Русская линия
Седмицa.Ru А. Бугаевский19.12.2006 

«Радуйся, Николае, великий Чудотворче…»

Св. Николай. Новгородская икона, нач. XVI в.
Св. Николай. Новгородская икона, нач. XVI в.
19 декабря Русская Православная Церковь празднует память одного из самых почитаемых в России святых — святителя Николая Мир Ликийских, Чудотворца. 18 декабря, в канун дня памяти святителя Николая Святейший Патриарх Алексий совершит Всенощное бдение в Богоявленском кафедральном соборе. В сам день праздника Его Святейшество возглавит праздничные торжества и совершит Божественную Литургию в Николо-Угрешском монастыре, находящемся в городе Дзержинске Московской области.

Новый опыт составления жития святителя Николая
(Приводится по изданию: Правило и образ кротости (сборник исследований и статей. М., 2004. СС. 73−91)

Введение. Постановка проблемы

В течение трехсот лет после создания Четьих-Миней свт. Димитрием, митр. Ростовским, был открыт и введен в научный оборот целый ряд древних рукописных житии и хроник, о существовании которых на рубеже XVII-XVII1 вв. не было известно. Уже в 1-й пол. XIX в. свт. Филарет (Дроздов), митр. Московский, ставил вопрос о необходимости значительных добавлений, а в целом ряде случаев — составления новых текстов для Четьих-Миней житий тех святых, сведения о которых обогатились благодаря агиографическим и историческим исследованиям. Важно отметить, что традиция дополнения Четьих-Миней всегда существовала в русской агиографии. Заканчивая последний, четвертый том за три летних месяца, свт. Димитрий уже готовил исправления и дополнения ко второму изданию первого тома. В замечательном исследовании, посвященном свт. Димитрию, прот. Александр Державин писал, что у «святителя было намерение довольно широко поставить дело исправления и дополнения своих книг», но из-за болезни и смерти он успел внести добавления лишь в первый том Четьих-Миней.[1] После кончины свт. Димитрия Четьи-Минеи были дополнены житием самого свт. Димитрия, а жития святых равноапостольных Константина и Елены — сведениями из такого важного первоисточника, как книга Евсевия Памфила «Жизнь блаженного василевса Константина». Подобной доработке был подвергнут целый ряд текстов в Четьях-Минеях.

К концу XX столетия информация о значительнейшей части рукописей житий святых вошла в библиографические указатели.[2] И хотя абсолютное большинство древних текстов до сих пор не опубликовано, практически все наследие, сохранившееся в монастырях и фондах библиотек, выявлено и стало доступно современному исследователю. В связи с открывшейся в наше время возможностью воспользоваться этими рукописными текстами, а также благодаря многим исследованиям в области агиографии, текстологии, истории, археологии и, наконец, анатомо-антропологическому изучению мощей представляется весьма актуальной и важной проблемой составление новых редакций житий целого ряда святых, и прежде всего жития свт. Николая Мирликийского.

Обращение к рукописным памятникам, посвященным архиеп. Николаю Мирликийскому, таким как «Деяние о стратилатах», «Деяние о подати», житиям и энкомиям, составленным архим. Михаилом, свт. Андреем Критским, свт. Мефодием, Патриархом Константинопольским, и другим древнейшим агиографическим источникам, написанным на греческом, латинском и сирийском языках, позволяет не только уточнить, но и значительно дополнить жизнеописание великого святого. Важной задачей при составлении нового текста жития свт. Николая Мирликийского является исключение из пего недостоверных или искаженных сведений о святом, в основном взятых, как показали исследовании архим. Антонина (Капустина), из жизнеописания другого ликийского святителя с тем же именем, жившего па два века позже. Весьма обширный и добросовестный труд о свт. Николае, выполненный в конце XIX в. А. Вознесенским и Ф. Гусевым [3] во многом уже не соответствует современным представлениям исследователей в области николаеведения.

Какие же причины понуждают прийти к такому выводу? Приведем основные из них.

1. После книги А. Вознесенского и Ф. Гусева, в 1913—1917 гг., появилось фундаментальное исследование Г. Анриха [4], открывшего и включившего в научный оборот множество древних текстов житий и чудес; свт. Николая, позволяющих значительно дополнить и уточнить жизнеописание святителя. В 1957 и 1984 гг. были изданы болландистами подробнейшие библиографические указатели, дополнительно выявившие целый ряд рукописных памятников о свт. Николае на греческом и других древних языках.

2. При составлении жития Николая Мирликийского Ф. Гусев счел преждевременным отделять от текста сведения, привнесенные из жития Николая Пинарского. Работа Г Анриха и последовавшие исследования И. и Н. Шевченко [5], Дж. Чоффари [6] и ряда других ученых окончательно подтвердили вывод архим. Антонина о смешении житий двух святителей с именем Николай.

3. За годы гонений Церкви в России почти все монастыри и большинство храмов были закрыты, при этом немалое их число было снесено, а иконы либо бесследно утрачены, либо перемещены в другие храмы, музеи или частные собрания. Поэтому многие сведения о местах особого почитания святого и его чудотворных икон, приведенные А. Вознесенским в книге, написанной в конце XIX в., не соответствуют современной нам действительности.

4. В 1953 г. в Бари и в 1992 г. в Венеции вскрывались гробницы с мощами свт, Николая. Их осмотр сопровождался скрупулезной анатомо-антропологической экспертизой, выполненной профессором Луиджи Мартини. Таким образом, лишь в конце XX столетия загадка «венецианского» гроба с мощами свт. Николая нашла научное объяснение.

5. За прошедшее столетие трудами многих ученых выполнены весьма значимые исследования в области николаеведения, которые существенно дополнили наши знания в агиографии, гимнографии и иконографии, посвященных свт. Николаю.

В связи с вышеизложенным нам представляется весьма актуальным создание сводного труда о свт. Николае, включающего в себя повествование о его житии, перенесении мощей посмертные чудеса, гимнографию и знакомящего читателей как с историей мест почитания святителя, гак и с настоящим их состоянием и сведениями о нынешнем местонахождении чудотворных икон или их утрате в надежде на обретение.

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II нами в соавторстве с архим. Владимиром (Зориным) по совокупности всех древнейших текстов составлен и издан новый текст жития свт. Николая. В этой работе мы стремились создать достоверное, научно обоснованное и максимально полное жизнеописание свт. Николая Мирликийского, выявив все элементы его церковного почитания. При этом мы руководствовались необходимостью, с одной стороны освободить текст от привнесенных в него деяний и фактов из жития Николая Пинарского и других сведений, не имеющих подтверждения в авторитетных греческих памятниках, посвященных свт. Николаю Мирликийскому. С другой стороны мы поставили перед собой цель, и неукоснительно следовали ей, не пропустить ни одного факта из древних текстов, которые носят характер источников о свт. Николае.

Поэтому представленный нами новый текст жизнеописания святителя значительно дополнен деяниями, не входившими или редко включавшимися в его житие, а также очень большим количеством сведений, от весьма существенных до второстепенных. Многие из этих сведений, взятые нами из древнейших греческих памятников, оказались исключены из текстов поздних латинских, славянских и других компилятивных редакций житий свт. Николая.

При подготовке текста жития мы опирались на публикации ряда исследователей, трудами которых со 2-й пол. XIX в. началось и успешно продолжается систематическое изучение рукописных текстов житий и чудес великого святителя.

Отметим, что составление жития свт. Николая — не первый наш опыт в агиографии по написанию житий с использованием разных редакций текстов, представляющих всю совокупность дошедших до нашего времени древних рукописей и других исследований о святых. Нами были составлены и опубликованы как отдельными изданиями, так и в «Журнале Московской Патриархии» [7] жития святых великомученика Георгия и мученицы царицы Александры, преподобномученицы Евгении, а также святых великомучениц Марины и Параскевы и святых преподобных Мартиниана, Зои и Фотинии. [8]

Проблема удаления из жития свт. Николая Мирликийского деяний и сведений, относящихся к жизнеописанию архиеп. Николая Пинарского

Архим. Антонин (Капустин) показал, что древние агиографы допустили смешение житий двух святителей с одинаковым именем — Николай. Один из них был в Ликии архиепископом Мир в IV в., в годы царствования императоров Диоклетиана и Константина Великого. Другой ликийский св. Николай жил в VI в., стал архиепископом Пинарским при императоре Юстиниане I и скончался 10 декабря 564 г. Он долгое время являлся настоятелем Сионского монастыря. В жизнеописании Николая Пинарского сообщалось о его родителях с именами Епифаний и Нонна, дяде, епископе Николае, построившем Сионский монастырь, о крещении младенца, простоявшего два часа в купели. Кроме того, в тексте жития Николая Пинарского, составленном в VI в., найденном в библиотеке Ватикана [9] и опубликованном кардиналом Фалькони в XVII в., оказалось то же самое повествование о путешествии на Святую Землю, что и в житии свт. Николая Мирликийского, но с множеством дополнительных подробностей. Указанные совпадения привели Фалькони к неправильным выводам. Кардинал решил, что был только один свт. — Николай Мирликийский, живший в VI в. при императоре Юстиниане. Только спустя двести лет архим. Антонин (Капустин) установил достоверность факта существования двух ликийских святителей Николаев. Он писал: «Можно дивиться, каким образом, два лица, оба знаменитые, слились в представлении народном, а затем и в памяти церковной, а один досточтимый и святоублажаемый образ, но отрицать факта нельзя… И так два было свт. Николая ликийских».[10]

Смешение житий двух святителей Николаев и привело к тому, что хронология жития архиеп. Николая Мирликийского вступила в явное противоречие с церковной историей. Архим. Антонин так описывает указанное несоответствие: Кто читал, со вниманием житие святителя, Николая, положенное в нашей Четьи-Минее, от того не может укрыться одна встречающаяся в нем историческая несообразность. Говорится там, что великий угодник Божий, бывши еще пресвитером, отправлялся в Палестину на поклонение св. местам, восходил па Голгофу и вошел раз в святую церковь (конечно, Воскресения) вратами, которые отверзлись ему самому. Затем, по возвращении домой в Ликию, он возводится па архиепископский престол города Миры, и уже после всего этого делается, исповедником веры Христовой при царях Диоклетиане и Максимиане, и сияет потом чудесами на весь мир, при св. Константине Великом. Но святые места Иерусалима приведены во всеобщую известность уже при самом христолюбивейшем императоре, и славная церковь Воскресения освящена только 13 сентября 335 года, т. е. 30 лет спустя после Диоклетианова и Максимианова правления.[11]

Когда же и почему произошло смешение житий двух ликийских святых с именем Николай? Самый древний ил дошедших до нашего времени текст жития свт. Николая Мирликийского принадлежит архим. Михаилу и относится к VIII — нач. IX в. В этом памятнике нет смешения житий.

Дополнение жизнеописания свт. Николая Мирликийского эпизодами из жизни Николая Пинарского было предпринято в 1-й пол. X в. некоторыми анонимными авторами («Смешанное житие», «Ликийско-александрийское житие» и др.). Историк АЛО. Виноградов обнаружил пример такого соединения до Метафраста.[12] Таким образом, тексты «смешанного жития» существовали до Метафраста. По предположению АЛО. Виноградова, при составлении жития свт. Николая Мирликийского Метафраст воспользовался одним из хранившихся в Константинополе списков «смешанного жития», текст которого оказался наиболее полным и содержал повествование о крещении, родителях, паломничестве и другие сведения из жития Николая Пинарского.

Высокие литературные достоинства текста блаженного Симеона Метафраста сделали его версию жития свт. Николая Мирликийского самой популярной и авторитетной и тем самым на тысячелетие невольно «узаконили» ошибочное смешение житий двух Николаев.

Несмотря на признание факта смешения житий двух святителей такими известными николаеведами, как Г. Анрих, И. и Н. Шевченко, Дж. Чоффари, и многие другие, до настоящего времени ни один автор или редактор при издании жития свт. Николая Мирликийского не пошел по пути удаления из его жизнеописания сведений и событий, относящихся к другому ликийскому святому.

Для устранения из жития свт. Николая всех заимствований из жизнеописания свт. Николая Пинарского, впервые выявленных архим. Антонином (Капустиным), нами были использованы тексты Ватиканской и Синайской рукописей жития свт. Николая Пинарского.

О дополнениях к тексту жития свт. Николая

В течение ряда столетий при переписывании жития свт. Николая или составлении авторами собственных редакций текста сокращались и искажались многочисленные достоверные сведения и важные агиографические подробности о святом, сохранившиеся в «Деянии о стратилатах» и других памятниках. По этой причине немало фактов и даже целые деяния святителя оказались вне текстов менологиев и Четьих-Миней.

Как можно объяснить, что в состав жития свт. Николая не вошло «Деяние о подати»?

Жития святых, всегда повествовавшие о высших идеалах и нормах христианского благоповедения, были основным кругом чтения в православной Византии, и поэтому созданию Метафрастова менология придавалось важное государственное значение. Работа над ним курировалась лично императором, и появление в менологии «Деяния о подати» могло вызвать гнев самодержца, поскольку описываемый в нем поступок свт. Николая содержал невыгодный для царской казны пример поведения архипастыря.[13] Казна византийских монархов в X в., как и в IV в., очень нуждалась в пополнении, и опасение, что влиятельные архиереи станут подражать свт. Николаю, обращаясь к императору с ходатайствами о снижении налога в своих епархиях, имело веские основания. Весьма вероятно, что именно по этой причине более тысячи лет тому назад «Деяние о подати» архиеп. Николая не вошло в состав его жития и до настоящего времени оказалось совершенно неизвестным читателю.

Между тем «Деяние о подати» вполне исторично. Осуществление грандиозного замысла императора Константина Великого по строительству новой столицы потребовало огромных средств, и когда в 327 г. подошел срок очередной переписи (capitatio et jugatio) для пересмотра сборов, налоги с многих провинций были значительно повышены. Особенно острой проблема оказалась для небольших бедных областей, к которым относилась Ликия. Несправедливость чиновника, усугубившего налоговый гнет, характерна для Византийской империи IV—VI вв. Поступок архиеп. Николая, спасающего свою паству от несправедливого бремени, полностью совпадает с его попечительным, заботливым образом поведения, известным по другим деяниям этого святого.

Множество важных сведений, которыми изобилуют древнейшие редакции «Деяния о стратилатах» [14], оказалось утраченным или искаженным в тексте Метафрастова жития, а впоследствии и в Четьих-Минеях свт. Димитрия, митр. Ростовского. Мы не можем воспроизвести в рамках данной статьи весь объем сведений из разных рукописных памятников, введенных в текст каждого из деяний составленного нами жития святителя, но, воспользовавшись текстом древнейшей и самой полной 3-й редакции «Деяния о стратилатах», приведем в качестве примера лишь несколько эпизодов, которыми дополнено повествование.

Когда Николай спешит вместе со стратилатами из Андриакской гавани в Миры спасти от несправедливой казни трех оклеветанных мужей, по пути они узнают, где находятся осужденные и палач, и понимают, что не успевают остановить казнь. Это деяние святителя происходило, когда ему было уже около 75 лет, а расстояние от гавани до города равно 4 км. Конечно, пройти в преклонном возрасте такое расстояние, да еще поднимаясь к городу, трудно: Стратилаты, увидев, что преподобный муж плачет из-за того, что не успевает, сказали спутникам епископа: «Дайте кого-нибудь, кто покажет это место, и мы пошлем двух солдат из нашей свиты, чтобы они удержали спекуляторов [палачей] до нашего прихода», И они послали двух солдат, чтобы те поспешили и задержали спекуляторов до прихода святого мужа (гл. 4). Воины пришли вовремя. Палач не успел казнить трех мужей. Далее сообщается, что Николай вырвал у спекулятора меч и бросил его на землю. Освободив же их от пут, он узнал их, потому что они были из знатных людей города. Узнал он также, что двести литр серебра, взял правитель от, первых людей города за их убийство. Тогда он повел их в город вместе со стратилатами (гл. 4).

Свидетельство в древнем памятнике о сумме в двести литр серебра оказалось утраченным в Метафрастовом житии свт. Николая, а вслед за ним и в славянской традиции. Далее видим новое разночтение 3-й редакции с текстом у Метафраста, а также со славянской и русской версиями этого события. Не правитель пришел к мест) казни, а наоборот, святитель и стратилаты вместе с невинно осужденными мужами отправляются к нему в город:…и войдя в преторий правителя, он взломал двери. А правитель, услышав о приходе святого Николая, выскочив бегом, упал на землю и обхватил его ноги (гл. 5).

По Метафрасту, после усмирения бунта во Фригии стратилаты возвращаются в Константинополь. Однако в цитируемом нами древнейшем греческом тексте есть весьма важное сообщение о том, что после победы над тайфалами стратилаты снова возвратились в Линию, пристав к выше упомянутой гавани Андриаке. И, сойдя с кораблей, поднявшись в город и разыскав святого епископа Николая, встретившись с ним, стратилаты поблагодарили Бога и его за то, что по его молитвам война у них сложилась благоприятно. Доброжелательно приняв их, он угостил их, а также много увещевал в отношении спасения. Он прикровенно предсказал им, что они подвергнутся опасности: «Смотрите, чада: никогда, попав в искушения, не отчаивайтесь и не малодушествуйте, а имейте непреклонное и непреложное упование на Бога, и тогда вас не коснется искус. Ибо могуч Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так, чтобы вы могли перенести». Но они не поняли, к чему он говорил им это. Затем, взяв у него благословение и облобызав его, они спустились к своим кораблям (гл. 6).

А впоследствии, когда уже в Константинополе стратилаты были оклеветаны и притворены к смерти, один из них, по имени Непотиан, вспомнив о том, что сделал святой Николай с тремя мужами в Ликии и спас их от смерти, и как он предсказал им в своем наставлении, что их ожидает испытание, а они не поняли, воскликнул со стоном: «Господи Боже святого служителя Твоего Николая, избавь пас от горькой смерти» (гл. 11).

Следовательно, в 3-й редакции «Деяния о стратилатах» речь идет о прозорливом предсказании свт. Николая, которого стратилаты поняли лишь в темнице. Древний текст значительно яснее раскрывает нам глубину пастырского влияния (воздействия) чудотворца на стратилатов, которое указало им путь к спасению через обращение к Богу.

Далее, после явления в сонном видении императору Константину и префекту Аблабию свт. Николая и освобождения воевод государь, отправляя их с подарками к Мирликийскому архиерею, говорит: «…остригите волосы на своей голове, проем его молиться за мир в мире и за, наше спасение». И сообщается: «Он [император] препоясал их также высшим стратилатским рангом, дал им различные драгоценности, дорогое золотое Евангелие, два золотых подсвечника и золотой сосуд, украшенный камнями и жемчугом, для святого возношения и отослал их с миром, и они ушли» (гл. 15).

Прокомментируем это место древнего текста. Пока стратилаты сидели в темнице, у них отросли волосы. Приказание императора остричь волосы означает возвращение стратилатов на государственную службу, поскольку всем чиновникам и воинам Римской империи полагалось носить короткую стрижку.

По поясу в Римской империи можно было судить о чине воинов, как в современной армии по погонам. Отсюда следует, что стратилаты получили высшие воинские звания в империи.

Дарение Евангелия в золотом окладе является весьма характерным поступком для императора Константина. Строительство новых христианских храмов в новой столице и других городах империи вызвало ощутимый недостаток богослужебных книг. Константин позаботился об их наискорейшем изготовлении. Царь отправил гонцов к епископу Кесарийскому Евсевию с наказом «отлично знающим свое искусство писцам написать на выделанном пергаменте пятьдесят томов, удобных для чтения» [15], и доставить их во дворец. По распоряжению императора в столице богослужебные книги должны были содержаться в богатых переплетах.[16] Возможно, что Евангелие в золотом окладе, подаренное императором свт. Николаю, было одной из пятидесяти книг, о которых упоминает Евсевий.

В «Житии вкратце» (гл. 16) подсвечники названы ручниками. Поскольку подсвечники, или ручники, император Константин послал в дар архиерею, вероятнее всего это были дикирий (двусвечник) и трикирий (трисвечник) — светильники, которыми архиереи осеняют народ при богослужении.

Приведем еще один отрывок из 3-й редакции «Деяния о стратилатах», не представленный в менологиях и Четьях-Минеях. Этот текст раскрывает духовно-нравственное воздействие святого на стратилатов, фактически ставших его чадами.

«И они достали сосуды, посланные ему императором, и передали ему. А он сотворил молитву, чтобы они остригли волосы на своей голове, как приказал им император. Принесли они и из бывших у них денег девять тысяч золотых на пропитание нищим и положили их у его ног. А он, приняв их, раздал. А на трапезе он увещевая их не бояться находящих искушений и не страшиться этой привременной смерти. „Ибо как золото испытывается огнем, так сердца верных — во время искушений. Так что не бойтесь случившегося: непрестанно возводите ваши мысленные очи к Богу, и не коснется вас мучение“. Наставляя каждый день их этими словами, он утвердил, их в вере в Господа Иисуса Христа» (гл. 17).

«Пробыв же у него месяц, они взяли у него благословение для императора. Взяли они и благословение для себя и, много со слезами прося его молитв за них, так вернулись в столицу Константинополь. И передали посланные благословения императору, и стали на будущее во дворце в почете» (гл. 18).

Здесь уместно будет отметить, что древнейшие рукописные тексты доносят до нас почти через два тысячелетия не только интереснейшие сведения о свт. Николае. Обращение к этим памятникам позволило нам существенно дополнить текст жития бесценным сокровищем — словами и подлинными изречениями великого святителя, дошедшими до нашего времени из глубины веков!

После возвращения из Мир в Константинополь «на следующий год стратилаты, прибыв по обычаю в Ликию, стали искать святого Божьего Николая. И, узнав, что он почил и пребывает с Господом, разыскали место, где лежала его честное тело. Прибыв туда, они достаточно со слезами умилостивили его — они рассказывали, что сподобились и его видения. А также они почтили его, сделав портик до города, отстоящий на одну милю, а слева и справа построив жилища для церковных нищих» (гл. 19).

Это сообщение, содержащееся в последней главе 3-й редакции древнейшего текста о свт. Николае — «Деяния о стратилатах», чрезвычайно важно, так как оно помогает установить дату кончины снятого.

Выясняется, что император Константин отправлял Мирликийскому архиепископу подарки за год до смерти святителя. Но император умер 21 мая 337 г. Если даже предположить, что Николай и Константин умерли в один год, то можно получить крайнюю дату блаженной кончины святителя — 337 г. Однако внимательный анализ событий, о которых повествуется в древних греческих памятниках, посвященных свт. Николаю, позволил нам довольно уверенно назвать 335 г. как год его блаженного успения.

Датировка кончины святителя в славянских рукописях весьма близка к принятой нами, но проистекает не из древних греческих источников, а является, вероятно, результатом догадки автора XI—XII вв. Предположения многочисленных биографов [17] свт. Николая о дате его кончины сгруппированы в периоде с 341 по 345 г. Чоффари полагает, что свт. Николай умер в 334 г., основываясь при этом на упоминании у Афанасия Великого множества епископов, которые боролись с лжеучением Ария начиная с 335 г. Поскольку у свт. Афанасия свт. Николай не упомянут, Чоффари делает вывод, что архиеп. Николай умер до 335 г., а именно в 334 г.

У Метафраста, а вслед за ним в латинских сборниках житий и в Четьях-Минеях свт. Димитрия не использован ряд древнейших рукописных памятников о свт. Николае, в том числе и такой важный документ, как текст 3-й редакции «Деяния о стратилатах», в котором значительно полнее и достовернее изложено главное деяние великого чудотворца. В результате оказались ослаблены причинно-следственные связи повествования, утеряны важные звенья событий и затемнено понимание логики поступков людей, а исключение из текста жития последней, 19-й, главы 3-й редакции «Деяния о стратилатах» привело и к потере хронологической линии, которая позволяет надежно установить, что блаженная кончина свт. Николая последовала во время царствования императора Константина, т. е. до 337 г. (В Православном церковном календаре [18] указана заведомо неверная дата — «около 345 г.».)

Текст составленного нами жития дополнен целым рядом важных сведений о свт. Николае, которые взяты из его деяний, написанных начиная с IV в. неизвестными ликийскими авторами (5 редакций «Деяния о стратилатах»), а также житий и похвальных слов, составленных архим. Михаилом, свт. Андреем Критским, свт. Мефодием, Патриархом Константинопольским, пресвитером Неофитом и другими агиографами.

Кроме того, текст нового жития дополнен довольно пространным деянием свт. Николая об избавлении Ликии от несправедливого налога («Деяние о подати"[19]), а также небольшими повествованиями, которые весьма редко можно найти в составе рукописных текстов житий, — „Деянием о хлебовозах“ и „Деянием о епископе Феогние“.

Сопровождение текста ссылками и комментариями для обоснования достоверности сведений, изложенных в житии святителя

При составлении жития свт. Николая как в основном тексте, так и в примечаниях к нему мы стремились показать историчность описываемых событий. В XIX—XX вв. появилось ошибочное представление, что сведений о свт. Николае сохранилось очень мало и они исторически недостоверны. К сожалению, эта точка зрения во 2-й пол. XX в. стала получать вес большее распространение не только среди католиков, но и у православного духовенства. На самом деле события, описываемые в древних рукописных памятниках о свт. Николае, и персонажи, участвующие в них, не противоречат известным историческим источникам, а подчас дополняют их важными сведениями о времени царствования императора Константина Великого. Из „Деяния о стратилатах“ мы узнаем, что тайфалы имели поселения во Фригии уже в 30-е годы IV в. и поднимали мятеж против императора. Хотя в исторических источниках пет сведений о поселениях именно вестготского племени тайфалов во Фригии, однако в них говорится о переселении Константином Великим многочисленных варварских племен на земли Римской империи с целью укрепления ее военного могущества. Известно также, что повышение налогов после наступления нового индикта во многих провинциях империи привело к возмущениям и бунтам, в том числе и в военных поселениях. Таким образом, сообщения о поселении тайфалов во Фригии и о их мятеже не только не вступают в противоречие с надежно» установленными историческими фактами, но скорее дополняют важными сведениями историю царствования императора Константина.

Известно также, как противоборствовали в конце правления Константина разные группировки высшей военной элиты, пытаясь уничтожить друг друга. Поэтому вполне историчным выглядит повествование о борьбе между префектом претория Востока Аблабием, командовавшим императорской гвардией и внутренними войсками, с одной стороны, и тремя высшими военачальниками — стратилатами Пепотиапом, Урсом и Герпилионом, с другой.

Археологические раскопки в Ликии, предпринятые в XIX—XX вв., хорошо согласуются с географическими, топографическими и другими сведениями, содержащимися в древнейших житийных памятниках, посвященных как свт. Николаю Мирликийскому, так и свт. Николаю Пинарскому. Сохранились не только храм, построенный свт. Николаем Мирликийским, но и место встречи святого со стратилатами — Плакома, площадь в андриакском порту, покрытая плитами. На ней в древности был расположен рынок, остатки которого видны и в паше время. [20] Ныне гавань Андриаки заболочена и порт давно прекратил свое существование, но значительные объемы многих зданий прекрасно сохранились. Среди них огромноезернохранилище («гранарий»), построенное при императоре Адриане, каменные цистерны, акведук, несколько храмов и целый ряд портовых и других построек. По предположению историка А.Ю. Виноградова, именно в это зернохранилище был капитанами выгружен хлеб в «Деянии о хлебовозах». Многочисленные фотографии и планы древних сооружений можно увидеть в монографии об археологических раскопках в Мирах.[21] Хорошо сохранились и остатки зданий древней Патары.

Весьма интересны археологические находки, подтверждающие повествование архим. Михаила в древнейшем тексте жития свт. Николая о храме Артемиды, который превосходил всех их [другие капища] своей высотою, величием и разнообразием построек. Археологические раскопки надежно подтвердили достоверность этого сообщения. Большая надпись на камне из Родиаполиса (ок. сер. II в. по Р.Х.) так восхваляет ликийского мецената Опрамоаса: «В городе Миры, разрушенном землетрясением [141 г. по Р.Х.], он воздвиг святилище Элевтеры, [то есть Артемиды], самое прекрасное и большое в Ликии, а также устроил, празднество и игры в честь богини и самодержца.[22] Святилище Артемиды часто изображалось на ликийских монетах времен императора Гордиана III (238−244) в виде дистильного или тетрастильного храма. Место, где было в Мирах святилище Артемиды, неизвестно. Возможно, оно находилось перед городом, подобно другим большим храмам античности, как, например, храм Артемиды Эфесской или ликийские святилища Латоны около Ксанфа и в Ойноапде.

Достоверной оказалась и иконография свт. Николая. Тщательные анатомо-антропологические исследования мощей свт. Николая, проведенные при вскрытии его гробницы в Бари профессором Луиджи Мартино в 1953—1957 гг., показали, что иконографический образ святителя по своим чертам полностью соответствует его портретному изображению, реконструированному по черепу из барской гробницы. По строению черепа и скелета святитель принадлежал к белой европеоидной средиземноморской расе, которая характеризуется средневысоким ростом и смуглой кожей, преимущественно долихо-кефальным высоким черепом, носом, стремящимся к орлиному, скелетом средней крепости. Анатомо-антропологические исследования мощей позволили также определить рост святителя — 167 см.

По заключению профессора Л. Мартино, анатомо-антропологические исследования костей грудной клетки и позвоночника свт. Николая свидетельствуют, что святой страдал артрозом позвоночника и, возможно, анкилозом (неподвижность сустава вследствие сращения суставных поверхностей). Радиологическое исследование черепа выявило внутреннее костное уплотнение черепной коробки, весьма обширное и ярко выраженное (perostosis endocramosica diffusa). Профессор Л. Мартино полагает, что указанные костные изменения должны объясняться долгим влиянием холода и сырости, которым святитель подвергался во время многолетнего томления в тюремных помещениях, куда он был заключен в возрасте около 50 лет.[23]

Современная наука значительно обогатила наши знания по истории. Новейшие исторические, археологические, антропологические и текстологические исследования очень важны в столь деликатной и ответственной науке, как агиология. При работе над житиями нами были использованы фундаментальные труды о свт. Николае Мирликийском и по византийской истории.[24]

При составлении текста мы всемерно стремились показать читателю полное соответствие жизни великого святителя идеалам и нормам духовно-нравственного учения Священного Писания. Сохраняя текстологическую и историческую достоверность в описании деяний свт. Николая и его портретный облик, мы в то же время были обязаны явить преображенный иконописный образ великого святителя, без которого немыслим текст жития в русской агиографии.



Примечания:

[1] Александр Державин, прот. Четьи-Минсм свт. Димитрия, митрополита Ростовского, как церковно-исторический и литературный памятник // Богословские труды. М., 1976. Сб. 15. С. 124−130.

[2] Bibliotheca hagiographica graeca. Bruxelles, 1957; Novum auctaiiuin Bibliothecac hagiographicae graecae. Bruxelles, 1984.

[3] Вознесенский А., Гусев Ф. Житие и чудеса св. Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского, и слава его в России. СПб., 1899.

[4] Anrich С. Hagios Nikolaos. 1,2. Leipzig, 1913−1917.

[5] The Life of St. Nicholas of Sion / Ed. by I- Sevcenko and N.P. Sevcenko. Brooktinc (Mass.), 1984.

[6] Cioffari G. San Nicola nella crilica storica. Ban, 1988.

[7] Бугаевский A.B., Владимир (Зорин), архим. Жития свв. прмц. Евгении и Клавдии // ЖМП. 1998. N 1. С. 66−80; Бугаевский А.В., Владимир (Зарин), архим. Жития, страдания и чудеса св. вмч. Георгия Победоносца и св. мц. царицы Александры // ЖМП. 1998. N 4. С. 65−79.

[8] Бугаевский А.В., Владимир (Зорин), архим. Житие св. вмц. Марины. Страдания и чудеса св. вмц. Параскевы. М., 1999; Бугаевский А.В., Владимир (Зорин), архим. Святитель Николай, архиепископ Мирликийский. М., 2001; Бугаевский А.В. Жития св. преподобных Мартиниана, Зои и Фотинии. М., 2002.

[9] Сохранились древние тексты жития свт. Николая Пинарского, восходящие к VI в. Первый из них обнаружен в Ватиканской библиотеке еще в XVII в. кардиналом Фалькони.

[10] Антонин (Капустин), архим. Святой Николай, епископ Пинарский и архимандрит Сионский // Тр. Киевской Духовной академии. 1869. II. 6. С. 449; об этом архим. Антонин писал и в другой работе: Еще о свят. Николае Мирликийском // Тр. Киевской Духовной академии. 1873. IV. 12. С. 241 288.

[11] Антонин (Капустин), архим. Указ. соч. Святой Николай… С. 445. [12] ГИМ греч. 378. Л. 36−54, XI в.

[13] Известно сообщение грузинского монаха Ефрема Мцыри, жившего во 2-й пол. XI в. около Антиохии, которое повествует об отставке Симеона Метафраста и damnatio memoriae его корпуса. Прочитанное на службе место из жития св. Феоктисты Лесбийской, написанного Метафрастом, где говорилось об императоре Льве Мудром (886−912) как об «унесшем с собой в гроб счастье ромеев», привело в гнев его честолюбивого внука Василия II (976−1025). Император приказал сжечь все книги Симеона и положил конец его работе по составлению менология.

[14] «Деяние о стратилатах» — древнейший рукописный памятник, восходящий к IV в. Он дошел до нас в 5 редакциях; 1-й — сравнительно полной (Lips, rep. II 26; Neapol. gr. II С 26; Vat. gr. 679, 821, 866, 1641, 1673, 2000, 2049, 2073; Barb. gr. 332, 555; Chis. R VI 39; Ottob.gr. 1; Pian. II 22; Par. gr. 683, 770, 1220A; Sab. gr. 18; Vind. hist. gr. 126; Ambr. gr. С 92 sup., G 63 sup.; Oxon. Bodl. Laud. 68; Scor. X III 6; Messan. gr. 4, 3; Bcrol. gr. fol. 43; Mon. gr. 255; Marc.gr. II 101); 2-й краткой (Vat. gr. 824; Oxon. Barocc.gr. 174; Bodl. Selden. sup. 9; Chalc. gr. 62); 3-й — наиболее полной, содержащей дополнительные подробности (Oxon. Bodl. Laud. gr. 69; Coisl. gr. 105; Vind. hist. gr. 31); 4-й (Vat. gr. 803, 1865; Vind. Theol. gr. 148) и 5-й — смешанной между первыми тремя редакциями (Аmbr. gr. С 95 sup.; Vat. gr. 1192, 1631; Par. gr. 1170).

[15] Eвсевий Памфил. Жизнь блаженного василевса Константина. М., 1998. Кн. IV. Гл. 36.

[16] Евсевий Памфил. Указ. соч. Кн. III. Гл. 1.

[17] Cioffari G. Op. cit. P. 203−208.

[18] Православный церковный календарь, 2003 г. М., 2003. С. 73.

[19] Сохранились четыре греческих манускрипта, которые содержат повествование о снижении налога дли Ликии императором Константином по ходатайству свт. Николая. Эти рукописи представляют две редакции: «краткую» (Ambr. D 92. Л. 44 об. 46 об.; Vat. gr. 821. Л. 256−260 об.) и «пространную» (Ambr. С 92. Л. 100−103; Par. gr. 1556. Л. 1 об. 21 об.). Кроме того. маленький фрагмент «Деяния о подати» сохранился в латинской службе на праздник перенесения мощей свт. Николая в Бари (изд. в кн.: Barbier de Montault X. Oeuvres completes. Vol. XIII. Paris, 1899. P. 426 sqq.) — «Деяние о подати» ранее не включалось в жизнеописания свт. Николая (за исключением одного позднего краткою жития в Sin. gr. 522).

[20] Myra. Eine lykische Metropolie in anliker und byzantinischer Zeit / Hrsg. von J. Borchhardt. Berlin, Abb. 12.

[21] Myra. Op. cit. S. 65−75. Taf. 32−46.

[22] Heberdey R. Opramoas, InschrifLen vom Heroon von Khodiapolis. Berlin, 1897. XIII C, XIX AB.

[23] Martina L. Le rcliquie di S. Nicola, Kari, 1987. P. 53, 57−63; Idem. Solcnni celebrazioni per la reposizione delle sacre ossa di S. Nicola 29 aprile — 9 maggio 1957 // Bolletmo di S. Nicola. 1957; Cioffari G. Op. cit. P. 161−166; Успенский И.Д. Две недели в Риме // ЖМП. 1978. N 8. С. 72.

[24] Meisen К. Nikolauskull und Nikolaushrauch im Abendlande// Forschungen nir Volkskunde, 9−12. Dusseldorf, 1931; Sevcenko N.P. The Life of Saint Nicholas in Byzantine Art. Torino, 1983; Cioffari 0. San Nicola nella critica storica. Bari, 1988; историко-археологическая и географическая литература по IV в. (напр.: Myra. Eine lykisrhe Metropolie in antiker und byzantinischer Zeit / Hrsg. von J. Borchhardt. Berlin, 1975) и целый ряд других отечественных и зарубежных исследований.

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=39 505&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru