Русская линия
День (Киев) Филипп Сюрмен29.10.2002 

Преподавание основ религии в светской системе образования Франции

Поиски понимания, новых путей мышления, новых точек зрения — это едва ли не самое главное в тот переходный период, который переживает сейчас Украина и вся Восточная Европа. Но не только — Запад также занят поиском новых ориентиров.
Я буду говорить сегодня о месте основ религии в образовании и, в частности, в системе светского образования Франции. В этом отношении Франция выделяется среди других стран Европы, но ее опыт может служить определенным примером для других стран. Дехристианизация, все более ощутимое игнорирование религиозных устоев нашей цивилизации — подобные явления наблюдаются не только здесь, но и во Франции. И хотя они имеют в Украине и Франции различные причины, эти явления приводят к схожим последствиям.
Напомню вкратце, в каком контексте происходило становление светскости во Франции, чтобы потом перейти к нынешней ситуации. Сейчас конфликты несколько утихли, но мы осознаем необходимость введения понятия религии в систему образования; главная причина этого — угроза фундаментализма, нависшая над климатом толерантности. Это двойной вызов — с одной стороны он требует жесткой защиты толерантности, а с другой — неуклонного отстаивания светскости.
Климат толерантности, который царит сейчас во Франции — хотя он и не идеален, — увенчал собой долговременный процесс в стране, пережившей религиозные войны, революции со всеми их позитивными нововведениями и злоупотреблениями, а также — горький конфликт между двумя Франциями: клерикальной — любимой дочерью Церкви — и Францией, рожденной революцией. Последствия этого конфликта и по сей день не полностью преодолены во Франции. Понадобилось определенное время для того, чтобы основные принципы Декларации прав человека и гражданина, провозглашенные в 1789 году, свобода вероисповеданий (1791), а также закон об отделении Церкви от государства (1795), начали реально действовать. Заслуга в этом в значительной степени принадлежит школе в том виде, который она приобрела после реформы Жюля Ферри. Напомню, что он ее осуществил, воспользовавшись опытом школ иезуитов XVII-XVIII столетий. По этой же модели впоследствии были построены наполеоновские лицеи, основаны на ней и современные школы. Принципы светскости, фундаментальное равенство между людьми и обязательная солидарность между ними для нашего общества не являются проблемами. Ведь именно тогда, когда христианская демократия была очень влиятельна во Франции, конституция 1946 года провозгласила, что IV Республика будет светским государством. Соперничество между публичным и религиозным образованием, в свое время вызывавшее массовые демонстрации во Франции, сегодня ушло в прошлое. Тем более, что религиозные учебные заведения сейчас мало отличаются от светских. Сегодня оба типа школ порождают в основном агностиков, которые из-за своего невежества остаются беззащитными или скептически настроенными перед требованиями разного рода фундаменталистов.
И вот теперь Министерство национального образования, в частности, министр Жак Ланг, которого никак нельзя обвинить в чрезмерном увлечении религией, раздумывает над тем, как возобновить в школах преподавание основ религии. Для того, чтобы преодолеть амнезию современной молодежи, которая становится все более отрезанной от своих религиозных, а значит, культурных и интеллектуальных корней. Впоследствии она может стать вообще чуждой собственной цивилизации, а также неспособной понять людей других цивилизаций, с которыми она сосуществует: христиан, мусульман, евреев и пр. Между тем, они составляют наше сообщество, целостность которого мы должны сохранить.
Но вернемся к намерениям нашего Министерства национального образования. Философу Режису Дебре было поручено подготовить доклад о преподавании религии в светской школе. Следует напомнить, что еще десять лет назад об этом нельзя было и думать. В докладе Режиса Дебре представлен откровенный анализ современного кризиса и предлагаются умные, но, откровенно говоря, сложные для осуществления решения. Он осуждает «разрыв между звеньями национальной и европейской памяти», — религиозная неосведомленность делает абсолютно непонятными, более того, неинтересными такие шедевры, как, например, знаменитый тимпан Шартрского собора, распятия Тинторетто, «Дон Жуан» Моцарта, «Страстную неделю» Луи Арагона.
Религиозные праздники утратили для многих французов всякое значение, а Троица ассоциируется разве что со станцией метро. Итак, имеем «упрощение и обесцвечивание нашей повседневности», опасность полного раздробления общества, утрату общих ценностей из-за разрушения общих ориентиров. А также из-за все большей диверсификации религиозных симпатий в условиях страны, широко открытой для иммигрантов других культур. Сегодня мы должны говорить о религиозной бескультурности.
Стирание прежних векторов трансляции знаний, эрозия церковных и семейных устоев и традиционных укладов приводят к тому, что общественные структуры перестают выполнять свою роль. «Этот процесс перенесения заряда от частного сектора к школе для всех» начал вырисовываться около 30 лет назад, то есть вместе с выведением из образовательного процесса классических гуманитарных наук, появлением новой демографии страны, что, благодаря развитию новых технологий и быстрому распространению информации, способствовало возникновению нового подхода к реальности. Новый подход, который ставит пространство над временем, мгновенное — над вечным. История религий, подчеркивает Режис Дебре, поможет студентам избежать «конформистского ослепления тем или иным кумиром, одурманивания рекламой, истощения в компьютерной гонке, в конечном счете, избежать тюрьмы сегодняшнего дня».
Итак, диагноз поставлен, но способы лечения до сих пор остаются неопределенными. Введение основ религиеведения в образовательную систему предусматривает мобилизацию и подготовку преподавателей почти всех предметов, ибо речь идет не о том, чтобы сделать преподавание религии отдельным предметом, как это делается на курсах религии в светских школах для верующих, посещающих их по собственному желанию (эти курсы не фигурируют в обязательной программе). Противников подобной реформы образования будет немало, и многие преподаватели будут отказываться «преподавать катехизис».
С другой стороны, против нейтрального изложения религии будут выступать ортодоксальные верующие. Ведь суть проблемы заключается в том, чтобы преподавание основ религии не было религиозным образованием. Беспристрастность, которая потребуется от государственной школы, может стать для нее тяжелым испытанием. Однако, нужно прилагать необходимые усилия. Ведь, как утверждает Режис Дебре, «Высылка религиеведения за стены рациональной и публично контролируемой трансляции знаний вызывает дальнейшую патологизацию этой сферы вместо ее оздоровления. Рынок вещей, которые становятся предметами веры, пресса и книжные магазины сами раздувают волны хаотического и иррационального. Тогда как объективное и глубокое знание Святого Писания, а также собственных традиций, дают молодежи шанс выйти из- под опеки фанатичных авторитетов, которые часто являются людьми необразованными или некомпетентными».
Именно в этом заключается острый смысл деонтологии образования, потому что «дать знание той или иной реалии или доктрины — это одно, а содействовать распространению нормы или идеала — другое. Характеризовать исторический контекст, оставляя без внимания духовность, его наполняющую — это лишать последнюю ее животворной силы. Знание должно быть доступным для понимания обычным учеником, но ни в коем случае не быть упрощенным».
В значительной степени мы здесь апеллируем к ответственности преподавателей, призываем их преодолеть собственную неуверенность и сдержанность. Ибо главное — утверждение такой светскости, которая бы гарантировала безоговорочное соблюдение толерантности и самое решительное отстаивание нейтральности. Ведь нам придется иметь дело с опасным фундаментализмом — мусульманским сегодня и неизвестно каким завтра. А мы, несмотря на это, должны обеспечить уважение к убеждениям и верованиям каждого. Христианские школы на Среднем Востоке всегда были и остаются по сей день прекрасным примером: именно в них хотят учиться (в Турции, Египте, Ливане, Израиле и Палестине) и очень часто учатся мусульмане.
Убедить молодежь в том, что религии должны восприниматься и цениться за то лучшее, что их отличает, — это та ответственность, которая частично возлагается также на образование. У нас, во Франции, разделение на национальные сообщества рассматривается как опасность — необходимо как можно шире «распахнуть окна» и не допустить, чтобы кто-то замыкался в себе. Как выразился великий персидский мистик Джалаладдин, чем больше в доме открытых окон, тем ярче светится он ночью.
Подготовила Клара Гудзик
Продолжение в следующем номере

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru