Русская линия
Накануне.ruПротоиерей Владимир Зязев15.12.2006 

Ударили по одной щеке, а он подставил другую: почему погиб отец Андрей Николаев?

Второго декабря в Тверской области погиб отец Андрей Николаев. Священник и его семья — жена и трое детей — сгорели в собственном доме. Накануне на похороны пришли жители многих окрестных деревень. Они рассказывали, что дом отца Андрея поджигали и раньше, неоднократно угрожали ему. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II заявил о том, что виновные должны быть наказаны, а губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин взял расследование под свой контроль. Только не поздно ли? Почему о священнике, который неоднократно заявлял об угрозах в свой адрес, не позаботились раньше, что можно сделать, чтобы избежать повторения трагедии и кому могла быть выгодна смерть священнослужителя? Об этом в интервью Накануне.RU рассказал первый помощник архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского Викентия, митрофорный протоиерей Владимир Зязев.

Вопрос: Пока что следствие не дает окончательного ответа, что стало причиной пожара, в котором погиб отец Андрей Николаев и его семья: поджог или замыкание. Однако большинство местных жителей считают, что гибель священника произошла из-за умышленного поджога. Как на Ваш взгляд, кому нужна была смерть отца Андрея?

Отец Владимир: Сделать это мог только достаточно бессовестный человек. А следствие в данном случае действует по двойным стандартам: мы знаем, и по телевидению это не раз прозвучало, что священнику угрожали, что он не раз обращался за помощью, а вчера также по телевидению прошла информация, что двери дома священника были подперты снаружи, и если это действительно так, то все факты говорят об умышленном поджоге.

Мы знаем, что церкви грабятся, и грабятся часто. Мы знаем и о других беззакониях по отношению к церквям. Поэтому властям давно надо было принять какие-то меры, ведь церковь — это и музей, где собраны старые иконы, да и само здание часто является памятником. Почему государство до сих пор не берет на охрану — удивительно и непонятно. Можно ли представить себе, что депутат городской, областной или Государственной Думы трижды обращался бы за помощью, так как ему угрожают, и про это бы промолчали? Ведь раньше отцу Андрею уже угрожали. И он, в данном случае, отстаивал не свое, а народное, государственное, историческое имущество. И власть это знала и молчала? Вы можете себе представить, чтобы депутат обратился за помощью, и никто ему бы не помог? А когда священник обращается? Это было даже не обращение — это был вопль, когда он на весь мир пытался кричать о том, что ему угрожают, что угрожают церкви, а значит, угрожают и России. Церковь — это наша история, наши корни. И этот вопль остался без ответа. Наверно сейчас надо подумать и схватиться за голову и задуматься: что же мы делаем?!

Вопрос: Отец Андрей в одном из интервью говорил о том, что даже если у него будет оружие, он не сможет выстрелить в человека…

Отец Владимир: Да, я прекрасно знаю эту историю! Про него уже делали репортажи, в которых он рассказывал об угрозах и нападениях. И те, кто это сделал, знали, что он по людям стрелять не будет. Здесь как в заповеди Божьей: ударят тебя по одной щеке — подставь другую. И он подставил! А мы, люди, не смогли эту его другую щеку защитить! Видели, как избивают, издеваются, угрожают, и молчали. И властьимущие молчали, и губернатор Тверской области молчал, который теперь взял это дело под свой личный контроль. А может, лучше было это взять под контроль раньше? Равнодушие страшно.

Вопрос: Все заранее знают, что священник вряд ли сможет за себя постоять с оружием в руках. Как на Ваш взгляд, как же можно защитить церкви и их служителей от подобных действий?

Отец Владимир: Я не знаю, какие меры должно принять государство, но я знаю, что вчерашний грабитель и убийца сегодня может не самым честным способом нажить себе богатство и уж он-то точно оградит себя от опасностей. А вот в церкви, чтобы священника не вводить в конфликт, власти должны охранять даже не священника, а церковь. Была бы охрана от власти — священник не вошел бы в конфликт. Здесь надо думать не о том, как защитить священника — всех священников все равно не защитить, а о том, чтобы священник молился, а не думал о том, охраняя церковь, охраняя народное, историческое имущество, как бы не выстрелить по человеку. Ведь мы ему поставили в обязанность, будто он должен охранять. Вот если бы ему не пришлось войти в этот конфликт, он был бы жив.

Церковь часто обвиняют в том, что она просит деньги, но ведь во всем мире государство церковь датирует. У нас с церкви берут налоги. Государство должно думать о том, чтобы священник не становился ни коммерсантом, ни сторожем, ни добытчиком денег. Оно должно подумать о том, чтобы священник, также как и врач, и учитель, заботился только о своих прямых обязанностях: врач — чтобы пациенты были здоровы, учитель — чтобы дети достойно учились, священник — чтобы народ становился нравственно чище. Когда нам государство даст такую возможность, у нас не будет подобных конфликтов.

Вопрос: Часто ли случаются подобные трагедии со священнослужителями?

Отец Владимир: Такие случаи нередки. Священников убивают, и уже не первого и не второго. Не так давно в Санкт-Петербурге священника избили. Да и на вашего покорного слугу нападали. В 1980 году поджигали мой дом, на меня было вооруженное нападение в 1981 году, и стреляли в меня. И такая травля шла многие десятки лет. Ну, а сейчас мы пожинаем ее плоды.

Вопрос: Существует мнение, что отцу Андрею хотели отомстить. Как Вы считаете, возможен ли такой вариант?

Отец Владимир: Я не знаю, кто мог это сделать: одни люди или другие, которым выгодно было сделать это «под шумок». Я не прокурор и не следователь, и не могу что-то утверждать. Только одно могу сказать — это чудовищно.

Анастасия Мотовилова

http://www.nakanune.ru/articles/udarili_po_odnojj_shheke_a_on_podstavil?print=1


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru