Русская линия
Русское Воскресение Святослав Иванов16.12.2006 

Зачем нам нужен Домострой ХХ I века?
Об источниках и составляющих русской жизни

Форма есть деспотизм внутренней идеи,
не дающий материи разбегаться.
Константин Леонтьев

Наша задача — создать себе новую форму,
нашу собственную, взятую из почвы нашей,
взятую из народного духа и из народных начал…
Федор Достоевский

В России безбрежность и безграничность почти всегда соседствуют с беспорядочностью и безалаберностью. Русским не дается форма, организация, мера. «Басманный» философ Петр Яковлевич Чаадаев в знаменитых «Философских письмах» писал: «Мы все имеем вид путешественников. Ни у кого нет определенной сферы существования, ни для чего не выработано хороших привычек, ни для чего нет правил; нет даже домашнего очага… В своих домах мы как будто на постое, в семье имеем вид чужестранцев, в городах кажемся кочевниками…» Чаадаев считал даже, что кочевники сильнее привязаны к своим пустыням, чем мы к месту своего проживания. А русскую широту души, бесшабашность он относил на счет полного равнодушия к добру и злу, к истине и ко лжи.

Конечно, Чаадаев, мягко говоря, перебирал с критикой. И его слова скорее справедливы в отношении узкого слоя интеллектуалов того времени, зарождавшейся русской интеллигенции. Те, кого по-настоящему отвращала европейская мелочность, германский пафос мещанского устроения жизни, думали совсем иначе. Так Вальтер Шубарт в своей работе «Душа Востока» писал о России: «Из духа ландшафта вырастает народная душа. Он чеканит в ней постоянные национальные свойства. В бесконечных непересеченных, широких равнинах человек отдаёт себе отчёт в своей ничтожной малости и потерянности, величаво и тихо смотрит на него вечность и тянет его прочь от земли… так зарождаются религии». По этой причине знаменитый поэт Райнер Мария Рильке полагал, что Россия единственное государство на земле, которое граничит с Богом. Это соседство, по его мнению, «заметно решительно во всем», «влияние Бога мощное». «Сколько ни приносят вещей с Запада, — объяснял Рильке Россию своему собеседнику, — все европейские вещи обращаются в камни, как только переходят границу. Есть среди них и драгоценные камни, но только для богатых, так называемых „образованных"…“

Такая идеализация русской жизни не мешала самим русским настойчиво искать национальные формы существования. В русской душе нет европейской узости, концентрирующей свою энергию на небольшом пространстве, нет расчетливости, экономии пространства и времени, интенсивности культуры. От этого в русском целый ряд превосходных качеств, но не меньше и недостатков…

Для Федора Ивановича Тютчева главным врагом в России было пространство. Не только потому, что его мощный поэтический темперамент, жаждал других скоростей для почтового сообщения и путешествий. Тютчев понимал, что, только победив пространство, организовав его, русские изменят и географию собственной души. Они перестанут во всем полагаться на абстрактную, давящую своими размерами „матушку Россию“, а выработают в себе ответственность, самодисциплину и самодеятельность.

Чтобы убедиться в актуальности тютчевского тезиса о пространстве, достаточно отъехать от Воронежа на сто километров на север. Увидеть с каким воистину кочевническим небрежением селились на здешних черноземах русские люди уже в наше время. Никак не организовав вокруг себя пространство и, кажется, презирая английскую истину: „Мой дом — моя крепость“. Но знают ли нынешние архитекторы, какова должна быть современная модель жилья, которое обеспечило бы наше единство и с космосом, и с обществом, и было ориентировано на идею народа, государства или класса? Судя по архитектурному эклектизму наблюдаемому нами в городах и весях, однозначно нет. Пространство не дается нам.

Правда, и огласиться, с мнением о том, что пространство парализовало волю русского народа, тоже нельзя. Иначе как объяснить каким образом русские создали огромную империю. Настойчивый поиск национальных форм в девятнадцатом веке — это скорее интеллигентская рефлексия на неопределенность собственного существования. Но не только. Лучшие умы России предчувствовали катастрофу октября 1917 года именно как исчерпанность в России прежних форм существования.

Долгое время все стороны жизни основной массы населения по преимуществу крестьянской страны так или иначе определялись так называемым Домостроем. „Домострой“ (полное название — „Книга глаголемая Домострой имеет в себе вещи зело полезны, поучения и наказание всякому православному христианину…“), свод советов и правил, определявших все стороны жизни русского человека XVI века. „Домострой“ не просто сборник советов, но и грандиозная картина идеально воцерковленного семейного и хозяйственного быта. Ежедневная деятельность человека поднимается до высоты церковного действа, послушание достигает монастырской строгости, любовь к царю и отечеству, родному дому и семье приобретает черты настоящего религиозного служения.
„Домострой“ состоит из трех частей: об отношении русского человека к Церкви и царской власти; о внутрисемейном устроении; об организации и ведении домашнего хозяйства.

„Царя бойся и служи ему верою, и всегда о нем Бога моли, — поучает „Домострой“. — Аще земному царю правдою служиши и боишися е, тако научишися небесного Царя боятися…“. Долг служения Богу есть одновременно и долг служения царю.

Часть сборника, которая посвящена вопросам семейного быта, учит, „как жити православным христианам в миру с женами и с детьми и домочадцами, и их наказывати и учити, и страхом спасати и грозою претити и во всяких делах их беречь… и во всем самому стражу над ними быть и о них пещись аки о своем уде… Вси бо есьми связаны единою верою к Богу…“. В „Домострое“ есть все. Есть трогательные указания, „како детям отца и матерь любити и беречи и повиноватися им и покоити их во всем“. Наши феминистки в своей критике Домостроя, забывают, что в начале главы „Похвала мужьям сказано“: „Если подарит кому-то Бог жену хорошую — дороже это камня многоценного. Такой жены и при пущей выгоде грех лишиться: наладит мужу своему благополучную жизнь.“ Что это, если не признание за женой ведущей роли? Есть в Домострое практические советы: „како платье всяко жене носити и устроити“, „како огород и сады водити“, „како во весь год в стол ествы подают“ (подробно о том, что — в мясоед и что в какой пост). Есть указания по чину домашнего молитвенного правила для всей семьи — „как мужу с женою и домочадцами в доме своем молитися Богу“.

Долгое время жизнь русских людей пусть не буквально, но в самой своей сути отвечала этому своду правил. При этом, русской самобытности следовали и отдельные представители образованного класса. Так наш самый известный полководец, народный герой, Александр Васильевич Суворов, на предложение доктора здоровьишко подлечить на курорте в Карлсбаде, на грязях ответил: „Милостивый государь, ну что вы говорите? Мне, старику, на курорты? На курорты ездят богатые бездельники, хромые танцоры, интриганы и всякая сволочь — вот пусть там и купаются в этой грязи. А мне нужна молитва, изба в деревне, баня, каша и квас“.

Домострой ХХ века, как полагают, создал Василий Васильевич Розанов. „Розанов всю жизнь шарил в мягкой пустоте, стараясь нащупать, где же стены русской культуры“, сказал по этому поводу Осип Эмильевич Мандельштам. Мандельштам знал, что у евреев есть прочная талмудическая ограда. У русских такой ограды нет отсюда беззащитность русской культуры», — пишет по этому поводу Дмитрий Гаковский. Созданное Розановым не пригодилось. ХХ век для русских был веком бездомным и безбытным. Кстати, интересно, что в первые годы эмиграции вдали от Родины у русских наибольшим спросом пользовались книги Александра Пушкина и Елены Молоховец. У нас Молоховец начали издавать только в годы перестройки. Розанова открыли в ХХ I веке. Сегодня это один из самых читаемых авторов. Русские понимают, что «у каждой нации должна быть рациональная сказка, охватывающая плотным кольцом все стороны быта и изгибающая их по направлению к центральному мифу» (Дмитрий Галковский). Ныне нужна новая актуализация русского Домостроя. В новом русском Домострое, Домострое ХХ I века нужно гармонизировать и наполнить смыслом наше бытие. Ведь и сегодня мы видим, как все иноземное, заемное превращается в камни.

С чего начать? Пусть центральным мифом занимаются «образованные». А мы бы поразмышляли на более прозаическую тему, о бытовых сторонах современного бытия. Что значит сегодня жить по-русски? К примеру, есть такое полушутливое рассуждение, что настоящие русские по выходным сначала идут в баню, потом в Церковь, а потом в кабак. А если сюда добавить элементы суворовской формулы — изба, каша, квас. Может это и есть источники и составляющие русской жизни.

Помни день субботний. Иди в баню!

Часть 1

Русская баня — едва ли не самая древняя, поскольку ее возникновение относится примерно к тому же периоду, что и само формирование славян! Первые упоминания об отечественных паровых банях относятся к дохристианским временам. Еще Геродот отмечал, что жители древнерусских степей всегда имели среди своих поселений специальные хижины с вечно горящим огнем, «где раскаляли камни докрасна и на них поливали воду, рассыпали конопляное семя и в жарких парах омывали свои телеса». Арабский писатель Х века Ибн-да- Русте побывавший в наших черноземных краях в своем труде «Книга драгоценностей» писал: «В земле славян холод бывает до того силен, что каждый из них выкапывает себе в земле род погреба, который покрывает деревянной остроконечной крышей, какие видим у христианских церк­вей, и на крышу эту накладывает землю. В такие погреба переселяются со всем семейством и, взяв несколько дров и камней, раскаляют последние на огне докрасна, когда же раскаляются камни до высшей степени, поливают их водой, отчего распространяется пар, нагревающий жилье…»

Наши предки знали, что здоровье связано с чистотой. Баня считалась хранительницей «живой», очищающей воды и здоровья. По языческим поверьям в бане поселяется банник (байник, баинник, баенник) особой породы домовой. Крошечный старикашка с длинной, покрытой плесенью бородой. Его злой воле приписывались обмороки и несчастные случаи в бане. Любимое развлечение его — шпарить моющихся кипятком. Особенно тех, кто пришел париться после трех перемен посетителей. В четвертую, роковую банную смену моются лешие, овинники и сами банники. У славян рожали не в доме, а в хорошо истопленной бане. Когда малыш появлялся на свет, отец — глава семейства — торжественно выносил новорожденного и показывал его Небу и Солнцу — не садящемуся, но восходящему, — на долгую жизнь, огню Очага, Месяцу — опять же растущему, чтобы дитя хорошо росло, прикладывал к Земле — матери и, наконец, окунал в Воду. Таким образом, малыша представляли всем Божествам Вселенной, ее стихиям, отдавали под их покровительство. В русских сказках Иванушка требует от Бабы-Яги сначала попарить его в баньке, накормить, напоить да спать уложить, а затем уже расспросы вести. Эти представления о гостеприимстве сохранились в деревнях вплоть до наших дней.

В древних летописях Х-Х II веков часто мы находим упоминания о «мыльнях». Бани назывались «мыльнями», «мовницами», «мовью», «влазнями» и «мовнями». В договоре с Византией (относится к 907 году) есть оговорка, что русские послы, прибывшие в Константинополь, будут «творити мовь» когда захотят. Бани упоминаются и в «Повести временных лет» (945 год), и в уставе Киево-Печерского монастыря (966 год). В первой русской начальной летописи, написанной монахом Киево-Печерского монастыря Нестором в начале ХХ II века, есть замечательный рассказ о любви русского человека к бане, который ведется от лица чужеземца: «Разденутся люди, будут наги и обольются квасом кожевенным и поднимут на себя прутья молодые и бьют себя сами и до того, что вылезут чуть живые и обольются водою студеною и только так оживут. И творят это никем не мучимые, а совершают омовение себе». Кстати, первое упоминание о кирпичной бане мы находим в летописи 1090 года, а построена она была в городе Переславле.

Позже при «мыльнях» на Руси стали устраивать что-то вроде больниц, и такие бани назывались уже «заведениями для немогущих». Это были, вероятно, самые первые лечебницы на Руси.

Невозможно понять русский характер, не побывав в русской бане. В «Славяно-русском лексиконе», составленном в начале 17 века и опубликованном в 1627 году, толкование слова «Баня» включает в себя и понятие «Крещения». Русскую баню не сравнить ни с европейскими, ни с азиатскими купальнями. Удивительные, острые ощущения, связанные с русской баней, запоминались надолго. Слава о русской бане-целительнице распространилась по всему миру. Многие путешественники с восторгом рассказывали о таком феномене как русская баня. «Русские бросаются совершенно нагие даже в начале зимы из самых жарких бань в самую холодную воду и чувствуют себя по окончанию всех банных операций как бы вновь рожденными», — читаем в дневнике камер-юнкера Берхольда, находившегося при императорском дворе Петра Первого. Кстати во времена Петра Великого всемерно поощрялось строительство бань и за их постройку не изымались пошлины. «Эликсиры хорошо, а баня лучше», — говорил Петр.

Русский банный обычай вошел в пословицы. Помни день субботний: иди в баню. Постничай по середам, ходи в баню по субботам. По субботам, а иногда и в последующие день или два, в небольших городах, топились общественные или так называемые торговые бани. Отсюда выражение банный день.

В Советском Союзе строительство бань велось под контролем государства по типовым проектам на 50−300 мест для городов и 10−50 мест для посёлков городского типа и сельских местностей. По устройству они различались на туалетные, пропускного типа и смешанные. Во время Великой Отечественной войны были распространены банные поезда и бани-землянки.

И через столетия русские не изменили традиции — по обычаю предков посещать баню. Даже в самые циничные времена застоя баня не теряла своей духовной стороны. Ярким примером может служить рассказ Василия Шукшина «Алеша Бесконвойный». Его герой «входил в баню и всякое вредное напряжение совсем отступало, мелкие мысли покидали голову, в душу вселялась некая ценность, крупность, ясность — жизнь становилась понятной, Алеша входил в баню, как в храм».

Русские бани своей целебной силой завоевали любовь многих людей за пределами нашей страны. Поклонники русских бань строят их и во Франции, и в Америке. Попав в Канаду, наш соотечественник может отвести душу в Сандуновских банях. Они построены по типу одноименных бань в Москве. Притягательная сила и целебная способность русских бань общепризнанны. И здесь уместно привести цитату из рассказа Марка Твена «Эта невообразимая русская баня»: «Я бодро шагал по улице; никогда еще порывистый ветер не казался мне столь бодрящим и упоительно благоуханным, и если в этом старом мире оставалось еще что-нибудь мрачное и унылое, то мои пять чувств его не воспринимали. После русской бани ничего не страшно».

Русская баня устроена просто. В одной из древних арабских рукописей сохранилось описание русской бани в виде небольшой избы, в одном из углов которой «находится огненный очаг, обложенный камнями». Позже стали выделять такие важнейшие части бани: калильная печь с булыжником (каменка) или с ядрами и чугунным боем (чугунка), полок с приступками и подголовьем, на котором парятся. При порядочной бане, замечает Владимир Даль, есть предбанник, где раздеваются, отдыхают, запивают баню квасом….

Устройство бань не претерпело никаких принципиальных изменений и по сей день. Изменилось лишь конструктивное воплощение. Но баня в русском понимании это не столько строение или помещение. Главным образом это процесс, где важно все. Говорят, опера как вид искусства существует только в высших своих образцах. Так и русскую баню оценишь и полюбишь, если ее приготовит знающий в этом деле человек. Казалось бы, чего проще: в топке разжигается огонь, который нагревает положенные сверху камни, а также отапливает помещение бани. Когда камни раскалятся, парятся, поливая камни водой, чтобы образовывался пар. Парятся, взбираясь на полки (ударение на второй слог), которые представляют собой нечто вроде лестницы с четырьмя-пятью широкими ступеньками. Чем выше на полок забирается человек, тем жарче и «ядренее» пар. Все просто. Но, на самом деле, чтобы испытать банный восторг надо выдержать в парилке золотую пропорцию температуры, влаги и кислорода.

Главным достоинством русской бани перед финской сауной является использование различных лекарственных отваров и настоев, а также в распаренных вениках. Поддавая на раскаленные камни отвары, настои и смеси лекарственных трав, можно наслаждаться целебным, оздоровительным паром. Довольно часто в наших банях поддают пивом или квасом. После них приятно пахнет свежеиспеченным хлебом. Еще на Руси издревле уважали мяту. Особенно славился настоянный на мяте квас — такому доброму питью в русской бане всегда отдавали предпочтение: «во рту холодит, в животе горячит». Ну, а в русской бане эта пахучая трава всегда самая желанная гостья! Без нее и помыслить нельзя о добром, полезном, очищающем паре. Чабрец, или, как его еще называют, тимьян, а кое-где богородская трава, тоже, как и липа, прекрасный медонос. Он целебен для дыхания. Очищает атмосферу парной. Незаменима в бане и душица. Когда для «банного» настоя смешивают ромашку, душицу и чабрец получают банный коктейль «аромат степи». Настой листьев березы, можжевельника и липы — это букет под лирическим названием «лесная сказка». В эти банные коктейли можно немножко добавить горькой полыни — траву с пряным запахом, особенно если она молодая. Для придания пару аромата бахчи необходимо выжать сок из небольшого куска арбуза в таз с горячей водой, воды должно быть немного. После поддачи такой настойки по парной разольется тонкий, но сильный запах зрелых арбузов. Одновременно с применением лечебного отвара парную неплохо наполнить дополнительными полезными и приятными ароматами. Для этого достаточно положить на полки ветки горькой полыни, свежий еловый лапник.

Перед последним заходом в парилку хорошо натереть тело медом и солью, лучше всего морской. Затем поднимаются на горячий полок. Начинается быстрое и обильное потоотделение.

Очень важно психологическое состояние перед посе­щением бани. Настройтесь на ту мысль, что в бане жар будет приятный и ласковый. Ощутив благотворное влияние бани, каж­дый захочет испытать эти ощущения снова и снова.

Для банной процедуры необходимы следующие пред­меты: большое махровое полотенце, льняная простыня, шапочка и седушка из войлока, рукавица, веник и отвары из целебных трав. Баня без веника теряет половину своей значимости. Не зря говорится, веник в бане господин, или веник в бане всем начальник. А о том, что в бане генералов нет, это всякий знает.

Нагнетание жара веником стимулирует активное потоотделение, что об­легчает воздействие высоких температур на организм. Кроме того, веник является своеобразным массажом, ин­галятором и косметологом. Самый известный веник — березовый. Березовый веник облада­ет целым рядом целебных свойств: противовоспалитель­ным действием, помогает заживить на теле раны, ссади­ны, гнойнички, уменьшает боли в суставах, расширяет бронхи и уменьшает воспалительные изменения в них, способствует обмену веществ и оказывает успокаиваю­щее действие. Для усиления целебного действия в березовый веник нужно добавлять полынь, крапиву, тысячелистник, ромашку.

Дубовый веник более упругий и прочный, он позво­ляет эффективно нагнетать пар и массировать тело. Его листья содержат дубильные вещества, которые благотворно воздействуют на кожу, очищая ее. Как известно, дуб обладает противовоспа­лительными свойствами, понижает артериальное дав­ление.

Настоящая русская баня, как уже было сказано, не мыслится без холодной воды. После банного жара — в прорубь, в снежный сугроб, в бассейн с прохладной водой или под душ! На разум­ном сочетании могучих раздражителей — жары и хо­лода — и построен широкий спектр физиологического воздействия бани. Хо­лод — и кровеносные сосуды сужаются. Кровь устрем­ляется к внутренним органам. Хоть вода и холодная, ощущаешь прилив тепла. И словно иголочки прошлись по телу. Новый поток крови устремляется от сердца к периферии. Наше сердце способно увеличить свою мощность в 6−10 раз. Из холодной воды — снова в жаркую баню. Происходит гимнастика кровеносных сосудов! Такие кон­трастные процедуры нормализуют частоту сокращений сердца и дыхания.

Кстати в парилке почти полностью прекращается теплоотдача тела, его температура повышается до 38−39°C, в результате чего в организме усиливаются окислительные процессы, повышается обмен веществ. Интенсивное выделение пота (в парильне и отделении сухого тепла) способствует выведению из организма конечных продуктов обмена веществ, облегчает работу почек.

Успех банной процедуры зависит и от компании, от общей атмосферы. Нет ничего приятнее бани с друзьями. Упаси вас Бог в бане сердиться на кого-либо, а тем паче сквернословить. Очищайте и душу и тело. Перед тем пойти в предбанник отдыхать не забудьте вылить на себя воду из шайки, в которой распаривался веник со словами: «Болести в подполье, на меня здоровье!»

…Стоит вам сходить в баню три субботы подряд, как на следующий раз организм сам позовет туда. В современном мире не так уж много мест, где можно расслабиться абсолютно. Настоящая баня подарит вам чувство полета. К вам вернется уверенность в себе и чувство восторга. Воистину баня — мать вторая. Баня парит, баня правит!

http://www.voskres.ru/idea/ivanov.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru