Русская линия
Время MN Сергей Колесников09.10.2002 

«Русский крест»

Кривая рождаемости идет вниз, кривая смертности — вверх. Именно эту фигуру, характеризовавшую демографические тенденции в 90-е годы, образно назвали «русским крестом».
В 1992—2001 годах численность населения по естественным причинам уменьшилась на 7,7 миллиона. Однако в 90-е годы убыль населения была скомпенсирована притоком мигрантов, в первую очередь из стран ближнего зарубежья. В результате за десятилетие российское население реально сократилось на 4,4 миллиона, или почти на 3 процента. Сейчас, по данным текущей статистики, население страны составляет 143,4 миллиона человек. Более точную цифру — в «плюс» (как считают многие эксперты) или в «минус» (как полагают скептики) — определит начавшаяся сегодня Всероссийская перепись населения.
Собственно говоря, в последнее десятилетие нас выручала и будет впредь спасать миграция, приток в страну трудоспособных, экономически активных людей. Но, как говорится, одной миграцией сыт не будешь. Какая судьба ожидает нас в будущем, можно ли «волевым», административным усилием изменить сложившиеся долговременные демографические тенденции и, наконец, в чем причины сокращения населения? Все эти вопросы сегодня бурно обсуждаются, причем в дискуссионный котел всяк, кому не лень, подсыпает политического перцу.
Понятно, что все эти вопросы моментально обрастают невероятным количеством мифов, в том числе исторических. Взять, к примеру, благостный миф о России, «которую мы потеряли», как о стране, где все жили долго и счастливо, почитали родителей и греха на душу не брали. В 1897 году, когда проходила первая всеобщая перепись в Российской империи, смертность равнялась 31,4 на 1000 населения. Сегодня, при всех огорчительных тенденциях, смертность в два раза ниже. Продолжительность предстоящей жизни (есть такой термин у демографов и медиков) населения России в 1897 году равнялась 32,3 года, в том числе 31,43 — для мужчин и 33,36 — для женщин. Нынче ожидаемая продолжительность жизни населения в России составляет 65,3 года, в том числе мужчин — 59 лет, женщин — 72,3. Тоже разница вдвое, хотя, конечно, мы существенно отстаем от многих развитых стран, где мужчины, как правило, перешагивают семидесятилетний, а женщины — восьмидесятилетний рубеж.
Еще один популярный миф: депопуляция — прямое следствие реформ, приведших к «геноциду русского народа». Это обвинение попало даже в «поминальник» при парламентском голосовании по импичменту прежнему президенту России. Причем интересно, что в снижении рождаемости и других демографических грехах стали обвинять еще правительство Гайдара в 1992 году, когда тенденция депопуляции только-только стала давать о себе знать. На что Егор Тимурович смущенно заметил, что он и его молодые коллеги состояли при власти меньше 9 месяцев, так что при всем желании улучшить статистику зачатий они никак не могли. В самом деле, если серьезно, начало сокращения населения, пришедшееся на первую половину 90-х, было спрогнозировано аналитиками еще по итогам Всесоюзной переписи 1979 года, когда Гайдар еще дописывал кандидатскую, а Ельцин уверенно делал партийную карьеру на Урале. На демографической судьбе страны отпечатались последствия и первой мировой, и Великой Отечественной, и «голодомора» 30-х. Эхо этих событий — подъемы и провалы численности родившихся в последующие годы. Если говорить о последних десятилетиях, то «пики» рождаемости пришлись на 1960 и 1987 годы, между которыми — резкое сокращение числа появившихся на свет жителей страны. «Минимальные фазы» (то есть периоды наибольшего сокращения рождаемости) чередуются каждые четверть века, что примерно и обозначает возраст смены поколений. Следующую «минимальную фазу» ученые ожидают в 2018 году. Вот тогда-то, возможно, и скажется эхо тех проблем, которые сотрясали наше общество в эпоху перемен, и количество родившихся через 15 лет будет еще ниже, чем в 1993-м.
Конечно, это лишь расчеты, и фатального сокращения населения может и не случиться, так как на динамику населения действуют не только математически высчитываемое уменьшение рождаемости, но и множество других факторов. Поэтому алармистским прогнозам о радикальной убыли населения России то ли на треть, то ли на четверть к середине ХХI века, скорее всего, не суждено сбыться. Но и преуменьшать демографическую угрозу нет оснований.
Есть ли способы помочь святому делу улучшения демографической ситуации? На сей счет в обществе не меньший разнобой, нежели по вопросу «кто виноват?». Недавно пригласили меня на запись телевизионного «круглого стола» с драматическим названием «Вымирает ли Россия?». Дискутанты с разной степенью откровенности признали очевидное: депопуляция — явление объективное, однако серьезно разошлись во мнениях, что делать. Выбор вообще-то оказался невелик: либо стимулировать рождаемость, либо сокращать смертность. Причем подъем рождаемости при всей захватывающей воображение масштабности задачи — дело не одного десятилетия. Ведь что предлагается? Изменить ценностные ориентации людей, повысить значимость института семьи и т. п. Иными словами, сменить ставшее привычным «европейское» репродуктивное поведение человека, когда в семье, как правило, рождается один ребенок. Сейчас суммарный коэффициент рождаемости у нас всего 1,25 ребенка в среднем на одну женщину, что почти вдвое ниже уровня простого замещения численности родителей их детьми. Можно, конечно, включить материальные стимулы: скажем, внушительные пособия на второго и третьего ребенка, бесплатные квадратные метры жилья и т. п. Но тут, во-первых, вполне очевидные бюджетные (и вообще ресурсные) ограничения, а во-вторых, далеко не всегда репродуктивное поведение людей напрямую откликается на подобное «матстимулирование».
Разумнее все же начать с решения более реалистичных задач — сокращения смертности. И не с борьбы со смертностью «вообще» (это, к сожалению, роду людскому недоступно), а с ее вполне «рукотворными» проявлениями. Бич нашей страны — смертность младенческая и людей трудоспособного возраста. Если показатели смертности малышей в возрасте до одного года в последнее время пошли понемногу на убыль, то количество людей, уходящих во цвете лет, у нас неприлично велико — в 2−4 раза выше, чем в других развитых странах. Причины — несчастные случаи, отравления, травмы. Борьба с этой «неестественной» смертностью — вполне реальная задача, требующая не звонких деклараций, а всего лишь соблюдения техники безопасности и уменьшения разгильдяйства на производстве, изъятия из оборота «паленой» водки и наркотиков и бега трусцой по утрам. Скажете, слишком просто? Но выживание нации сегодня зависит именно от таких простых вещей.
Бич нашей страны — смертность младенческая и людей трудоспособных.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru