Русская линия
Портал 2000 Сергей Лозунько15.12.2006 

«Митцi» опять борются с «языком попсы и блатняка»

Как сообщил 1 декабря «5-й канал», тысяча «нацiонально свiдомих» киноманов поклялись не посещать киносеансы фильмов с русским переводом. «Языку попсы и блатняка» (как охарактеризовали русский язык «українськi митцi» во время президентских выборов-2004) в кино объявлен бойкот. Организаторы акции, среди которых депутат фракции «НУ» Руслана Лыжичко, теперь пытаются привлечь в свои ряды как можно больше участников и для этого зарегистрировались на специальном интернет-ресурсе. Они надеются, что к 1 февj, zраля их количество возрастет в десять раз.

Тогда, подсчитали они, убытки лоббистов русского перевода фильмов достигнут 40−60 тыс. долл. «По словам лоббистов русского дубляжа, перевод одного фильма стоит от 20 тыс. до 50 тыс. Если нас поддержит 10 тыс. людей, которые раз в месяц проигнорируют один фильм с русскоязычным переводом, то лоббисты понесут убытки от 40 тыс. до 60 тыс.», — заявляют организаторы акции. Цель акции — экономическое давление на дистрибьюторов, которые заявляют об убыточности перевода фильмов на украинский. Так сказать, борьба за «нацiональну свiдомiсть» и «українську духовнiсть» экономическими методами: «несвiдомих» и недостаточно «духовних», использующих не тот язык, будут бить рублем, точнее — долларом.

Активный участник бойкота Руслана Степановна (Лыжичко), пятый номер избирательного списка «Нашей Украины», — известный борец за духовность. Только недавно «УП» сообщила: «Теперь депутаты перед избирателями выступают в трусах», разместив подтверждающее фото. А до того г-жа Лыжичко поднимала духовность без указанного предмета женского туалета — что и зафиксировал журнал «Папарацци» на одном из концертов летом этого года (правда, на этот раз машину Арфушу не сожгли, но «набить морду» обещали).

«Вопрос не борьбы с русским языком в кинотеатрах, вопрос в том, чтобы прийти в любой момент на любой сеанс на популярный, массовый фильм и иметь возможность в удобное для себя время посмотреть фильм на украинском языке», — объяснял в эфире «5-го канала» Анатолий Бондаренко, один из организаторов акции. А должен ли каждый желающий посмотреть фильм на русском языке иметь те же возможности, т. е. прийти в любой момент на любой сеанс на популярный, массовый фильм и в удобное для себя время посмотреть фильм на русском языке? Это не обсуждалось.

Сыр-бор разгорелся из-за известного решения Киевского апелляционного суда от 17 октября, отменившего вступившее в силу постановление правительства «Некоторые вопросы порядка распространения и демонстрации фильмов» от 16 января, предусматривавшего обязательное дублирование фильмов на украинский язык. Согласно этому документу (принятому по инициативе бывшего вице-премьера по гуманитарным вопросам Вячеслава Кириленко) квоты на дублирование, озвучивание или субтитрирование на украинском языке планировалось вводить: с 1 сентября 2006 г. — не меньше 20% от общего количества копий по каждому фильму, с 1 января 2007 г. — не меньше 50% и с 1 июля 2007 г. — не меньше 70%. Озвучивание или субтитрирование на государственный язык должно было осуществляться на фильмокопиях в оригинальной языковой версии.

Против обязательного дублирования выступили кинопрокатчики. Как пояснял президент Украинской ассоциации содействия развитию кинематографа Михаил Соколов, если уж правительство («оранжевое») обязывает дублировать фильмы — то пусть делает это за свой счет. И действительно, почему государственная политика должна финансироваться из кармана частного предпринимателя? Кроме того, указывали кинопрокатчики, навязывание украинского языка кинозрителям есть прямое нарушение ряда статей Конституции. В конце концов они подали иск в суд и выиграли его.

Вполне ожидаемо на вышеуказанное решение Апелляционного суда, отменившего языковой диктат, националисты всех мастей откликнулись истеричными заявлениями. Скажем, бютовец Шкиль договорился до того, что ему-де «запретили ходить в кино». «Почему я должен смотреть голливудских актеров, например Джони Деппа, который говорит голосом затрапезного российского актера, — негодовал Шкиль. — А услышать их на украинском языке запрещено мне правительством» (10.11.06, RUpor). Почему правительством, когда решение принял суд?

Или экс-вице-премьер Кириленко: «Очень прискорбно, что на шестнадцатом году независимости Украины возможно решение о фактическом запрете украинского языка в кинопрокате. Только так можно трактовать решение суда» (19.10.06, ИТАР-ТАСС).

Зачем передергивать? Ведь никто дубляж фильмов на украинский язык не запрещал и не отменял, как пытаются утверждать националисты. Было отменено обязательное дублирование, которое пытались навязать дистрибьюторам (а соответственно — зрителям) «оранжевые». Это же большая разница!

Хочешь — дублируй не то что 70%, а все 100%! Если считаешь нужным. Кто запрещает кинопрокатчику дублировать иностранный фильм на украинский язык? Никто! Если он полагает, что на украиноязычный фильм зрителей придет больше (соответственно — будут выше заработки), то он сам это сделает. Это его право. Скажем, для Львова, Тернополя или даже части зрителей в Киеве. Другое дело — навязывание обязательного дублирования по взятым с потолка квотам (видимо, утвержденным по этническим показателям, по которым русскоязычному кино оставили максимум 30%, хотя хорошо известно, что «русский» и «русскоязычный» не одно и то же).

7 ноября, реагируя на националистические истерики, националистов, Виктор Ющенко обратился почему-то к Генпрокурору Медведько с требованием «принять все необходимые меры, чтобы обеспечить права украинцев, которые хотят смотреть иностранные фильмы на украинском языке». Каким образом Медведько должен принимать эти «все необходимые меры»? Открыть при Генпрокуратуре кинотеатр? Бросить группу сотрудников (хорошо владеющих украинским языком) на дубляж фильмов? Или «все необходимые меры» — это запугивание дистрибьюторов? Президентское обращение тем более странно в разрезе указанного судебного вердикта. Впрочем, проявление правового нигилизма — для властной верхушки дело привычное.

3 ноября Минюст (тогда еще руководимый Зваричем) подал апелляцию на решение Апелляционного суда в Высший административный суд.

Вполне взвешенную позицию занял нынешний вице-премьер по гуманитарным вопросам Дмитрий Табачник, указавший, во-первых, что он как должностное лицо «должен относиться к решению суда с уважением». Во-вторых, он согласился с кинопрокатчиками в том, что принудительное дублирование фильмов на украинский язык экономически невыгодно.

А что до окончательного решения Кабмина по поводу дубляжа, то Дмитрий Владимирович на пресс-конференции в рамках международного медиафорума «Украина на информационной карте мира» заявил: «Когда будет завершен судебный процесс окончательно… после этого, после изучения всей ситуации, я думаю, что Кабинет Министров примет сбалансированное, просчитанное решение, которое будет направлено на развитие отечественной базы кинопроизводства. Поскольку по оценкам всех кинопрокатчиков дублирование фильмов дает немалые возможности для развития базы кинопроизводства».

В то же время Табачник отметил, что это решение будет принято «таким образом, чтобы не разрушить возможности дистрибьюторов фильмов». «Это решение правительство будет принимать после самых широких консультаций со всеми представителями этого процесса, представителями общественности, Академией искусств, Союзом кинематографистов, представителями тех, кто занимается дистрибьюцией и прокатом фильмов, так, чтобы это решение не было контраверсионным, конфликтным и не вызывало разных противоречий в обществе», — подчеркнул вице-премьер (15.11.06, «Интерфакс-Украина»).

Тезис Табачника о невыгодности украинского дублирования для кинопрокатчиков попытался оспорить его предшественник и инициатор принудительного дублирования г-н Кириленко: мол, правительственное постановление всего-то предусматривало «обязательное дублирование, озвучивание или субтитрование на украинский язык 20, затем — 50, а в конечном итоге — 70% фильмокопий. Ни о каком 100%-ном дублировании… в постановлении речь не идет». Но дело в том, что около 60% валового сбора от каждого фильма поступает из русскоязычных городов — Донецка, Днепропетровска, Харькова, Одессы, Запорожья. И очевидно, что 70% украиноязычных фильмов — это верный путь к потере значительной части зрителей. Не говоря уж о дополнительных затратах на украинизацию фильмов.

А за вполне резонными доводами кинопрокатчиков об угрозе значительных убытков нельзя забывать о зрителях (потребителях кинопродукции), об их правах и свободах. Кто-нибудь проводил исследование: что думают граждане об идее установления 70% квоты украинизированного кино? Не получится ли так, что вместо увеличения числа зрителей, желающих смотреть фильмы на украинском языке, мы получим сокращение русскоязычной аудитории (которая просто перестанет ходить в кино) — и только.

В условиях рыночной экономики именно рынок должен регулировать эти языковые квоты.

И уж вовсе глупой затеей выглядят различные акции бойкота, вдохновляемые «дико танцующими» политиками. Ни к чему иному, кроме как к очередной линии раздора в стране, такие провокационные мероприятия не приведут. Кто смотрел кино на русском языке — тот и дальше будет смотреть. Зато могут быть инициированы и контракции — например, призывы к бойкоту украиноязычных кинотеатров и фильмов.

http://www.news2000.com.ua/print/aspekty/43 864 393.html?printversion=1


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru