Русская линия
Татьянин день Алла Бородина23.12.2006 

Мы даем детям свободу

В свете дискуссии вокруг предмета «Основы православной культуры», которая продолжается не один год, не теряя своей актуальности, а, напротив, приобретая все больший резонанс в современном российском обществе, мы публикуем интервью с автором историко-культурологической программы «История религиозной культуры» и учебника «Основы православной культуры» Аллой Валентиновной Бородиной.

— Алла Валентиновна, как давно Вы задумали этот курс?

— Уже более 10−12 лет назад. Над методикой, содержанием я работаю до сих пор, но замысел, родился именно тогда. За этим трудом стоит определенный религиозный опыт, социальные, политические события, которые мы наблюдали в начале 90-х годов. Если в советское время мы воспитывались в духе закона, в духе морали, авторитета государственной идеи, ценностей, общенародных ценностей, то в то страшное перестроечное время мы увидели полный крах ценностей. Я поняла, что если сам народ не будет заботиться о своих детях, то перспективы наши — это исчезновение русского народа и его культуры.

— Что Вы брали за основу для Вашего курса?

— Я не сказала бы, что я что-то брала за основу — тогда ничего не было, какие-то программы вызывали то смех, то недоумение у специалистов, у чиновников в департаменте образования. Я стала создавать свою программу, и с самого начала становилось понятным, что это должно быть историко-культурологическое образование, где в основе — формирование культуры народа. Культурологический материал идет как иллюстрация этой глубины.

— Ваш курс задумывался как «обязательный» с самого начала?

— Да, он задумывался, как учебный курс. По поводу термина «обязательный». Учебный курс обычно включен в сетку часов. Если сегодня родители не хотят, чтобы дети изучали тот или иной предмет, дети могут не посещать его. Мы рекомендуем поставить этот урок в сетке часов последним или первым, чтобы была возможность отказаться от посещения этих занятий.

— Во время круглого стола отец Максим Козлов в РИА Новости говорил, что важно разработать механизмы, установить контроль, которые позволили бы этот курс преподнести так, чтобы не возникло перегибов, конфессиональных противопоставлений…

— Я об этом много думала. И разрабатывая этот курс, мы старались сохранить свободу. Я считаю, что свобода — это есть во многом гарантия качества.

И очень важно для нашего курса соблюдение свободы выбора.

— А в чем заключается эта свобода?

— Я учителям говорю: не пытайтесь быть духовным наставником в том смысле, как это практикуется в церкви, вы не духовник, вы — учитель. Это тоже очень высокий уровень, но не надо пытаться выстроить всех вокруг себя. Мы должны дать свободу ребенку, но при этом ориентировать на ценности. Мы знакомим ребенка с культурой, но оставляем ему возможность самому решать, в какой традиции он будет жить. Конечно мы будем безмерно рады, если он выберет в конце концов православную традицию, придет к воцерковлению. Но мы боимся воспитывать в детях фарисейство. Наша концепция как раз позволяет выдержать все в норме. И конечно, мы ориентируемся на то, что миссия русского человека — сохранить православие, традиции, т. е. то что дорого для народа. Наши учебники хорошо раскрывают понятие культуры. К примеру, они рассказывают о памятниках Александру Невскому, Серафиму Саровскому, Дмитрию Пожарскому и Кузьме Минину, — людей, которые своей жизнью явили пример высокой духовности. Дети становятся причастны этому знанию, и сами делают выводы.

Мы также позаботились о том, чтобы лексика ребенка, при работе с учебником, расширилась и стала включать исторические, культурологические, духовные слова-термины.

— Алла Валентиновна, а почему Вы не назвали свой курс просто — История русской культуры?

— Это в содержании есть, зачем это нужно? У меня программа называется — История религиозных культур.

— То есть история религиозных культур — это и есть та самая огромная программа, в которую входит курс «Основы православной культуры»?

— Основы православной культуры родились в рамках этой программы, как отдельный курс, и теоретически, я это тоже понимала, что самым востребованным будут разделы, которые будут касаться именно «Основ православной культуры». И так было все подтверждено на практике. Как только вышел первый учебник «Основ православной культуры», стал формироваться социальный заказ.

Вообще, сам учебник рассчитан только на 1 год и соответствует пятому разделу программы, это 36 часов, 36 уроков.

— А на какой возраст рассчитан этот учебник?

— Раздел для первого года обучения, т. е. для 6-го класса, включает в себя «начальный минимум». Потом дети переходят уже к другим разделам программы История религиозных культур. Если преподавание предмета начинается в 11 классе, мы все равно рекомендуем использовать упомянутый учебник, потому что несмотря на то, что к этому возрасту у детей появляется некая конфессиональная картина мира — «начальный минимум» надо освоить обязательно.

— Алла Валентиновна, а кого Вы видите в качестве преподавателей этого курса?

— Я считаю, что преподавать этот курс должен учитель. В начальной школе — это учитель начальных классов. Оптимальный вариант, если это тот учитель, который ведет русский, чтение, математику, то есть все основные предметы. Это может быть учитель искусства и «Основ православной культуры». Обязательно должен быть какой-то предмет базовый (желательно даже чтобы не один), чтобы содержание курса «Основы православной культуры», могли быть использованы для повышения качества преподавания базового предмета.

— Какой должна быть, по-вашему, подготовка преподавателей?

— Учитель «Основ православной культуры» должен быть квалифицированным специалистом и, желательно, с опытом работы. Но полноты образования должны быть особые курсы для учителей: краткосрочные курсы на 72 часа, как минимум. Причем с этой задачей подготовки педагогов на курсах повышения квалификации не справиться только светская система образования, нужно, чтобы были преподаватели со стороны Церкви. Наш курс, как минимум, позволяет увидеть, как можно полноценно, качественно изучать православную культуру, в рамках литературы, искусства, мировой культуры.

— Должны ли преподаватели быть верующими, воцерковленными?

— Я бы не выдвигала таких требований. По закону преподавать может человек любого вероисповедания. Но неправославный не будет заниматься ОПК. Возможно через соприкосновение с предметом он сам начнет расти, понимать, осознавать. Если учителю тема Православия совсем не близка, я с трудом представляю, как он будет преподавать этот предмет.

Беседовала Елена Душка

http://www.st-tatiana.ru/index.html?did=3186


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru