Русская линия
Аргументы и фактыИгумен Анатолий (Берестов)04.12.2002 

Исцеление живых мертвецов

В N 11 «АиФ» за этот год был напечатан материал «Изгнание белого беса» — об иеромонахе отце Анатолии (Берестове), профессоре, руководителе Душепопечительского центра во имя Иоанна Кронштадтского. Этот центр — одно из немногих в России мест, где излечивают больных наркоманией.
В письмах и телеграммах, которые обрушились на редакцию после этой публикации, люди хотят побольше узнать об авторе этого уникального метода.
— Происхожу я из семьи неверующей. Родители мои, крестьяне Тверской губернии, покинув деревню во времена коллективизации, приехали в Москву «на стройки пятилетки». И были озабочены мыслями о том, как прокормить семью в то трудное время.
Переехав в Москву, родители оставили меня в деревне на попечении бабушек и дедушки, и то, что было заложено ими в самые первые годы жизни, проявилось, когда мне исполнилось 20 лет, и я, отслужив три года в армии, стал студентом педиатрического факультета Второго мединститута в Москве.
Благодаря Ильичу
Когда на первом курсе мы стали изучать работы классиков марксизма-ленинизма, я и заинтересовался вопросами бытия. Как это ни удивительно, но особое влияние на меня оказала работа Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». Помнится, я четыре раза подряд перечитал эту работу, но увидел, что Ленин поочередно ругает то одного философа, то другого, а своей философии там нет.
И когда я понял, что марксизм — это тупик философии, то заинтересовался ее альтернативой — Евангелием. Особое впечатление на меня произвел рассказ о Лазаре. Казалось бы, для студента-медика история о том, как был воскрешен человек, четыре дня пролежавший в гробу, должна относиться в лучшем случае к ненаучной фантастике. Однако мне эти события показались абсолютно правдивыми.
Потом ко мне в руки попала научная работа о Туринской плащанице — ткани, покрывавшей тело Христа после его смерти, на которой отпечатался его лик. Я сравнил данные исследования плащаницы с Евангелием от Иоанна и пришел к убеждению, что Иоанн Богослов действительно был личным свидетелем всех тех событий, которые описал. После этого я окончательно поверил в бытие Божие и начал регулярно посещать православные храмы.
Мое обращение к Христу произошло в начале 60-х гг. Кто-то называет эти годы «оттепелью», но для Церкви это были очень холодные времена. Я был ленинским стипендиатом и тем, что называлось тогда активным комсомольцем-общественником. И вот когда я учился уже на 5-м курсе, в институте вдруг прознали, что я верующий…
Партком института и ректорат не знали, что со мною делать. И тогда они передали мой вопрос в вышестоящие инстанции. Решался он, вы не поверите, на уровне ЦК КПСС. Там приказали: Берестова из института выгнать. И декан факультета прямо сказал мне об этом.
Но я был старостой курса. Собрал старостат и объявил всем, что меня решено исключить из института за веру в Бога. Какой тут галдеж ребята подняли! В итоге они сказали мне: «Ты держись и ни в коем случае от Бога не отказывайся, а мы тебя поддержим».
Каким-то образом администрация института обо всем узнала и поняла, что дело грозит громким скандалом. Не знаю, как они обошли решение ЦК, но меня не выгнали даже из комсомола. Я остался в институте, а по окончании меня приняли в аспирантуру…
Ничего случайного
Как только произошло мое обращение к Христу, я сразу захотел стать священником. Но реализовать свое желание мне удалось только через тридцать лет. И в этом я тоже вижу Божий Промысел. Все эти годы я занимался детскими нервными заболеваниями, изучая самые страшные из них… В 1991 г. защитил докторскую и стал профессором кафедры. Одновременно меня назначили директором реабилитационного центра для инвалидов с детским церебральным параличом.
В том же году Святейший Патриарх рукоположил меня в священнослужители. Но не достиг бы я ничего из того, чего сумел достичь, если бы Господь не сподобил меня встретиться с великими людьми, которые сформировали во мне духовную личность.
Одним из них был старец Н. Я познакомился с ним, еще когда учился. Едва увидев меня, он сразу сказал: «Ваш путь — монашество». Ну, а я внутренне воспротивился и сказал себе: нет, я обязательно женюсь, если найдется девушка, которая меня полюбит и разделит мою веру. И такая девушка нашлась. Но когда я привел ее к старцу, он отказался благословить нас на брак, повторив: «Ваш путь — монашество».
Я стал настаивать, и тогда он наконец сказал: «Раз не хотите слушать меня, поезжайте к архиерею и получите благословение у него». Архиерей дал благословение на брак, и, когда мы вновь приехали к старцу, он сказал, отведя меня в сторону: «Что ж, раз архиерей благословил тебя, женись. Но ты проживешь с ней 10 лет, и через 10 лет она умрет. У тебя останутся двое детей, и ты все равно станешь монахом». Так все и случилось. Мы прожили очень счастливо десять лет, родили двоих детей, моя жена умерла, а я, как видите, монах…
С середины 90-х гг. во мне стала зреть мысль о том, что нужно как-то помочь живым мертвецам — наркоманам. Эти люди — жертвы духовного распада нации, начатого большевиками с попытки уничтожить в России веру в Бога. Время от времени я уже выводил отдельных больных из наркозависимости. Но то были отдельные случаи. Нужна была система, а с чего начать, я не знал…
В 1998 г. я был в паломнической поездке на Святую землю. По пути наш корабль зашел на Кипр, и там произошло событие, для чужого взгляда вполне незначительное, но мне оно перевернуло всю дальнейшую жизнь. Дело в том, что там похоронен тот самый Лазарь, который после своего воскрешения Иисусом Христом в течение 30 лет был первым епископом Кипра.
Я с особым умилением приложился к его мощам. А потом мы поднялись в храм, построенный в его честь, зашли в алтарь. Было нас 17 русских священников во главе с епископом. И вдруг служивший в тот день священник этого храма берет бутылку богослужебного вина и преподносит ее мне.
Все стали смущенно переглядываться: почему такой подарок именно мне? Ведь есть же епископ, есть священники старше меня. А я сразу заулыбался, потому что понял: это знак духовной связи со святым Лазарем. Вино претворяется в кровь Христову, им причащают, значит, в причастии лежит исцеление… В голове моей сразу же возникла идея программы реабилитации наркоманов.
Как исцелиться
Из поучений святых отцов Церкви мы знаем, что страсть, а наркомания — это, безусловно, страсть, человеческими силами не побеждается. Когда человек проходит обряд крещения, регулярно ходит в церковь, где исповедуется и причащается, отходит от нездорового образа жизни и начинает вести духовную жизнь, он без всякого лечения отказывается от наркотиков.
Работа с больными ведется и индивидуально, и группой. Группой — значит, во время богослужения. Молитва сменяется проповедью, а проповедь — молитвой. А индивидуально я принимаю по несколько десятков человек в день тех, кто лечится амбулаторно. Есть у нас и стационар дневного типа. Его пациенты приходят утром и уходят вечером и в течение дня постоянно общаются с теми ребятами, кто проводит здесь круглые сутки и составляет общину нашего Душепопечительского центра. Их всего около 30 человек. Больше мы вместить не можем.
Для тех больных, кто не может приехать в Москву, мой совет — обратиться к священнику и пройти полную исповедь. Нужно осознать свою греховность, немощность и предать себя в руки Божьи. В связи с этим я рекомендую первые несколько месяцев исповедоваться и причащаться еженедельно. Это очень мощный стимул для духовного развития человека. И когда я вижу, что человек уже полностью осознал свои грехи и может бороться с ними, я советую ему причащаться реже и лучше готовиться к причастию, требуя, чтобы он начал более активную борьбу со своими грехами. Оно становится их жизненно важной потребностью, заставляет преодолеть свой грех, и они его, с Божьей помощью, преодолевают.
Дмитрий Макаров

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru