниями в Сан-Франциско величественного собора в честь Божией Матери «Всех скорбящих радости». Целую неделю у открытого гроба теснились люди, прощавшиеся со своим Пастырем…

Сегодня Святителя Иоанна, архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского знaют христиане всего мира. Русская Православная Церковь за границей причислила его к лику святых 2 июля 1994 года, установив днем его памяти ближайшую к 2 июля субботу. Усыпальница, где тело Св. Иоанна пребывает нетленным, стала местом паломничества.

«По блаженном преставлении своем Святитель Иоанн, как и при жизни, подавал обращающимся с верой к нему различные исцеления и чудотворения. Люди в тяжелый момент жизни, когда никакие земные силы не в состоянии помочь беде, обращались к ходатайству его перед Господом», — говорится в Житии Святителя Иоанна Шанхайского.

Русской Православной Церковью (Московского Патриархата) Святитель Иоанн (Максимович) пока еще не канонизирован. Думается, это вопрос времени. Причем не очень далекого. РПЦЗ и РПЦ этот вопрос уже обсуждали, и канонизация уже готовится, в частности — ведется сбор свидетельств о чудесах святителя Иоанна. Таких свидетельств очень много. И все больше православных в России и на Украине почитают Св. Иоанна, не дожидаясь официальной канонизации его РПЦ или готовящегося воссоединения с ней РПЦЗ. Иконы святого уже можно встретить в домах и у харьковчан. Правда, некоторые из них искренне удивляются, узнав о том, что Святитель — наш земляк.

http://www.vecherniy.kharkov.ua/ind2.php?id=8117&Division=history


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru