Русская линия
Родная газета Захар Артемьев18.12.2006 

Жизнь и смерть отца Андрея
Священника и его семью сожгли нелюди

На их пожарище еще не остыл пепел. Еще не высохли слезы на лицах их близких, друзей, просто свидетелей этого зверства…

В деревне Далекуши Кувшиновского района Тверской области сгорел дом священнослужителя Андрея Николаева, в котором находился он сам, его жена Ксения и трое детей — Анна, Давид и Анастасия. По факту убийства уже возбуждено уголовное дело, ряд СМИ поспешили сделать свои выводы, обвинив в злодеянии местных жителей, обозвав их «алкашами и наркоманами». Журналисты «Родной газеты» побывали на месте чудовищного убийства, чтобы сделать свои выводы о том, кто в предрождественский пост мог сжечь заживо людей, которых любила вся округа. И вывод напрашивается единственный и шокирующий — сатанисты! Сатанисты, о которых знали местные власти и с которыми боролся отец Андрей.

ИХ ПЕПЕЛИЩЕ ЕЩЕ НЕ ОСТЫЛО

Изба сгорела дотла. Душный запах стоит над тем, что еще недавно было домом для доброй и дружной семьи Николаевых. Виднеются ступеньки крыльца и тонкая, обугленная досточка дверного косяка. Кажется, что еще не утихли их звонкие голоса: там, в углу пепелища, где еще совсем недавно была детская, лежит игрушечный самосвал… Рядом разрушенная до основания печь, плита, кухонная утварь…

На остатках фундамента, который возвышается над пожарищем, стоят чашки, жестяная коробка из-под чая, чья-то заботливая рука положила рядом четыре гвоздики…

…Стоя здесь, где приняли мученическую смерть хорошие, светлые люди, не хочется думать о возмездии, проклинать нелюдей, не побоявшихся Бога и сотворивших такое злодеяние. Слезы сами наворачиваются на глаза и капают в пепел.

Господи, упокой их души!

«ТАМ ЖИВУТ БЛАГОЧЕСТИВЫЕ ЛЮДИ!»

— Мы ничего не можем пока прокомментировать, но дело возбуждено по статье 105-й, части второй, пункту «е», то есть убийство, совершенное общественно опасным способом, — 1-й заместитель прокурора Тверской области Александр Симонов взволнован, глаза за стеклами очков подрагивают. — Никаких версий я раскрывать не могу и не буду, но против самовозгорания говорит то, что проводку в доме меняли недавно, да и само строение очень ухоженное. А потом, подумайте, стали бы мы привлекать к делу следователя по особо важным делам для расследования обычного пожара? Вы поймите, я сам человек верующий… Поверьте, неприятно читать в газетах и видеть по телевизору, как лгут про окрестных жителей, обзывая их наркоманами и алкоголиками. Там живут глубоко благочестивые люди…

Мы убедились в этом сами, приехав на место злодеяния, которого эта земля не знала со времен фашистской оккупации. Ни одного пьяного на всю округу!

Обиженные циничными и лживыми журналистами, местные жители прятали лица от фотокамер, разговаривали поначалу неохотно, не желая спекулировать на горе, которое постигло всю округу.

-…Ой, не надо меня фотографировать, — говорит местная жительница Назира. — Я все время плачу, плачу… О чем тут рассказывать?! Нас обзывают алкашами, обвиняют во всем местных… но никто из здешних не мог этого сделать!

Назира — подруга Ксении Николаевой, крестная ее младшей дочери Настеньки. Их дети дружили, вместе ходили в школу, Назира то и дело брала Настеньку к себе домой на время богослужений, чтобы девочка не простудилась во время долгих служб. Теперь она рыдает так, будто у нее вырвали собственное сердце. А еще она плачет от обиды за гнусный навет на нее и односельчан…

— У нас самый страшный пьяница был Валька Смирнов, — говорит соседка Назиры, старательно пряча лицо от камеры. — Влез в храм однажды, украл иконы и… заснул на лавочке с мешком. Отец Андрей нашел его, забрал украденное. Нет, в милицию не заявлял. А Валька угорел потом. Да нет у нас пьяниц, и не стали бы они такое зверство чинить!

НЕ УБЕРЕГЛИ!

-… Только не надо писать напраслину и городить всякое, — благословлявший нас секретарь Тверской епархии протоиерей Павел Сорочинский строг и суров. — Там произошла страшная беда, и мы не хотим, чтобы строили досужие домыслы, спекулировали на прахе убиенных. Подумайте о детях: Давиде, Анечке, младенце Анастасии…

Очень просто приехать из города, выкурить несколько импортных сигарет и, глядя свысока, обозвать всех местных алкоголиками и ворами. Нетрудно составить версию, по которой алчные деревенские решили разобрать старинную церковь по кирпичику и обменять на спиртное и наркотики.

У местных нет никаких догадок и версий. Лица они прячут, имена не называют, но, почувствовав, что человеку можно доверять, рассказывают. Но шепотом, как будто чего-то сильно боятся.

-…Я не знаю, кто, не знаю, — говорит пожилая женщина. — Еще несколько месяцев назад у них сгорела другая изба, потом баня. Но это точно не самовозгорание — говорят, останки детей нашли в душевой кабинке на веранде, а родителей в доме. Ходили слухи, что им кто-то угрожал, но мы этого точно не знаем. Батюшка ездил в Москву, возвращался обеспокоенный. Да они жили у всех на виду, люди были хорошие, отец Андрей никому никогда не отказывал в помощи, а когда у них выгорел первый дом, все местные помогали. Мы люди небогатые, но помогали им, как могли: кто банкой огурцов, кто теплыми вещами…

Еще когда сгорел первый дом Николаевых, отец Андрей обращался в СМИ, в правоохранительные органы, прося защиты. Теперь в прокуратуре отводят глаза на вопрос «Почему их не защищали?!» Стыдно…

КТО ЭТИ ЗВЕРИ?!

Как это ни ужасно, но нельзя не признать: в России есть люди, способные на ТАКОЕ преступление. Сжечь заживо священнослужителя с семьей, настоящего батюшку-праведника, да еще и во время великого предрождественского поста… Кто может решиться на такое?!

Следствие не спешит раскрывать свои версии. Во-первых, попросту еще слишком рано, во-вторых, боятся сказать что-нибудь такое, что всколыхнет не только Тверь, но и всю Россию. Однако версии все же есть.

Версия первая — самовозгорание. Следствие изъяло с места преступления ряд вещественных доказательств, в числе которых есть три обогревателя марки «Этна», которые используются на общественном транспорте. Версия мутная и не очень-то правдоподобная.

Версия вторая — умышленный поджог. Рассказывают, что одним из первых изъятых вещественных доказательств стал обрезок трубы, которым была подперта снаружи дверь избы. Местные жители, первыми прибежавшие к горящему дому, утверждали, что вокруг стоял сильный запах горючих веществ, то ли бензина, то ли керосина. Есть информация о неоднократных угрозах отцу Андрею. Высказывалась достаточно бредовая версия и о том, что преступление — след из прошлой жизни Андрея Николаева…

Однако, на наш взгляд, наиболее правдоподобной, но вместе с тем и наиболее ужасающей выглядит версия, которую «Родной газете» озвучил высокопоставленный сотрудник МВД РФ, хотя широкой огласке ее пока предавать не спешат.

— Никакие это не алкаши, — высокий милицейский чин, хотя и попросил не называть его фамилию, говорит скупо и крайне сдержанно, боясь проронить лишнее слово. — Это, скорее всего, сделали эти… нехристи. Сатанисты. Информация закрытая — говорят, там, в области, работает их секта, и отец Андрей был с ними в конфликте. Это они ему и угрожали. Только тебе ни в милиции, ни в прокуратуре все равно ничего не скажут. Эту версию озвучивать запрещено…

Действительно, услышав вопрос корреспондента «Родной газеты» о сатанистах, 1-й заместитель прокурора Тверской области Александр Симонов разволновался:

— Да кто вам такое сказал? Что за бред?! — а затем развернулся и проворно убежал вверх по лестнице здания прокуратуры области.

«ТЕПЕРЬ Я ЖИВУ ТОЛЬКО НАДЕЖДОЙ!»

Школьная учительница Татьяна Васильевна Степанова — одна из немногих односельчан Николаевых, не побоявшаяся представиться, много и долго рассказывает про детей. В школьном коридоре стоит венок для Давида и Анночки. Школа ухоженная, очень чистая и опрятная. Глядя в классы и на детские фотографии, становится стыдно за тех коллег, что не постеснялись назвать местных жителей алкашами…

Возле школы встречаем Назиру, она опять в слезах. Приехавшая из Узбекистана женщина стала для Николаевых родным человеком, можно сказать, членом семьи… Поэтому она плачет уже третий день, вспоминает о них и плачет снова. Детские лица все еще стоят перед ее глазами, наставления и слова батюшки все еще звучат в ее ушах…

— Отец Андрей покрестил меня и дал мне имя Надежда, — рыдает женщина. — Сейчас я живу только надеждой, меня ранили в самое сердце. Они сейчас еще передо мной как живые. Это как сон, и я хочу проснуться. Мне постоянно снится моя крестница — Настенька. Я не верю в то, что этих извергов поймают, но знаю одно — Господь Бог их накормит досыта. Так, как не пожелаешь никому!

ТВЕРСКИЕ САТАНИСТЫ УЖЕ ЗАЯВЛЯЛИ О СЕБЕ

В ночь на 3 октября 2006 г. на одном из старейших кладбищ Твери, расположенном близ деревни Дмитрово-Черкассы, были осквернены десятки могил. Сатанисты атаковали захоронения выборочно, явно руководствуясь национальными пристрастиями: вандалы переворачивали и разбивали только еврейские и мусульманские надгробия. Видимо, чтобы усилить эффект своей грязной акции, они наносили на надгробия фашистскую символику и среди разгромленных могил разбросали листовки экстремистского содержания.

Все надгробия были повалены в одну сторону. Создавалось такое впечатление, что преступники использовали определенную методику осквернения могил и «работали» с завидным упорством.

Картину погрома в Дмитрово-Черкассах дополнило абсолютно идентичное преступление, которое сатанисты в ту же ночь совершили на кладбище в Первомайской роще города Твери. Там были те же разрушенные могилы и та же нацистская символика.

Всего от рук преступников пострадали 105 еврейских и 68 татарских захоронений в Дмитрово-Черкассах и 20 еврейских могил на Первомайском кладбище. Примечательно, что акт вандализма был одновременно совершен во время священного для мусульман месяца Рамадан и еврейского нового года Йом-Кипур.

ПОГИБШИЕ ЗА ВЕРУ

По данным Московского патриархата, с 1990 года произошло несколько десятков убийств православных священников. Большинство из них совершены с невероятной жестокостью, что позволяет считать, что в них замешаны «антихристовы» поклонники. Среди принявших мученическую кончину:

Протоиерей Александр МЕНЬ. Был убит утром 9 сентября 1990 г. на тропинке к железнодорожной станции «Семхоз». Неизвестный ударил его тяжелым предметом (вероятно, топором) по голове. Священник дошел до своего дома, рядом с которым умер от потери крови.

Настоятель храма Рождества в Путинках игумен Серафим.

2 февраля 1991 года в квартире на Красносельской улице был обнаружен его труп. Похищены деньги, радио- и видеоаппаратура.

Три монаха Оптиной пустыни: иеромонах Василий, инок Трофим и инок Ферапонт. Убиты 18 апреля 1993 г., на Светлое Воскресение Христово, в Оптиной пустыни. Преступник Николай Аверин оказался дьяволопоклонником, он рассказал следствию, что получил «приказ от дьявола».

Настоятель храма Рождества Богородицы села Жарки иеромонах Нестор был зверски убит в ночь с 30 на 31 декабря 1993 года в келье настоятельского дома. Иеромонах Нестор был найден лежащим лицом вниз в луже крови, распростертый у распятия Иисуса Христа. Его тело было полностью обескровлено. После убийства пропала крупная сумма денег из дипломата иеромонаха, которая была пожертвована ему в этот день предпринимателями на строительно-ремонтные работы в храме. Через два месяца Юрьевецкий районный суд приговорил местного изувера Андрея Таламонова к четырем годам лишения свободы.

Священник Георгий Зяблицев погиб в 1996 году. Он был убит в собственной квартире после нескольких часов жестоких истязаний. Отец Георгий отвечал за католический сектор и много путешествовал по казенным делам, распоряжался значительными суммами денег.

Священник Анатолий Чистоусов, настоятель Михаило-Архангельского храма г. Грозного (с 21.03.1994), до рукоположения офицер Российской армии, был убит 14 февраля 1996 года в чеченском плену. Вплоть до похищения чеченами (29.01.1996), невзирая на то, что храм оказался в эпицентре боевых действий (находится недалеко от бывшего дворца Дудаева), совершал богослужения. В новогоднюю ночь 1995 года был насильно привезен бандитами на грозненский ж.д. вокзал, где ему приказали обратиться к держащим оборону российским солдатам с требованием сдаться. В ответ на это отец Анатолий благословил солдат на ратное дело.

Архимандрит Петр был убит в доме, расположенном на территории Форосской церкви в Крыму, в три часа ночи 20 августа 1997 года. Ему было нанесено 21 ножевое ранение в область лица, шеи, груди, перерезаны оба локтевых сустава. Характер повреждений говорил о том, что священника перед смертью жестоко пытали.

Протоиерей Борис Пономарев. Убийство, совершенное 16 июля 1998 г. в деревне Ильинская Слобода Можайского района Московской области, милиция раскрыла оперативно. Как оказалось, со священником расправились трое рецидивистов. Они были прихожанами его церкви, и протоиерей иногда приглашал их к себе в гости.

Старообрядческий священноинок Димитрий зверски убит в январе 1998 г. в Ярославской области. Причиной смерти стала его квартира в Ярославле, которую священник собрался продать, уезжая в новый приход в Белую Криницу. Бандитов поймали только через три года.

Настоятель храма в поселке Тура Красноярского края иеромонах Григорий зверски убит 21 марта 2001 года в Эвенкии: в Туре, в церкви Святой Троицы. Отсеченную голову священника преступник отнес в алтарь и бросил ее на престол. На следствии преступник заявил, что он якобы совершил это преступление по «приказу Кришны».

Настоятель сельской церкви Тихвинской иконы Божией Матери Московского патриархата 85-летний священник Илья Ефимов был убит в Татарстане 14 октября 2002 г. Его тело было найдено утром в палисаднике собственного дома. Преступник ударил священнослужителя тяжелым предметом в висок.

Священник отец Герман убит 26 июля 2005 года в Чеховском районе Подмосковья. Его тело обнаружили в келье монастыря Давыдова пустынь в поселке Новый Быт.

фото Виктора КОРНЮШИНА

http://www.rodgaz.ru/index.php?RODGASID=1d5dbb9b0acc67b952c5c95e91cf0b56&action=Articles&dirid=16&tek=21 787&issue=300


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru