Русская линия
Русская мысль А. Юткин17.10.2002 

Кому ставить памятники в России — палачам или жертвам?
По сей день засекречены списки расстрелянных

Недавно на Токсовском полигоне под Санкт-Петербургом журналисты и правозащитники нашли до сих пор засекреченное массовое захоронение жертв НКВД.
Были сделаны шурфы и раскопы, найдены простреленные черепа, есть и показания свидетелей. Как полагают, на этом ныне закрытом стрельбище зарыто около 30 тыс. человек, расстрелянных в конце 30-х годов. Разумеется, питерское управление ФСБ хранит об этом упорное молчание. Так же, как и 14 лет назад.
В 1988 г., несмотря на упорное противодействие и только перед лицом неопровержимых фактов, добытых правозащитниками, КГБ был вынужден официально признать факты массовых захоронений жертв репрессий на Левашовской пустоши под Ленинградом. Тогда же стали известны и многие другие места захоронений жертв массовых репрессий 1937−1938 годов. Вся страна тогда узнала, например, о Куропатах под Минском. А с 1989 г. в течение многих лет газета «Вечерний Ленинград», а позднее «Вечерний Петербург» из номера в номер публиковала колонку «Ленинградский мартиролог», в которой перечислялись имена тысяч расстрелянных и тайно зарытых НКВД вблизи поселка Левашово под Ленинградом только за один год, с августа 1937 по ноябрь 1938 года.
Совершенно «внезапно» нашлись тысячи архивных справок НКВД о приведении в исполнение смертных приговоров. Было названо более 40 тыс. фамилий. Из них более 8 тысяч были расстреляны непосредственно в «Большом доме» на Литейном. Трупы расстрелянных потом вывозили из города и зарывали на Левашовской пустоши. Позже стали возить не трупы, а еще живых, которых расстреливали уже на месте, рядом с отрытыми ямами… Теперь Левашовская пустошь, ставшая братской могилой для 40 тысяч человек, огорожена, там стоят кресты, и это ставшее священным место могут посетить редкие потомки жертв репрессий.
А что же, ни до, ни после 37−38-го года никаких массовых казней не было? Если верить наследникам «боевых» традиций КГБ из теперешнего ФСБ, то нет. За 1938 год есть поименные списки на 40 тыс. человек, а ни до, ни после — ничего!… Да что уж говорить о 30-х или 40-х, если в том же Санкт-Петербургском управлении ФСБ до сих пор засекречены списки расстрелянных в 1918 году?
В чьих же интересах, зачем эта секретность? Быть может, затем, чтобы сегодня, например, полковник ФСБ и он же аграрий Харитонов или московский мэр Лужков могли бесстыдно утверждать, что на весах истории якобы перевешивают положительные заслуги Дзержинского, и этим обосновывать необходимость возвращения на Лубянскую площадь памятника кровавому Феликсу. Это возможно лишь потому, что от людей скрывают правду об истинных масштабах кровавых преступлений Ленина, Сталина, Дзержинского.
Какую же дикость и глупость сморозил нынче мэр Лужков, говоря о «заслугах» Дзержинского в борьбе с беспризорностью, если эта самая беспризорность и была порождена массовыми убийствами сотен тысяч людей! А Ягода, Ежов, Берия — они лишь продолжали «славные традиции» первого чекиста Дзержинского. И не возвращать этот кровавый памятник надо, а в знак покаяния общества возвести в центре Москвы памятник всем жертвам кровавого коммунистического террора. Этого уже много лет требуют правозащитники России и партия «Яблоко». Но нынешняя российская власть глуха к подобным требованиям. Под звуки сталинского гимна она теперь жаждет лицезреть еще и кровавого Феликса на Лубянке. Чтобы все было как прежде.
Санкт-Петербург

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru