Русская линия
Завтра Владимир Бондаренко01.10.2002 

Кто же фашист?
Швыдкой — провокатор антисемитизма в России

Уверен, что на минувшей неделе в России стало как минимум тысяч на десять антисемитов больше. Самые простые русские обыватели, простые чиновники и даже кое-кто из интеллигентов, искренне старающихся не только внешне, но и в душе своей симпатизировать евреям как одному из умных и деловых народов, просмотрев передачу по программе «Культура», которая называлась просто и без затей «Русский фашизм страшнее немецкого», сказали себе: «Хватит, сколько же можно унижать мое достоинство! Почему на государственном канале, в программе, которую ведет член правительства России, министр культуры, — три еврея спокойно, на всю страну обсуждают как аксиому, что русский фашизм страшнее немецкого? Они хоть понимают, что творят? Пусть и Немцов, и Швыдкой, и примкнувший к ним Павловский возвращаются, в таком случае, в Дахау и Бухенвальд, в Освенцим и Майданек. Они же сами заявляют, что во времена фашистской Германии было не так страшно, как ныне у нас в России».
И обыватель, и чиновник, и интеллигент, и работяга, и безработный могут подумать: «Это же оскорбительно для всех евреев мира — заявить, что немецкий фашизм совсем не опасен и не страшен! А шесть (или сколько там?) погибших миллионов евреев не возопили из могил после таких утверждений? Их гибель, значит, не страшна Немцову и Швыдкому? Ведь «русские фашисты», если они существуют в природе, еще ни одного человека не убили и даже ни по одной морде не надавали, а уже страшнее всего того, что немецкие фашисты натворили с 1933 по 1945 годы во всем мире! Может быть, Немцов со Швыдким желают, чтобы русские евреи все там и оказались — в нестрашном немецком фашизме, грелись где-нибудь у теплых печей крематория? Как еще можно иначе понять их зловещее утверждение? Если утверждается, что русский фашизм страшнее немецкого, понятно: речь идет о том немецком фашизме, который царил над Европой в сороковых годах. И который был уничтожен прежде всего усилиями русских воинов. Непонятно только, где наши Майданеки и в какую газовую камеру боится попасть Борис Немцов? Непонятно к тому же, почему почти вся финансовая элита России — сплошь Ходорковские и Фридманы, Абрамовичи и Чубайсы? И они почему-то не боятся и не спешат убежать из страны, где царит «русский фашизм страшнее немецкого».
Эта устроенная Немцовым и Швыдким провокация по уровню своему не ниже поджога рейхстага. Она будет откликаться в душах миллионов людей — и русских, и евреев — еще не один год. И неизвестно как откликаться. Если правительство России и лично президент России не выскажутся по поводу чудовищного утверждения члена правительства Швыдкого, что «русский фашизм страшнее немецкого», — значит, и Владимир Путин того же мнения о своем народе? Кто додумался собрать в телезал уйму самых разных и по возрасту, и по позициям, к тому же в основном людей одной нации, и вещать на всю Россию всему русскому народу о том, что «русский фашизм страшнее немецкого»? Это звучало как бы от имени евреев. Они что, на самом деле этого утверждения добиваются? И что делал в этом зале русский философ Александр Дугин? Интересно, пришли бы умные и порядочные евреи на телепередачу «Еврейский фашизм страшнее немецкого»? И что было бы с министром культуры любой страны, если бы он устроил такую передачу в прямом телеэфире? Представьте, что передачу вели бы три нееврея, один из которых министр культуры, второй — глава думской фракции, а третий — идеолог при президенте. И передача называлась бы не «Русский фашизм страшнее немецкого», а … Оставим даже в стороне еврейский народ, представим, что передачу на государственном телеканале ведут министр обороны Иванов, глава думской фракции Зюганов и идеолог митрополит Кирилл, и они обсуждают тему «Грузинский фашизм страшнее немецкого». Кто-нибудь может в такое поверить? Во-первых, грузинский народ никогда, до конца дней своих, не забыл бы о такой передаче. На следующий же день сотни тысяч русских грузин вышли бы на улицы Москвы и других городов. Грузия бы обратилась в ООН, Совет Европы и еще куда угодно, и была бы права! И еще вопрос нашему бывшему соратнику Александру Гельевичу Дугину: пришел бы грузинский философ или политик на обсуждение подобной темы? И что бы потом с ним было?
Мне кажется, министр обороны Сергей Иванов скорее подписал бы какой-то приказ военного характера относительно Грузии, чем решился утверждать, что «грузинский фашизм страшнее немецкого». Еще военную операцию можно как-то объяснить и оправдать — а вот унижение народа, к тому же необоснованное, не прощается никогда и никем… Увы, за исключением народа русского. Но до каких же пор мы будем унижаться? Черчилль правильно сказал: в Англии нет антисемитизма, потому что англичане не считают себя ниже евреев. Но именно поэтому вряд ли по Би-би-си возможна передача, которую вели бы три английских еврея, о том, что «английский фашизм страшнее немецкого». Сколько же можно испытывать наше русское терпение?!
Есть ли в передаче хоть какое-то обоснование темы, какие-то доказательства? Сколько лет можно показывать одну и ту же баркашовскую тусовку десятилетней давности? Кому выгодно их популяризировать? К чему подавать фашистские зверства под музыку русских композиторов? Зачем осознанно собирать в аудиторию сливки еврейской интеллигенции и нагнетать антирусские настроения, атмосферу страха и неуверенности в завтрашнем дне? Может быть, заказ на передачу пришел из Израиля, и даже оплачивался израильскими компаниями с простой целью: ускорить выезд из России в Израиль остающихся и верящих в Россию как в свою родину евреев?
Такая передача не нужна ни евреям в России, ни русским, ни другим народам!.. Ощущение такое, что Немцов и Швыдкой — впрочем, и подыгрывающий им Павловский — что-то такое знают о нашем будущем, о чем мы еще не догадываемся. О чем? О жутком скачке цен, о надвигающемся голоде, о грядущем вымерзании? Недаром Немцов все время твердил, что этот страшный русский фашизм — результат обнищания и бесперспективности жизни. Может, он говорил о нашем будущем? И как об опасности — о возможности возникновения русского капитала, который бы оплачивал русскую национальную политику? Может, эта передача каким-то боком должна ударить по Сергею Пугачеву и другим православным русским промышленникам и финансистам? Мол, в России даже теоретически не должно быть крупного русского национального капитала?
Но и в этом случае, так же, как в случае с возможной кампанией по переселению евреев в Израиль, эти потаенные цели не оправдывают того главного эффекта, который произвела передача. С кем бы я ни говорил о ней, все понимают, что в России никакого фашизма не было, нет и не может быть. Все поражены этой гиперболизацией, а главное, сравнением мнимого мифического фашизма с тем фашизмом, который унес десятки миллионов жизней в России, — понимают, что такое сравнение преступно. Понимают, что сама возможность такой передачи по государственному каналу говорит о полном отсутствии какой бы то ни было угрозы с русской стороны! Скорее — об униженном состоянии русского народа, который его же министры, а значит, его правительство, его власть сравнивают с бандой убийц. Что же это за правительство, которое называет свой собственный народ преступным? И что это за народ, который такие оскорбления терпит? И имеют ли право представители любого иного народа называть русский народ преступным и фашистским? И найдутся ли тот суд и тот прокурор, которые не побоятся открыть уголовное дело за разжигание межнациональной розни? И найдутся ли те же евреи в России, в Израиле или в США, которые скажут участникам передачи: не играйте с огнем, ребята. Ибо каждому русскому, смотревшему эту передачу, неизбежно пришла в голову мысль: а может, это еврейский фашизм — страшнее немецкого? Немецкий-то был виден со стороны, с ним открыто воевали. И победили. Неужели — для того, чтобы спустя 50 лет в центре Москвы вся страна слушала треп о зверствах «русского фашизма», который «страшнее немецкого»?
Уверен, если не будут приняты официальные меры и эта передача не будет признана ошибочной на самом высоком уровне, любой мало-мальски думающий русский с подозрением будет смотреть на своего президента и окружающую его челядь. Эта передача ведь, кроме всего прочего, имеет мощную антипутинскую направленность, бьет по авторитету президента.
А может, ее готовили сверхтайные патриоты, которым надо хоть таким жутким способом, но всколыхнуть русское самосознание? Из какого-нибудь русского ордена ГРУ? А Немцов и Швыдкой — лишь наша «пятая колонна», засланная в ряды врагов? Но что делать простому бедному еврею, смотрящему эту передачу? Это же прямой немцовско-швыдковский посыл: чемодан, вокзал, Израиль. Надо очень не уважать свой, еврейский народ, чтобы так издеваться над его чувствами. Загонять его в атмосферу тотального страха. Живет бедный Абрам или Семен где-нибудь в Орше или Челябинске. Более-менее устроился. Торговлишку мелкую ведет или еще что-нибудь, а ему из Москвы сам министр говорит, что русский фашизм страшнее немецкого. Этот Абрам никогда в жизни, кроме как в кино, никаких фашистов не видел, пользуется уважением в народе. И в баньку русскую ходит, иногда выпить не дурак, совсем, как герой личутинского романа «Миледи Ротман», сидит как раз со своими русскими друзьями во время этой передачи, вместе смотрят. Ему на них и оглянуться неудобно: то ли они — тайные фашисты, то ли министры совсем с ума спятили. Рюмочкой, может, и залили, сняли это напряжение, а подозрение взаимное осталось. Если Швыдкой и Немцов так не любят русских, зачем же им бить по евреям? А если русскому мужику сто раз на дню твердят, что он — фашист, он же, наивный и простодушный, может и поверить! Не страшно вам, господа провокаторы?

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru