Русская линия
Православие на Дальнем Востоке Юрий Галенович25.12.2006 

Духовное взаимопонимание в отношениях России и Китая

Подходы к теме

Можно начать с некоторых соображений, относящихся к терминологии, к терминам, которые употребляются в данном случае.

Под Россией и Китаем здесь понимаются две нации на мировой арене, то есть два народа — русский и китайский, и две страны — Россия и Китай.

Отношения между нациями представляются вечными, то есть отношениями, которые, как в случае с Россией и Китаем, измеряются почти четырьмя веками.

Отношения между нациями, в конечном счете, определяются национальными интересами. Это происходит в результате приложения субъективных усилий и в зависимости от степени понимания объективных потребностей и интересов наций ею самой.

Национальные интересы — это коренные, существенные для выживания и обеспечения полнокровной жизни нации, интересы. В то же время национальные интересы не являются абсолютно неизменными. Часть этих интересов остается все той же с течением времени, другая часть меняется.

Очевидно, что существуют объективные и субъективные интересы нации.

Объективные интересы объективно отражают интересы нации. К ним относятся:
— интересы выживания нации,
— интересы обеспечения жизненного пространства, то есть границ с соседними нациями,
— интересы в сфере обороноспособности,
— интересы сохранения нацией своей культуры и своего образа жизни.

Субъективные интересы — это относительно временные национальные интересы, возникающие на время под давлением обстоятельств или в результате массового самообмана нации.

В конечном счете, правда, может быть и очень не скоро, объективные интересы должны возобладать.

В то же время отношения между теми или иными государствами этих наций или их частей, а также между главами государств, правящими и оппозиционными в том или ином государстве политическими партиями и между политическими лидерами того или иного государства — представляются относительно временными по сравнению с вечными интересами наций.

Это вовсе не означает, что политика государств и политических лидеров обеих сторон не играет роли или что их роль не существенна. В сложившейся в мире ситуации нации, в весьма значительной части, выражают свои интересы, делегируя их своим государствам, главам государств, политическим лидерам.

Интересы народов и стран далеко не всегда находят полное и точное выражение в действиях государств и лидеров политических сил.

Здесь важным представляется понимание того, что национальные интересы и интересы государств — это, в принципе, не одно и то же. Интересы государств могут совпадать с интересами наций. Интересы государств могут не полностью совпадать с интересами наций или совсем не совпадать с интересами наций. Практика — вот единственный критерий истины и в вопросе о том, совпадают ли интересы государства, в том или ином случае, с интересами наций, отражают ли они, в той или иной степени, интересы наций.

Интересы нации выше и важнее для нации, чем интересы того или иного государства или государств той же нации. Если интересы государства не совпадают с интересами нации, но преобладают на протяжении какого-то времени, то это, в конечном счете, оказывается временным явлением. Государство устойчиво, в известной степени, лишь тогда, когда оно действует в соответствии с объективными интересами нации.

Отношения между нациями, очевидно, можно подразделять на отношения в, так сказать, материальной, и в духовной сфере.

К материальной сфере относятся торговые, экономические и прочие связи, которые касаются, прежде всего, обмена материальными ценностями.

К духовным интересам относятся взаимоотношения между образом мышления, образом существования, образом жизни, образом восприятия себя и других в нашем мире, отношения между культурой и традициями той и другой нации.

Нации знакомятся друг с другом, обычно каждая находясь на определенном этапе своего исторического развития. Эти этапы обычно не совпадают и имеют каждый свои особенности. Следовательно, всегда возникает задача осознать и свое собственное состояние, и состояние нации-партнера по двусторонним отношениям.

Духовные отношения между нациями, вероятно, проходят различные стадии. Все начинается со знакомства. Процесс знакомства перерастает в процесс взаимного ознакомления. Затем начинается иная стадия — стадия узнавания и понимания партнера. Процесс узнавания и, особенно, понимания, обычно бывает весьма длительным. Нации могут достигать определенной степени понимания друг друга, а также взаимопонимания, но они могут, как продолжать углублять этот процесс, так и терять накопленное взаимопонимание. Иными словами, взаимопонимание — это не неизбежный процесс продвижения вперед. В ходе развития взаимоотношений могут иметь место и прогресс, и регресс, откат назад.

Если говорить о позитивных целях развития отношений между нациями, то духовное взаимопонимание — это стремление каждой из сторон искренне и максимально глубоко представить свою позицию партнеру и предпринять максимальные усилия с целью понять позицию партнера.

Дух нации — это представления о человеке, народе, стране, мире, созревшие в умах лучших представителей нации за столетия и тысячелетия

Дух нации представляется вечным, в то время как представления тех или иных властителей умов той или иной нации, прежде всего, ученых, деятелей культуры, литературы и искусства, политических и общественных деятелей — относительно временными и лишь частично выражающими дух нации. Конечно, выдающиеся властители умов каждой нации в наиболее полной степени выражают интересы нации. Довольно часто рациональное зерно в их наблюдениях и выводах имеется.

Важным представляется вопрос о соотношении национальных интересов и духа нации, а также настроений нации.

Нация может правильно и объективно понимать свои интересы. Но она может, либо частично, либо даже полностью, неверно и не объективно понимать свои интересы, во всяком случае, если говорить об интересах временного характера. При анализе ситуации в тот или иной исторический период, желательно разграничивать вечные и временные интересы нации; коренные или существенные интересы и интересы временные, возникающие под воздействием создаваемых в силу временных обстоятельств или как следствие субъективных усилий тех или иных общественных сил.

Дух нации — это сумма преобладающих настроений нации, которые носят относительно долговременный или даже представляющийся вечным характер.

Временные настроения могут застилать глаза нациям на протяжении того или иного периода времени. Они могут выходить на первый план соотносительно с коренными объективными интересами самих же наций.

Исходя из того, что нации существуют вечно, что у них имеются вечные интересы, что дух нации носит вечный характер, и представляется, что именно взаимопонимание в сфере духа или духовное взаимопонимание и может единственно представлять собой вечную же и единственно прочную основу взаимоотношений между нациями.

В основе отношений между нациями лежит духовное взаимопонимание или духовное непонимание друг друга. Все остальное, то есть геополитические соображения, глобальная, и региональная политика государств, их действия в сфере тех или иных двусторонних отношений, межгосударственные отношения, дипломатические отношения, политические связи, экономические и торговые связи, прочие отношения могут носить прочный характер и обеспечивать коренные инетерсы наций только в случае наличия духовного взаимопонимания между нациями или его определенной необходимой и достаточной степени.

Без духовного взаимопонимания, то есть без достаточной степени доверия друг к другу, межгосударственные отношения в целом и в любой их сфере не могут иметь прочной основы.

Доверие может существовать исключительно при наличии взаимности в подходах и той и другой нации. Если у одной из наций нет доверия к другой нации, то это неизбежно вызовет проявление встречного недоверия у нации-партнера.

Доверие появляется как следствие правильного понимания своих коренных интересов той или иной нацией и в условиях, когда партнер проявляет такое же понимание своих коренных интересов и делает вывод о необходимости той или иной степени доверия в отношениях между нациями.

Иными словами, доверие может иметь разную степень глубины. Точнее, очевидно, было бы сказать, что доверие может быть поверхностным и глубинным.

Поверхностное определяется необходимостью сохранять атмосферу в отношениях, демонстрировать прочность отношений третьим странам и вообще внешнему миру.

Глубинное доверие возникает, к сожалению, чаще всего в условиях общей военной опасности, общих внешних угроз.

Однако доверие может возникать и в условиях, когда нации и их государства, осознают необходимость прочных отношений вечного мира, устраняют причины недоверия, существующие объективно, и принимают реальные усилия с тем, чтобы создавать и углублять доверие между нациями.

В настоящее время важную роль в мире играют две параллельных тенденции — тенденция развития в направлении глобализации, то есть осознания необходимости общности тех или иных всемирных интересов, и тенденция к самоутверждению наций в качестве полноправных и исключительных хозяев положения в своей стране, внутри нации, а также независимого и самостоятельного, а также равного положения на мировой арене со всеми иными нациями.

Признание обеих упомянутых тенденций представляется необходимой основой и исходным пунктом нахождения духовного взаимопонимания между нациями.

Представляется также, что духовное взаимопонимание в этом случае преобладает над материальными интересами. Иными словами, в основе взаимоотношений между нациями должно лежать, как самое необходимое и самое основное, именно духовное взаимопонимание. Все материальное представляется важным и существенным, но своего рода дополнением к духовному взаимопониманию. Более того, можно не иметь развитых, в достаточной степени, материальных отношений, но, обладая духовным взаимопониманием, обеспечивать совпадающие национальные интересы. И наоборот, даже при наличии той или иной атмосферы в отношениях на государственном уровне, определенной степени развития материальных взаимоотношений, без достаточной степени духовного взаимопонимания не будет прочной основы добрососедских отношений между нациями.

Характеристика ситуации

Необходимость проявления пристального внимания к этому вопросу вызвана беспокойством в связи с современным состоянием духовного взаимопонимания между нашими нациями. Это взаимопонимание не находится на уровне, обеспечивающем прочную основу наших двусторонних отношений.

В КНР некоторые эксперты считают, что
а) современные российско-китайские отношения «теряют жизненную силу»;
б) расстояние, разделяющее наши две нации, увеличивается;
в) двусторонние отношения характеризуются тем, что «наверху в этих отношениях тепло, а внизу холодно»,
г) а также тем, что в отношениях наших двух наций существует взаимная подозрительность, доходящая до враждебности.

В КНР также утверждают, что в нашей стране, особенно за последние годы, то есть в начале двадцать первого века, нашли широкое распространение
1. «мысль об угрозе со стороны Китая», и
2. «мысль о желтой опасности».

Некоторые эксперты в КНР считают, что
а) последовательная позиция российской стороны в вопросе об истории русско-китайских, по их мнению, «неравноправных» договоров о границе,
б) те трудности, которые, якобы, создаются нашей стороной на пути пограничного размежевания России и Китая (в свое время применительно к подготовке соглашения о прохождении линии границы, а в настоящее время, возможно, применительно к разработке договора о режиме границы, а в дальнейшем, вероятно, о новом договоре о границе), установления границы между ними;
в) состояние экономического сотрудничества и позиция российских властей по этому вопросу,
г) взгляды в России на современное положение и будущее Китая — все это неблагоприятные факторы при успешном развитии российско-китайских отношений.

Под успешным развитием, очевидно, имеются в виду атмосфера во взаимоотношениях между главами государств и их высокопоставленными чиновниками, а также подписание многочисленных протоколов о намерениях, соглашений о намерениях и решение некоторых вопросов.

Упомянутые эксперты считают, что если не уделять внимания всему этому, и не разрешать эти вопросы надлежащим образом, то с течением времени они, возможно, превратятся в «камень преткновения» на пути развития двусторонних отношений.

Одним словом, в КНР довольно широко распространено мнение о том, что двусторонним отношениям не хватает «жизненной энергии», чувства взаимного доверия.

Причины разобщенности

Если обратиться к вопросу о том, в чем причины нынешнего духовного недопонимания или непонимания между Россией и Китаем, то можно высказать некоторые соображения.

Прежде всего, можно констатировать, что нынешний период во взаимоотношениях России и Китая, наших двух народов и стран, можно видеть, по крайней мере, с двух сторон.

«С лица» или если видеть только «фасад» — это отношения между главами двух государств, чиновничеством двух стран на высоком уровне. Здесь, при встречах, представители нашей стороны постоянно повторяют мысль о том, что это — наилучшие отношения за всю историю двусторонних отношений, что это — их высший этап, что это — их качественное наилучшее состояние, что в отношениях нет политических проблем, что в пограничном вопросе «поставлена точка», что больше нет никакой необходимости долго обсуждать в двустороннем порядке вопрос о дружбе и добрососедстве, а следует лишь наполнять конкретным содержанием уже имеющиеся договоренности.

В то же время и в Пекине и в Москве те же чиновники признают, что в двусторонних отношениях только «наверху тепло», а «внизу — холодно». Эксперты говорят, что отношения «теряют жизненную силу», что существует разрыв во взаимопонимании между народами, что уже не главы государств, как в 1960-х — 1970-х годах, а народы не доверяют один другому.

Недоверие между народами — это главная опасность нынешнего состояния отношений.

При этом во всех направлениях есть тенденция к ухудшению ситуации. Несмотря на «теплую атмосферу» при встречах глав государств и их «свиты», отношения «внизу», то есть между населением той и другой страны остаются «холодными».

Как не поворачивай эти утверждения, результат остается одним и тем же: вопрос о доверии существует.

Иными словами, существует недоверие друг к другу, причем на уровне масс населения обеих стран.

Почему так произошло?

В первую очередь, представляется естественным обращение к развитию событий в каждой из стран в последние два-три десятилетия.

Мы имеем в виду время изменений внутри России с 1991 года и внутри Китая с 1979 года. За эти годы и десятилетия и Россия и Китай стали иными, общества и в той и в другой стране изменились.

Внутренние проблемы — это сегодня главные проблемы для населения и той и другой страны. Они требовали сосредоточения усилий именно на них. Когда Китай сосредоточился на своих проблемах, а Россия — на своих, тогда между ними, натурально и как естественное следствие этого, возникло отстояние. Проблемы внешней политики, проблемы двусторонних отношений приобрели иной характер.

С одной стороны, это вело к необходимости устранить военную конфронтацию из отношений, ибо каждой стране требовались мирные условия для решения внутренних проблем.

С другой стороны, стала уходить мысль о необходимости поддерживать взаимопонимание, доверие.

Здесь играли свою роль такие обстоятельства как исчезновение в 1980-х — 1990-х годах общих военных угроз для России и Китая со стороны третьих стран. Отпала необходимость совместного отпора внешним угрозам.

Мало того, в КНР Дэн Сяопин, наследуя внешнюю политику Мао Цзэдуна, внедрял тезис о якобы существующей военной угрозе с Севера, то есть с нашей стороны, Китаю.

В этой связи устранение недоверия представлялось Дэн Сяопином, прежде всего, устранением якобы существующей военной угрозы со стороны России Китаю с Севера.

Итак, каждая сторона сосредоточилась, так или иначе, на своих внутренних проблемах. Решение этих проблем оказалось возможным исключительно, или главным образом, только своими собственными силами.

Китай не играл никакой роли в решении проблем внутри России. Россия не играла никакой роли в решении проблем Китая.

Это усугубило национальный эгоизм и еще больше развело народы двух стран.

Далее, происходили изменения в настроениях, в идеологии в той и в другой стране. Идеология становилась все более разной. И здесь возникала все большая разобщенность между народами.

Стали играть свою роль отрицательные представления о соседе и в той и в другой стране. Эти представления возникали по разным причинам.

Воспитание вражды к России как к военному врагу на протяжении десятилетий правления Мао Цзэдуна дало свои результаты.

С точки зрения Дэн Сяопина и других последователей Мао Цзэдуна потребовалась углубленная вражда к России для того, чтобы добиться большего понимания со стороны США.

Старая ненависть прошлых веков и новая ненависть эпохи Мао Цзэдуна сегодня взаимно питают одна другую и сосуществуют в Китае.

Далее, в реальной жизни во взаимоотношениях уже в 1990-х годах были совершены большие ошибки. Не был поставлен барьер на пути нецивилизованного характера отношений. Была допущена встреча охлосов.

Со стороны нашего соседа предпринимались попытки хищнически пользоваться ослаблением России и максимально использовать возможности для грабежа наших природных ресурсов.

Во времена Дэн Сяопина сильнее, чем когда бы то ни было, зазвучала идея об историческом территориальном долге России Китаю. Дэн Сяопин обратился к США, Японии, государствам Западной Европы с призывом создать общий фронт совместной борьбы против нашей страны. Иными словами, Дэн Сяопин заявил США, что в «холодной войне» он и его государство, его партия призывают к военной и иной конфронтации с нашей страной, выступают на стороне США и их союзников.

Вполне естественно, что на все это реагировало население России.

В России стало очевидно, что и в настоящее время и в обозримом будущем при международных осложнениях ждать союза или помощи от соседа не приходится. В лучшем случае можно было рассчитывать на нейтралитет; да и это находилось под вопросом.

В Китае демонстративно, прежде всего, для США, подчеркивалась мысль о том, что отныне Китай больше никогда не будет находиться в союзе с нашей страной; одно время, особенно в последние годы жизни Дэн Сяопина, подчеркивалась также мысль о том, что все прежние союзы с нашей страной, якобы, наносили только вред Китаю, и что Китай впредь не будет заключать новый договор с нашей страной.

В нашей стране довольно распространенной стала мысль о том, что Китай становится или уже стал настолько могуч, что России никогда не сравниться с ним и придется играть подчиненную роль, идя за Китаем. Эти настроения усиливались представлениями о том, что в КНР удалось сохранить пусть свой, но социалистический, путь развития, благодаря которому Китай, не в пример России, решил свои экономические и социальные проблемы. Последняя мысль проистекала из внутриполитической ситуации в нашей стране, была далека от китайской действительности, но это не останавливало тех, кто ее распространял.

Стали проявлять себя негативно деловые китайские люди на территории России. Они стали подкупать чиновников в России и создавать государственно-криминальные группировки для грабежа русских богатств.

Одним словом, ушла национальная опасность для Китая, и многие его представители стали становиться все более надменными в отношениях с нами.

Всякий, имеющий реальные дела с китайскими бизнесменами или чиновниками, так или иначе, приходит к дилемме: либо стать компрадором или «рабом» китайцев, либо твердо противодействовать нажиму, дать отпор ему, защищать национальные интересы России.

В КНР некоторые эксперты полагают, что те поколения, которые выросли и находились под влиянием советской идеологии и русской культуры, уходят. Новые поколения китайцев относятся к России, как к обычной стране.

При этом отмечают, что Россия несколько ближе к Китаю в культурном плане. О культуре России пишут все же не так, как об Америке или о Европе; хотя отношение к России уже не такое, как у старших поколений.

В Китае считают, что, в общем и целом, Россия ближе к Китаю. Это одна сторона. Остатки мышления прошлого времени еще есть. Есть и понимание совпадения национальных интересов.

Китайские эксперты также говорят, что в том, что между Китаем и Россией существуют нормальные отношения, в КНР в принципе сомнений нет.

Однако, с другой стороны, в КНР подчеркивают, что имеет место неуверенность, неизвестность в связи с волнующим людей в Китае вопросом о том, как будет вести себя Россия, когда она встанет на ноги.

При этом в Китае понимают, что и в России люди обеспокоены вопросом о том, как будет вести себя Китай.

Эти настроения в Китае побуждают глубоко задуматься. Действительно, смена поколений происходит непрерывно и относительно быстро. При этом необходимо учитывать и многочисленность китайского населения и, следовательно, многочисленность новых поколений людей, заменяющих людей старшего поколения.

Важным представляется и вопрос об исторической памяти. Складывается впечатление, что здесь есть, по крайней мере, несколько аспектов.

С одной стороны, в сознании многих людей в Китае глубоко засела мысль о «праве памяти», праве на историческую память, причем интерпретируемую исключительно в том духе, что в отношениях Китая и России Россия либо «кругом виновата», либо история отношений — это «одно сплошное темное пятно», ибо Россия, якобы, всегда стремилась «только вредить» Китаю, либо, в лучшем случае, признание того, что кое-что Россия делала приемлемо для Китая, однако была вынуждена к этому временными и эгоистическими интересами, и, все равно, не отказываясь потенциально, от своих якобы «нехороших» намерений и планов в отношении Китая.

С другой стороны, историческая память изменяется относительно быстро в том смысле, что современность быстро затмевает все прошлое. Однако, все дело в том, что в современности, в КНР нет или почти нет воспоминаний о добрососедском прошлом, нет понимания совпадения национальных интересов и роли союза России и Китая в прошлом перед лицом общих опасностей. Поэтому даже на уровне глав государства в КНР в последние годы повторяется призыв «никогда не быть врагами», который, по сути дела, подразумевает, что Россия и Китай такими врагами якобы были, что военная угроза со стороны нашей страны для Китая якобы существовала, и что в возникновении столкновений на границе и противостояния виновата якобы исключительно Россия.

Попутно необходимо сказать, что в России желательно привыкнуть к тому, что Китай идет своим путем, что его нацеленность на развитие отношений, прежде всего, с США, со странами Запада, на овладение английским языком — это нормальное и естественное явление на данном этапе развития Китая.

Это, в частности, означает, что в России придется переосмыслить прежние представления и о Китае, и о наших отношениях с ним в прошлом, и о том, что собой представляют, и будут представлять, отношения России с Китаем, России с США, Китая с США.

Одним словом, наши отношения с Китаем теряют или уже утратили свой особый в прошлом характер. Мы, действительно, стали для Китая не «особой страной», а рядовым партнером по международным отношениям, причем не первым партнером, в лучшем случае, одним из партнеров первого или второго ряда.

Приходится подчеркивать, что период советско-китайских отношений остался в прошлом. Это произошло и потому, что весь мир находится на новой стадии развития, и потому, что наша страна стала иной, и потому, что иным стал сам Китай.

Наши отношения сегодня являются нормальными. Но необходимо прилагать постоянные и громадные усилия, чтобы их поддерживать в этом состоянии. Все положительное в современных отношениях необходимо закреплять и развивать, а все недостатки стремиться исправлять. Речь идет не о сосредоточении усилий на подчеркивании негативных сторон в наших отношениях, а о твердом намерении развивать позитивные тенденции, попутно прилагая усилия с целью исправления недостатков.

Более того, на первый план сегодня в Китае вышла не тоска по временам тесных союзнических советско-китайских отношений, а тревожные размышления о непредсказуемости поведения в будущем и России и Китая. Ситуация требует обращения, прежде всего, не в прошлое, хотя и это важно, а в будущее, исходя из совпадения коренных национальных интересов наших двух стран.

Если принимать во внимание реальное положение дел, то перспективы наших двусторонних отношений представляются довольно мрачными. Негативные тенденции могут и, вероятно, будут развиваться. Остановить их можно только при разумном подходе обеих сторон к отношениям и понимании необходимости сосредоточиться одновременно и на духовном и на материальном аспектах отношений.

В духовной сфере целесообразно продолжать знакомство, углублять его, искать пути к взаимопониманию духовному взаимопониманию.

Необходимо снять страх друг перед другом; устранить вопрос о территориях и границе, то есть подписать новый договор о границе; договориться о вечной дружбе. В КНР не повторять утверждение о том, что мы никогда не будем союзниками. В обеих странах воспитывать молодежь на положительных примерах из истории наших отношений. Согласиться с тем, что нас никогда никто не сможет поссорить ни внутри, ни снаружи.

В материальной сфере следует взять все связи под централизованный контроль государств и не допускать ущемления интересов соседа.

Если обе стороны осознают необходимость самой активной работы в этих направлениях, избавиться от негативных сторон в современных отношениях окажется возможным.

Поиск точек соприкосновения

В этой связи можно с разных сторон рассмотреть этот вопрос о поисках духовного взаимопонимания.

Можно, в частности, попытаться взглянуть, по крайней мере, на ближайшую к нашему времени часть истории наших двусторонних отношений, сопоставляя, с одной стороны, интересы обеих наций и, с другой стороны, интересы их национальных, а точнее сказать, политических и государственных лидеров.

Здесь можно на фоне взаимоотношений между нациями в те или иные исторические периоды обратиться к взаимоотношениям Витте и Ли Хунчжана, Ленина и Сунь Ятсена, Сталина и Чан Кайши, Сталина и Мао Цзэдуна, Хрущева и Мао Цзэдуна, Брежнева и Мао Цзэдуна, Горбачева и Дэн Сяопина, Ельцина и Цзян Цзэминя, Путина и Ху Цзиньтао. Здесь есть примеры и действий в совпадающих интересах обеих сторон, и иные действия.

Важным в этой связи представляется и нахождение духовного взаимопонимания внутри нашей нации по вопросу об отношении к другим нациям.

Можно предпринять попытку понять, в чем причины отсутствия духовного взаимопонимания или недостатка должной степени такого понимания.

Можно также попытаться понять, какой была степень духовного понимания или духовного непонимания между Россией и Китаем, начиная, скажем, с рубежа девятнадцатого и двадцатого веков, затем в каждое из десятилетий двадцатого века, и, наконец, сейчас, в первое десятилетие двадцать первого столетия.

При этом представляется важным понять, по каким вопросам или в каких областях, существует та или иная степень духовного понимания или непонимания, чем это вызвано, почему происходит утрата такого взаимопонимания и благодаря чему его удается возродить.

Можно поставить вопрос еще более остро, то есть задуматься над тем насколько глубокими является нынешнее отсутствие должного духовного взаимопонимания. Или спросить себя о том, существует ли вообще возможность при пассивном подходе к состоянию дел, а если существует, то, сколько на это может потребоваться времени и усилий, для того, чтобы изменить ныне существующее положение, то есть добиться приемлемого или достаточного духовного взаимопонимания.

Можно задаться и вопросом о том, какие процессы преобладают в настоящее время, и будут преобладать в обозримом будущем, если действовать будут, так сказать, естественные факторы, то есть если нации не осознают всей глубины создавшегося взаимного недоверия в настоящее время, и не будут предпринимать сверхъестественных усилий для изменения нынешней ситуации: будут ли это процесс, для которого характерен своего рода застой, или это будет продолжение скольжения все дальше вниз к еще более глубокому взаимному духовному непониманию.

Говоря о путях налаживания духовного взаимопонимания, можно предложить, прежде всего, возродить и наполнить жизненной силой, энергией работу обществ дружбы в обеих странах. Эти общества должны обрести финансовую, материальную поддержку государств. Их сеть должна стать достаточно широкой в каждой стране. Их почетными председателями должны быть действующие главы государств. Все культурные связи в двусторонних взаимоотношениях было бы целесообразно осуществлять при обязательном совместном патронаже соответствующих государственных учреждений (министерств культуры и т. д.) и обществ дружбы.

Ощущается необходимость создания постоянно действующего форума интеллигентов, то есть людей, обладающих влиянием в своих странах, людей совестливых, умных и знающих. Задачей такого форума могло бы стать разъяснение ситуации в каждой из стран интеллигентами одной страны для интеллигентов другой страны, а также ответы на возникающие у них вопросы. Это может быть также поиск совпадения национальных интересов и путей достижения должной степени духовного взаимопонимания. При всем этом, очевидно, целесообразно сосредоточиться на поисках взаимопонимания двух наших народов в их сегодняшнем состоянии, применительно к тому обществу, которое существует сегодня и в нашей стране, и в Китае. Здесь общими темами для обсуждения могли бы стать: человек, демократия, наука, рынок. Поиски взаимопонимания могли бы осуществляться и при откровенном обмене мнениями по таким острым вопросам, как вопросы о положительных сторонах и периодах в наших двусторонних отношениях на протяжении всей четырех вековой истории наших взаимоотношений. Попытки искать взаимопонимание на основе обращения только к советскому периоду в наших отношениях или только к некоторым сторонам взаимоотношений в этот период, представляются непродуктивными. Обмен мнениями между властителями умов в России и в Китае можно было бы сделать максимально широким и открытым, осуществляя его, в частности, в ходе регулярных телемостов между Москвой и Пекином.

Далее, достижению духовного взаимопонимания содействовало бы подписание нового договора о границе взамен ныне действующих договоров, то есть изменение ныне существующего положения, при котором в Китае вплоть до настоящего времени считают эти договоры «неравноправными».

Желательно искать пути к военному взаимопониманию между сторонами. Совместное заявление о достижении должной степени военного доверия друг к другу и отмены в этой связи как сыгравших свою роль соглашений о стокилометровой зоне действия мер доверия и взаимного сокращения вооружений и вооруженных сил вдоль границы.

Наконец, необходима постоянная работа по ознакомлению людей в той и другой стране с древней и современной культурой партнера, в частности, в целях осмысления лучшими представителями культуры той и другой нации ситуации в своей стране и в соседней стране и имея в виду необходимость нахождения и углубления взаимного духовного понимания.

Интересы обеих сторон требуют поиска точек соприкосновения, углубления и расширения знакомства друг с другом, нахождения прочного духовного взаимопонимания между нашими двумя странами и народами. Это — первостепенная задача работы в целях развития наших двусторонних отношений.

Галенович Юрий Михайлович, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

http://pravostok.ru/ru/main_theme/?id=160&theme=20


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru