Русская линия
Милосердие.Ru14.12.2006 

Не количество определяет веру
Священники Москвы о результатах социологического исследования

Недавно были опубликованы результаты социологического исследования Института общественного проектирования на тему «Религия и общество». Авторы исследования напрямую связывают рост воцерковленных людей в России с числом строящихся храмов.

В частности, по их предположению если в течение 15−20 лет темпы строительства храмов сохранятся, то число воцерковленного населения России достигнет одной трети от всего населения страны.

Корреспонденты «Милосердия.ру» решили узнать, что думают об этом представители московского духовенства и обратились к священникам с вопросом: как вы оцениваете результаты этого исследования и замечается прирост количества новых прихожан в вашем храме?

Протоиерей Димитрий Смирнов, настоятель храма свт. Митрофана Воронежского на Хуторской.

Размеры прихода ограничиваются размерами храма. Как только храм наполняется так, что стоять на службе уже негде, приход расти перестает.

Данные этого социологического исследования близки к истине, но мне кажется, что по мере насыщения нашей огромной территории нужным количеством храмов число воцерковленных людей начнет снижаться. Однако треть воцерковленного населения — это вполне реально. Правда, это зависит от нас, от священников, как мы будем организовывать воскресные и катехизаторские школы. Но прежде, чем говорить о качестве прихожан, нужно воспитать в вере целое поколение. Когда у наших воцековленных неофитов родятся дети и придут в храм, тогда и можно будет говорить о качестве, то есть лет через 30−40.

Протоиерей Александр Салтыков, настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах.

На нашем приходе я сильной тенденции к наплыву прихожан не замечаю. Одни люди приходят, другие уходят (как и во многих московских храмах). Это связано, например, с тем, что часть людей ходит из храма в храм, выбирая — какой им больше по сердцу. Наш храм расположен в центре города, здесь много офисов, населения здесь почти нет. А большинство все же ходит в храм, расположенный рядом с их домом. Мне кажется тенденция к увеличению прихожан там, где большая плотность населения. В Москве — это «спальные» районы.

Протоиерей Сергий Правдолюбов, настоятель храма Троицы Живоначальной в Троицком-Голенищеве

Я считаю, надо быть очень осторожным с такими цифрами. Во-первых, в храм приходят новые люди, но и прежние прихожане уходят. Например, дали им квартиру в другом районе и они уехали. В нашем храме количество прихожан остановилось на цифре 500−600 человек и пока больше не растет. Я объясняю это тем, что вокруг нас очень много престижных домов (храм расположен на ул. Мосфильмовская. — прим. ред.), в которых живут известные люди: сценаристы, художники, кинематографисты, депутаты Госдумы и др., они в церковь не ходят. И если из нашего района под предлогом сноса ветхих домов выселят всех, кто еще ходит, боюсь, у нас будет не прирост, а сокращение.

Второе — в условиях Москвы можно наблюдать одну картину, а в условиях областей, даже приближенных к Москве — совсем другую. Вера в деревнях распространяется с большим трудом и людей, приходящих в храм, еще мало. Поэтому я не думаю, что сейчас из-за резкого прироста храмов случился бы такой же резкий прирост прихожан и воцерковленных людей. По-моему слишком оптимистично утверждать, что через 15−20 лет треть населения будет воцерковлена. Это только арифметическое представление о возможной действительности.

Что касается качества верующих, то оно воспитывается, проявляется и увеличивается годами. Процесс обмирщения и отхода от Бога, от веры не только в Европе наблюдается, но и во всем мире. Не думаю, что наша страна — исключение. Есть, правда, пророчество, что Русь станет полностью святой, но я с трудом в это верю и не думаю, что нужно к этому стремиться. Христос сказал: «Не бойся, малое стадо», поэтому мы должны хранить свою веру и спасать людей, которые хотят спастись.

Со школы мне врезались в память фразы: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно» и «Нам нечего терять кроме своих цепей, приобретем же мы весь мир». А Христос сказал совершенно иначе: «Придя, найду ли веру на земле?». Это было сказано в самом начале христианства. Один иеромонах сказал мне замечательные слова: «Илья и Енох придут в последние времена. Потому что даже церковные люди того времени будут обладать такой малой степенью убедительности и духовного состояния, что потребуются древние пророки, которые смогут привести других к вере перед концом света».

Поэтому к таким исследованиям нужно относиться осторожно и не проявлять излишнего оптимизма.

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая Мирликийского в Пыжах.

Действительно прирост существует, поскольку пустота в душе должна чем-то заполняться, либо добрым, либо злым. Люди должны делать какой-то выбор и все больше людей приходит в храм. Какая-то тенденция роста существует. Но поскольку общая культурная атмосфера в стране стремительно деградирует, то надеется на какие-то фантастические цифры — полная утопия.

У нас приход растет, но не так уж сильно. Сегодня наш приход составляет около 600 человек, а когда храм открылся (1992 год), было около ста.

Протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Троицы Живоначальной в Хохлах.

У нас приход находится в центре Москвы, среди огромного количества уже сложившихся приходов и почти каждую литургию находится взрослый человек, который впервые исповедается и причащается. В начале девяностых годов был период, когда для многих Церковь стала реальностью, и каждое воскресенье в храмы приходили несколько новых людей, но период этот оказался достаточно коротким. Потом произошел очевидный спад, а теперь, мне кажется, идет работа по осмыслению каждым человеком своего духовного пути. Не знаю, как в процентном отношении это будет возрастать, но если каждое воскресение на приходе будет появляться хотя бы один человек, который впервые осмысленно исповедался и причастился, начав свой духовный путь, то уже получается пятьсот человек только по Москве (в Москве ведь более пятисот приходов). А во многих приходах таких людей значительно больше. Поэтому цифра уже получается немаленькая.

Иерей Константин Сопельников, настоятель храма Троицы Живоначальной в Чертаново.

За полтора года, что я служу на этом приходе, все время чувствуется постоянный прирост людей. Нашего храма на всех уже не хватает, нужен побольше. Конечно, многое зависит от пастыря — насколько он будет отдаваться делу служения, идти навстречу к людям. И люди слышат этот отклик и обязательно пойдут за ним.

Особенно выросло количество молодых прихожан. Я объясняю это тем, что молодежь сейчас в какой-то степени несчастна. Да, у них есть образование, какая-то материальная основа. Но нет духовного фундамента, а значит, нет и будущего, потому что они не видят смысла в жизни. И когда они приходят в Церковь, то обретают этот фундамент. Они начинают понимать: смысл жизни заключается в познании Бога, Истины, познании Божьей любви.

Я оптимистично смотрю в будущее и думаю, рост воцерковленных людей идет, потому что молитвенников за русскую землю сейчас много.

Протоиерей Владимир Воробьев, настоятель храма свт. Николая Мирликийского в Кузнецах.

К нам в храм приходят новые люди, но меньше, чем в предыдущие годы. Может быть это связано с тем, что сейчас много храмов открывается на окраинах Москвы, а наш находится в центре — в небольшой окрестности нашего храма стоит еще тридцать действующих, некоторые из них полупустые. Наш храм, правда, полон.

Я думаю, обращаться к вере люди, конечно, будут, и приходить в храмы народу будет все больше, но что этот процесс пойдет «без сучка, без задоринки» -никто предсказать не может. Так что утверждать, что 30 процентов людей будут воцерковлены в ближайшее время, очень трудно. Я вообще не знаю, есть ли где-то сейчас в мире такой процент и был ли когда-нибудь за прошедшее столетие. По статистике считается, что в европейских странах 2−3-процента воцерковленных людей, у нас сейчас около 10 процентов, а поднимется ли до 30 — не знаю. Это зависит, конечно, от самих христиан, от того, как они будут светить миру. Если они будут жить подлинной христианской жизнью, тогда, конечно, можно надеяться на такое чудо.

Игумен Сергий (Рыбко), настоятель храма Сошествия Святаго Духа на Лазаревском кладбище и храма преп. Сергия Радонежского в Бибирево.

Я верю в воцерковление не только 30 процентов, но может быть и большего числа людей, в то, что Россия станет настоящей православной страной, а через это, как предсказывали и русские философы, и святые люди, будет благовестие всему миру. Народ без Бога жить не может. Наши предки это понимали, а мы что, сейчас глупее что ли стали?

Я настоятель двух приходов — один в центре Москвы, где вокруг много храмов — там есть приток свежих сил, но он не очень большой, а другой — в спальном районе Бибиреве, и там постоянно приходят новые люди, новые причастники. Вначале храм там был небольшой, всего на двести человек — деревенский. Как только мы построили цокольный этаж и народу стало помещаться больше, тут же за несколько месяцев храм заполнился и снова пришлось его расширять. В спальных районах есть такая проблема — люди не помещаются в храмы, поэтому нужно строить там новые большие вместительные храмы, а пока они строятся, нужно ставить такие временные модульные храмы, которые стоили бы недорого, возводились бы очень быстро, и могли бы как-то решить эту проблему в ближайшие годы.

Протоиерей Николай КРЕЧЕТОВ, настоятель храма Спаса Преображения на Болвановке, благочинный Москворецкого округа.

Действительно, есть определенные тенденции, но это связано не только с количеством храмов, но и с изменениями общественного климата и обстоятельств нашей жизни, часто и трагических. От комплекса этих проблем зависит возможное изменение количества прихожан, но вычислять проценты я бы не рискнул.

Протоиерей Алексий ПОТОКИН, помощник настоятеля храма иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыне.

Даже в материальном мире статистика не всегда точна. В мире же духовном, мне кажется, ее просто нет. Преподобный Серафим Саровский говорил: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». Вокруг одного человека. Не количество определяет веру. Древняя Церковь держалась верой немногих. Были же времена, когда количественно Церковь казалась благополучной. Но приходили испытания и оказывалось, что благополучие это видимое. Нельзя прибить ветку к дереву, она прирасти должна. Так и в Церкви может быть только органический рост. Какие здесь времена и сроки? Я не знаю. Но возможности сегодня для роста веры, для наполнения Церкви есть. Вопрос только в том, смогут ли люди ими воспользоваться, захотят ли. Это зависит от их свободного выбора. Предсказать что-то очень трудно. Званых много…

Приход новых людей в храм продолжается. Но практика показывает: человек, который только приходит к вере, сначала ходит в храм нерегулярно, наблюдает, ищет свое место в Церкви. Может быть, кто-то сделал первые шаги к Богу в нашем храме, а потом перешел в другой приход. И это нормально — Церковь едина, мы не должны привязывать людей к себе. Но все же, по-моему субъективному мнению, в последние годы приходящих в храм стало больше, а количество людей, относящихся к вере глубоко, — меньше. Многих, к сожалению, устраивает внешнее благочестие. Мы в приходе ощущаем недостаток в алтарниках — в людях, способных выполнять особую церковную работу, требующую малой жертвы. Можно сказать, сейчас у нас небольшой кризис.

Иеромонах КИПРИАН (Ященко), сотрудник Учебного комитета при Священном Синоде Русской Православной Церкви, декан педагогического факультета ПСТГУ, кандидат педагогических наук.

Социолог предполагает, а Господь располагает. Надо не забывать об этом и опасаться что-то планировать. Будет количество прихожан увеличиваться или уменьшаться, во многом зависит и от того, изменится или нет отношение государства к Церкви. Но это формальные признаки. По таким вот формальным признакам в Греции сейчас 80, если не 90 процентов воцерковленных людей. Они ходят в храм, причащаются. Значит ли это, что все они живут высокой духовной жизнью? Трудно сказать. Для многих храм превратился в разновидность театра. Как бы нам не попасть на такие цифры. Современный человек падок на развлечения (об этом и на епархиальном собрании говорили), как бы он в свою обойму развлечений не включил Церковь. При таком массовом хождении в храм, как сегодня, это реальная опасность. Чем не развлечение — послушать красивое пение, полюбоваться одеждами батюшек? А вот количество искренне кающихся зависит от священников, монахов, духовников. Храм построить легче, чем подготовить одного духоносного пастыря. Будут у нас такие пастыри — вокруг них сформируются священники, способные заниматься настоящей духовной битвой. За такими пастырями люди пойдут, им поверят, при их храмах паства увеличится.

Священник Игорь КИРЕЕВ, клирик Пратриаршего подворья в Высоко-Петровском монастыре, заведующий сектором церковно-приходского образования Синодального отдела по религиозному образованию и катехизации.

Количество воцерковленных людей зависит в первую очередь не от числа храмов, а от количества священников и мирян, всерьез занимающихся катехизацией. Очень много зависит от священников, их способности повести за собой людей, провести катехизацию, сделать приходскую жизнь интересной. Положительные тенденции сохраняются, но говорить о трети населения?.. Во все времена по-настоящему верующих людей было не больше 10 процентов. Даже тогда, когда 100% русских людей были крещены, по-настоящему духовной жизнью жили процентов 5. Возможно, все больше людей будет позиционировать себя православными, но это не значит, что они будут жить православно.

У нас растущий приход, хотя находимся мы в нежилом районе. Но возможности для богослужения у нас большие: несколько храмов, все просторные, служба совершается ежедневно. Это привлекает людей.

Священник Вадим ЛЕОНОВ, клирик храма великомученицы Екатерины на Всполье, кандидат богословия, преподаватель ПСТГУ и Сретенской духовной семинарии.

Мне кажется, что это очень прямолинейное рассуждение. Более того, в таком выводе перепутаны причина и следствие. В западноевропейских городах очень много храмов, но религиозная жизнь находится в упадке и деградация продолжается. Люди приходят в храмы не потому, что построено много храмов, а потому, что стремятся к Богу. То есть сначала храмы строятся в душах людей. Если их жажда Бога не утолена, то они создают общины и строят новые храмы. Я был бы очень рад, если бы не только треть, но все население России воцерковилось, однако для такого прогноза пока нет оснований.

В духовной жизни человека бывает период неофитства — он вдохновлен знакомством с православной верой, глубоко переживает молитву, делится радостью обретения Бога с окружающими, они тоже воцерковляются. Но потом наступает период искушений, испытания веры. Бог проверяет человека на верность. Не все эти испытания выдерживают. Я думаю, такие же процессы будут происходить и в нашем обществе. Сейчас у нас неофитский период открытия православной веры, осознания себя, своей истории. Это людей вдохновляет, многие приходят в Церковь, а если храма рядом нет, то они готовы ехать далеко или создать новый. Однако период религиозного энтузиазма, продолжающийся уже 18 лет, может быть, уже подходит к концу, и каждому из нас придется своей жизнью подтвердить, что он серьезно и глубоко воспринял и укоренил в сердце дар веры. Скорее всего, испытание придет не со стороны внешних гонителей. Подмена христианских ценностей и искушение богатством — вот на чем проверится наша любовь к Богу. Дай Бог, чтобы мы не дрогнули.

Наш храм св. вмц. Екатерины находится в центре Москвы, в нежилом районе, и все равно постепенно количество прихожан увеличивается. Приходят новые люди, интересные. Мы стараемся в меру наших сил относиться к каждому человеку индивидуально — только при таком отношении они остаются в приходе. Новый человек — это милость Божия, отвергающий ее отвергает Бога.

Опрос провели Марина НЕФЕДОВА, Леонид ВИНОГРАДОВ, Алексей РЕУТСКИЙ

http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=20&s=36&id=4482&print=1


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru