Русская линия
Парламентская газета Т. Поливода08.04.2003 

Брачные дела под контролем Церкви

В Санкт-Петербурге вышла в свет занимательная книга — «Курс церковного права». Такой курс на рубеже XVIII—XIX вв. читался в Императорском московском университете, ныне МГУ им. М.В. Ломоносова.
Автором столь экзотических сегодня университетских чтений был известный русский канонист профессор Алексей Степанович Павлов. Церковное право «имеет своим предметом исключительно дела и отношения чисто церковные, хотя бы оно произошло не только от церкви, но и от государства». Такое определение давал сам Павлов. (Его даты жизни — 1832−1898.)
Среди наиболее интересных положений церковного права, существовавших в разное время на Руси, были, к примеру, «брачные дела». Изначально их признали «чисто церковными». Только во времена Петра I, в 1702 году, светская власть издала закон, который отменил так называемый брачный сговор, заключаемый родителями жениха и невесты с назначением неустойки, и предоставил возможность даже обрученным церковью отказываться от вступления в такой союз.
С тех пор соблюдение условий брака, форма его совершения, расторжение брачного союза или признание его недействительным стало вотчиной церковного права.
Были и возрастные ограничения для желающих вступить в брак. Например, в 1744 г. Святейший синод признал недействительными браки 82-летних мужчин: «Брак от Бога установлен есть ради умножения рода человеческого, чего от имеющегося за 80 лет надеяться весьма отчаянно; в каковыя лета не плотоугодия устроивать, но о спасении души своей попечительствовать долженствовало».
Был в России и церковно-криминальный суд. Вот один из основных принципов криминального суда церкви, который действует и сегодня, уже в уголовном праве светского государства: «ни одно, даже самое крайнее наказание церковное не может быть исключительно карой преступника, т. е. воздаянием злом за зло. Церковь должна подчинять преступную человеческую волю закону Божию, исправлять ее, а не уничтожать, и ни в каком случае не должна отказываться от этой своей цели».
В ведении церковно-криминального суда находились преступления против веры и церкви — совершение христианами языческих обрядов, святотатство, богохульство, волшебство, отступничество от веры, ересь, раскол; преступления против общественной чистоты нравов — блуд, изнасилование, противоестественные плотские грехи (содомия, скотоложство); преступления против союза семейного и против церковных оснований брачного права — многоженство, кровосмешение, своевольный развод, жестокое обращение мужа с женой, родителей — с детьми; некоторые случаи смертоубийства и изгнание плода.
Сущность церковных наказаний сводилась к лишению всех или некоторых прав и благ, находящихся в исключительном распоряжении церкви — полное или неполное отлучение. Было и известное великое отлучение — анафема. Духовный регламент Петра Великого так говорил о великом отлучении: «Чрез анафему человек делается подобно убиенному, а отлучением подобен есть взятому под арест».
Многие положения старейших русских уставов, уложений трансформировались в нашу сегодняшнюю жизнь. Поэтому знакомство с трудами профессора А.С. Павлова может быть полезно не только с точки зрения истории, но и для анализа российской реальности начала XXI века.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

В этом разделе описывается возможность программы контролировать принтеры контроль печати.