Русская линия
Известия Наталья Евграфова25.12.2006 

Трудности перевода
Английский язык как способ производства российских политических героев

Порой одна точно сказанная фраза несет за собой самые непредсказуемые последствия. «Когда нам говорят о демократии, то думают о наших углеводородах», — сказал как-то летом во время брифинга заместитель руководителя кремлевской администрации Владислав Сурков и к зиме получил за свою проницательность ответ по полной программе в виде статьи в газете The Wall Street Journal «Главный рекламщик Путина». Целый авторский коллектив в лице «кремлеведов» Грегори Уайта, Алана Каллисона и Гая Чейзана постарался объяснить американскому читателю, а заодно и российскому (статья была с удивительной оперативностью перепечатана в газете «Ведомости», издающейся под эгидой WSJ), что Сурков — это «бывший помощник олигархов», который строит вместе с Путиным диктатуру, а российская нефть Соединенным Штатам до лампочки. Скорее всего читатели газеты WSJ вполне поверили такой трактовке событий, тем более что они уже много лет черпают свое представление о России от шахматиста Гарри Каспарова, публикующего в WSJ статьи под заголовками типа «Путин должен уйти» или «Если западные лидеры станут поздравлять Путина с его победой на выборах, тогда они тоже являются соучастниками его преступлений». Закономерным результатом этой линии газеты стал последний аналитический шедевр Бретта Стивенса под заголовком «Россия — враг» с последующим объяснением: «Настало время, когда мы должны начать считать Россию Владимира Путина врагом Соединенных Штатов».

«Сурков через своего представителя отказался давать интервью и даже ответить на вопросы, посланные по почте», — сетуют на его зловещую закрытость журналисты WSJ. Звучит странно — за последний год Сурков неоднократно общался с западными журналистами. И мы попытались выяснить мотивы отказа.

«Сурков отказался от общения с журналистами The Wall Street Journal по одной простой причине — эта газета на протяжении нескольких лет умышленно или по незнанию искажает информацию о России, — объяснил, в свою очередь, отказ помощника президента один из наших кремлевских источников. — Это право любого человека. С любым другим авторитетным изданием — пожалуйста, но не с газетой, которая на голубом глазу учит своих читателей, что «Россия — враг».

Естественно, любая газета имеет полное право высказывать свое мнение по любому поводу и называть «сатрапом и деспотом» кого ей только заблагорассудится — были бы факты. Поскольку о многих событиях, изложенных в статье, ранее в российской прессе не писалось, мы решили провести собственное расследование, чтобы установить, насколько соответствуют действительности факты, предъявленные публике американскими журналистами.

Итак, начнем с начала, то есть с детства. Обличая Суркова в лучших традициях пропаганды в приспособленчестве и двуличии, журналисты пишут, что «…сын чеченца и русской… менял даже собственное «я» — по данным из его школы, перед поступлением в институт он сменил чеченскую фамилию Дудаев на русскую Сурков».

А что на самом деле? Нашим корреспондентам достаточно легко удалось выяснить, что школьник с ФИО Сурков Владислав Юрьевич обучался в двух школах города Скопина Рязанской области — начальной N 5 и средней N 1, которую и закончил. А в 16 лет, как и положено, он получил паспорт гражданина СССР на ту же фамилию и с теми же инициалами. Ведь американские журналисты вряд ли знают, что в нашей стране до совершеннолетия фамилию детям дают родители. А уже после 16 лет каждый гражданин при получении паспорта вправе взять другую фамилию. Однако в Московский институт стали и сплавов также поступил Сурков Владислав Юрьевич. Выпускник уже упоминавшейся средней школы N 1 города Скопина. Так что Сурков всегда был Сурковым. Не надо быть корифеем журналистики, чтобы установить этот факт в течение дня.

Вообще удивительно, что вопросы о происхождении Суркова активно обсуждаются не участниками националистических митингов, а представителями либеральной оппозиции, которая по определению должна быть эталоном толерантности. Может быть, многое объяснит тот факт, что первыми байку о «Суркове-Дудаеве» активно продвигали скрывающийся от правосудия в Израиле Леонид Невзлин и идеолог «Другой России» Станислав Белковский.

Не менее надежного ньюсмейкера привлекли они и в качестве эксперта в области этики и морали. «Ген цинизма развился в людях раньше, чем ген демократии», — изрекает со страниц WSJ Алексей Кондауров, «работавший с Сурковым еще в банке». Отчего-то газета не стала уточнять, что о вечных проблемах нравственности рассуждает не просто «работник банка» Кондауров, а бывший генерал КГБ, служивший в печально знаменитом 5-м управлении КГБ (борьба с диссидентами) под началом легендарного Филиппа Денисовича Бобкова. А уж затем, потренировавшись на диссидентах и правозащитниках, Алексей Петрович стал выводить «ген демократии» в качестве одного из руководителей службы безопасности «ЮКОСа». (Кстати, напомним, что куратора этой службы Невзлина сейчас обвиняют в организации заказных убийств.)

А экспертом по вопросам парламентаризма стал для американских расследователей… подполковник запаса, выпускник института КГБ СССР Анатолий Ермолин. В свое время этот эксперт, входивший в руководство фонда Ходорковского «Открытая Россия» и избранный в Госдуму благодаря усилиям нефтяной компании, написал жалобу в прокуратуру и в Конституционный суд о том, как на рабочем заседании с депутатами фракции «Единая Россия» замглавы администрации устроил выволочку народным избранникам со словами: «Голосуйте, как вам говорят!». Правда, история быстро рассыпалась. Другие участники этой встречи публично опровергли своевременные «воспоминания» Ермолина. Своевременные потому, что как раз в те летние месяцы 2004 года пиар-служба Невзлина устроила в подконтрольных СМИ наезд на Суркова, предвещая ему скорую отставку. Теперь же использованный единожды эластичный подполковник был использован с его «правдивыми» воспоминаниями еще раз — в качестве эксперта «доверчивой» американской газеты, которая, видимо, обманываться рада. Удивительно, что издание, известное на весь мир своим строгим кодексом «перепроверять информацию у двух-трех независимых источников», ограничилось всего лишь одним «свидетелем» в лице депутата-спецслужбиста. Или то, что говорили другие источники, не совсем совпадало с линией и замыслом публикации.

Видимо, в процессе подготовки статьи авторы подпали под «профессиональное» обаяние еще одного своего источника — бывшего тележурналиста Сергея Доренко. Доренко есть чем гордиться — он единственный в стране получил почетное звание «телекиллера». С зарплатой от щедрот Бориса Березовского в 1 миллион долларов, он искусно довел практически до предынфарктного состояния премьер-министра Примакова и мэра Лужкова. Факты при этом тележурналист не только не проверял, а просто выдумывал, что впоследствии подтвердили суд и многочисленные анекдоты на эту тему.

Кстати, американцы почему-то не удосужились покопаться в недалеком прошлом. История тележурналиста Доренко на «Первом канале», равно как и история Евгения Киселева на канале НТВ связаны с информационной войной между Борисом Березовским и Владимиром Гусинским. Соответственно Доренко в 9 часов вечера в воскресенье клеймил на «Первом канале» политических и бизнес-партнеров Гусинского, а Евгений Киселев в 10 часов вечера запускал ответные заклинания уже по адресу Березовского. Поэтому предлагать Доренко какие-то деньги за его работу на законного босса при такой зарплате мог либо сумасшедший, либо очень преданный поклонник таланта.

После того, как олигархи перестали быть собственниками каналов, зашла звезда и двух главных телекиллеров. Правда, у Доренко закат карьеры совпал с весьма неприятной историей. Сергей Леонидович попал под суд по делу «о наезде пьяного мотоциклиста Доренко на человека». Храбрый «телекиллер» сдулся, занервничал и посерел лицом. Есть свидетели того, как в перерывах между судебными заседаниями, уже числясь в официальных оппозиционерах, Доренко, волнуясь и дрожа, обивал пороги нескольких кремлевских кабинетов. До сих пор интересно — какой ценой ему достался такой довольно мягкий судебный приговор за «пьяный» наезд?

Вообще, тема «кремлевских кабинетов» особенно волнует создателей коллективного портрета Владислава Суркова. Соответственно сольную песню на тему «а в комнатах наших сидят комиссары и девочек наших ведут в кабинет» исполнил для американской публики «демократически настроенный депутат» Владимир Рыжков. Рыжков припомнил, как шесть лет назад его завели в кабинет к Суркову и как коварный чиновник обещал ему золотые горы за вступление в партию «Единство». Рыжков, разумеется, гордо отказался — «с тех пор они с Сурковым не разговаривают». Правда, в российском политбомонде гораздо более широко известна другая версия произошедшего: сразу после выборов 99-го года Рыжков умолял Суркова включить его во фракцию «Единство». Наши источники уверяют, что порывистый молодой демократ говорил, что готов встать на колени, лишь бы его приняли в победившую на выборах партию, но получил отказ.

Жалко, что у журналистов The Wall Street Journal нет ньюсмейкеров в комендатуре Кремля, чтобы «снять» информацию — сколько раз с тех пор «демократически настроенный депутат» проходил в Кремль по пропускам, заказанным из приемной Суркова. Но об одном сравнительно недавнем походе в Кремль Рыжков, по словам нашего источника, мог бы и вспомнить, тем более что у этой истории много свидетелей. В 2004 году Михаил Задорнов и Владимир Рыжков затеяли новый политический проект — «Демократическая альтернатива». Тогда же эти господа посетили Суркова с просьбой оказать содействие, чтобы в клуб вошли представители «единороссов». Говорят, что Сурков ответил коротко и демократично: «Обращайтесь в партию». А в остальном Владимир Рыжков, как пишет газета WSJ, «является открытым оппонентом Кремля». И в кремлевские кабинеты, разумеется, ни ногой.

Видимо, фантомы демократии американским журналистам оказались милее цифр и фактов, иначе бы не так ярко получился портрет «душителя российских свобод» г-на Суркова. Им гораздо проще детально, со слов своего очередного объективного ньюсмейкера Дмитрия Рогозина, расписывать историю «кампании по дискредитации» бывшего лидера патриотической партии «Родина» Дмитрия Рогозина, которого называют «фашистом и расистом». А тот факт, что осенью 2005 года «Родина» была снята с выборов по решению Мосгорсуда, утвержденному Верховным судом Российской Федерации, по статье «за разжигание межнациональной розни» — американцам малоинтересен. Впрочем, если бы мистер Рогозин снялся в ку-клукс-клановском балахоне в предвыборном агитационном ролике «Очистим Нью-Йорк от мусора», наверное, это бы их немного проняло. А так — это же все далекая, дикая, недемократическая Россия…

На самом деле, самая большая проблема для персонажей, упомянутых в публикации The Wall Street Journal, — то, что она была перепечатана здесь. Зная о такой возможности, многие из героев, служащие точками опоры для логической конструкции статьи, никогда бы не сказали того, что в ней процитировано. Просто потому, что с них в очередной раз упала завеса героики, которую навешивают они на себя через мнимую опасность оппозиционности в нашей стране. И в этом случае сложно кивать на мнимые трудности перевода. Дело-то не в оценках, а в фактах…

http://www.izvestia.ru/politic/article3099704/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru