Русская линия
Независимая газета Ю. Чучалова09.10.2002 

Августейшее искусство
Акварели сестры последнего царя в Москве

Оказывается, царские семьи любят не только цвет своей крови — голубой. Но также — желтый, зеленый, оранжевый, красный, синий, прямо как на акварелях Ольги Александровны Романовой (1882−1960), младшей сестры Николая II. Выставка «Искусство Великой Княгини» открылась в школе акварелей Сергея Андрияки по инициативе Благотворительного фонда во имя Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны и посвящается 120-летию со дня рождения княгини. Первое отделение Благотворительного фонда было создано в 1991 г. ее сыном Тихоном Николаевичем и невесткой Ольгой Николаевной Куликовскими-Романовыми.
Суду зрителя предстоит рассмотреть 114 акварелей, 13 полотен, предметы декоративно-прикладного искусства, открытки, выполненные Ольгой Александровной, фотографии, письма.
Страсть к рисованию обнаружилась у малышки княжны в 4−5 лет: на бумаге — пресловутые детские домики, «Папа», «Мама», «Оля». В царских хоромах гостили акварелисты Зичи, Премацци, Бенуа. Творческим наставником стал для Ольги известный передвижник Кирилл Лемох. «Даже во время уроков географии и арифметики мне разрешалось сидеть с карандашом в руке, потому что я лучше слушала, когда рисовала».
В годы Первой мировой войны княгиня, будучи сестрой милосердия Ахтырского полка, продолжала писать. С 1900-х годов издавались открытки по ее рисункам, и деньги от продаж шли Евгениевскому обществу Красного Креста.
По-настоящему княгиня увлеклась живописью в 20−30-е гг., эмигрировав в уютную Данию. Живые, веселые, красочные виды дворца в Видоре, датские пейзажи, натюрморты и цветы, цветы, цветы… Пыхтит «Самовар», пасется «Стадо баранов у старой крепости. Словакия». Несколько пасторалей — «Ферма в Карлструпе. Дания» с коровами, гусями, «Деревня» (1933) с хатами, мальвами и дивчинами. Многие работы — ностальгия по России: «Ухажер» с балалайкой, «Девушка с ведром», «Церковь. Осень в деревне», «Сноп».
С заводов Копенгагена княгине привозили фарфоровые чашки, блюдца под роспись, а затем их продавали на благотворительных базарах и аукционах. Романова была очень набожной, отсюда — увлечение иконописью. После Второй мировой войны княгиня с родственниками перебралась в 1949 году в Канаду. Там она остановилась как частное лицо и жила на выручку от своих картин и фарфора, торгуя в магазине. Проводить выставки в Канаде Ольга Александровна не любила, так как «надо писать приглашения множеству дам, сделать большой чай, поговорить о «будущей выставке"… Я не могу это делать — слишком глупо как-то!» — словом, требовалось что-то вроде пиара. Поэтому она выставлялась больше в Копенгагене, Париже, Лондоне, Берлине. Привычки высшего общества княгиня не понимала и не любила, считая их «чем-то из другого мира». Она могла не придавать значения тому, что забыла дома перчатки, оказавшись среди светских львов и львиц в театре. Как-то княгиня без жеманностей даже попивала вино, так сказать, из горла, среди егерей и охотников в имении Рамонь. На выставке и документик сему имеется.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru