Русская линия
Татьянин день Ольга Агафонова12.12.2006 

Это может всякий. Это не слова…

И кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды… не потеряет награды своей (Мф. 10, 42)

Вам не нужно специальное образование и богатый опыт, чтобы начать. Не нужно быть состоятельным и особенно здоровым. Молодым и семейным. Не нужно во что бы то ни стало стремиться достичь вершин — можно двигаться потихоньку и остановиться на малом. От вас не требуется сверхусилий — нужно немножечко любви и внимания. Чтобы стать патронатным воспитателем.

Например, выходного дня или каникул. Ребенок из детдома может просто приходить к вам на субботу-воскресенье или на лето поехать с вашей семьей на дачу. Сами того не осознавая, вы дадите ему неизмеримо много — жизненно необходимое, но в силу обстоятельств пока незнакомое ощущение, как это — иметь СЕМЬЮ; понимание правильных, семейных, человеческих отношений. Он будет знать, что семья лучше самого хорошего интерната, и, став взрослым, будет стремиться ее создать.

Что же такое патронат и в чем его особенности и преимущества по сравнению с опекой и усыновлением? Об этом мы беседовали с Ольгой Николаевной Агафоновой, замдиректора по патронатному воспитанию школы-интерната N55 для детей-сирот и детей, чьи родители лишены родительских прав.

— Ольга, почему ваш интернат так активно внедряет именно патронатное воспитание?

— Это инициатива не конкретно нашего интерната, а правительства Москвы. С 2003 года в городе проводится эксперимент, в ходе которого на базе школ-интернатов и детских домов создано 11 уполномоченных служб, и им муниципальные органы опеки делегировали свои функции по организации патронатного воспитания детей, лишенных родителей или не имеющих их. Мы пытаемся создать наиболее эффективную модель уполномоченной службы по патронатному воспитанию. По окончании эксперимента она будет внедряться повсеместно. До сих пор активно этим занимался только 19-ый детский дом, уже 10 лет.

— Чем же хороша эта форма опеки?

— Патронатное воспитание — форма промежуточная или, скорее, подготовительная: люди зачастую хотели бы взять ребенка, но пока не представляют, каких усилий это от них потребует, у них нет опыта, или нет сейчас жилищных или финансовых условий — в общем, им понадобится социальная и психологическая помощь. И такая помощь будет им оказываться именно при патронатном воспитании: ни для опекунов, ни для усыновителей специальных служб сопровождения на сегодняшний день нет.

— Такая служба есть в каждом из этих 11 экспериментальных детдомов и интернатов? Какие специалисты туда входят?

— Да, конечно. Она состоит из социальных педагогов и психологов и решает проблемы, возникающие в процессе адаптации ребенка в семье, при устройстве в детские образовательные и лечебные учреждения, при организации отдыха, оформлении документов и т. п. Специалисты службы знают, какие льготы положены ребенку, следят за соблюдением его прав…

— А каковы обязанности патронатного воспитателя?

— С юридической точки зрения патронатный родитель является воспитателем, нанятым по договору и получающим от государства зарплату (правда, очень скромную — около 3,5 тысяч рублей) и деньги на содержание ребенка. В отличие от опекуна и усыновителя, он разделяет с детским домом или интернатом ответственность за своего воспитанника: мы представляем жилищные, имущественные и финансовые интересы ребенка и при необходимости защищаем их в суде; патронатный родитель отвечает за его жизнь, здоровье и безопасность.

— Вы сказали, что патронат позволяет людям попробовать свои силы прежде, чем взять ребенка надолго или насовсем. Значит, есть варианты?

— Да, виды патроната могут быть разными: от гостевого (выходные и каникулы) и краткосрочного (на месяц) до годового. Патронатное воспитание — форма более гибкая и более щадящая для обеих сторон…

— Но, наверное, предпочтение отдается семье? Да и ограничения по возрасту существуют?

— Вовсе нет. Взять ребенка может не только семья, но и одинокий человек, причем любого возраста. Например, 68-летняя бабушка, уже воспитавшая своих внуков, — у нас есть такая женщина, взявшая сразу двух малышей.

— Вот человек решает взять ребенка на патронатное воспитание…

— Как и всякий другой усыновитель, он проходит специальные курсы подготовки. На сегодняшний день они работают при 19-м детском доме, на приходе протоиерея Аркадия Шатова, а также при фонде «Приют детства». Здесь учат понимать особенности характера и поведения детдомовских детей, связанные с травмирующим опытом прошлого, разъясняют особенности этапов адаптации ребенка в семье, типичные проблемы и способы их решения, а главное — причины неадекватного поведения. Ведь воспитание своего и приемного ребенка — совершенно разные опыты: будучи хорошим родителем для своих детей, человек может и не справиться с ребенком, воспитывавшимся в детдоме. В процессе обучения на курсах, во-первых, отсеиваются неготовые, а, во-вторых, представления людей качественно меняются: от обывательски-сентиментального (о «несчастных сиротках») к трезвому и профессиональному.

В общем и целом процесс адаптации ребенка в семье похож на выстраивание супружеских отношений. Сначала — «медовый месяц», когда ребенок всячески пытается понравиться родителям; когда, попав в живительную среду любящей семьи, он в буквальном смысле расцветает на глазах — и физически, и духовно — а родители наслаждаются тем, что они могут дать, и тем откликом, который они получают от ребенка. Потом наступает период притирок, возникают сложности и недопонимания, так как ребенок начинает проверять границы допустимого и, с точки зрения «нормального» человека, может вести себя неадекватно. И здесь от родителя тоже требуется терпение — может быть, даже большее, чем в супружеских отношениях, поскольку для ребенка переход из детдома в семью — большой стресс, особенно — если его опыт семейной жизни до того был негативным, и у него нет, например, доверия к взрослому человеку.

— Ольга, как мне кажется, — и это вытекает из нашего разговора — главный человеческий (не юридический) вопрос здесь — те внутренние качества, которыми должен обладать сам патронатный воспитатель.

— Конечно, правильный психологический подбор детей и родителей очень важен. Дело не только в том, насколько человек хороший и добрый сам по себе и насколько он хочет стать воспитателем ребенка. Самое главное — его готовность к сотрудничеству с уполномоченной службой, т. е. специалистами. Человек с собственными жесткими установками на воспитание трудного ребенка не доверяет педагогам и психологам, а потому не принимает их помощь («я лучше знаю, что делать!»). В конечном итоге мы теряем контроль над ситуацией и не можем, в случае неблагоприятного исхода, ее исправить.

Кроме того, будущий воспитатель не должен предъявлять завышенных требований к ребенку и заранее прогнозировать результаты. Не нужно ожидать, что ребенок будет выдавать на-гора прямо пропорционально тому, что вы в него вложите, и по гроб жизни будет вам благодарен. Детдомовский ребенок всегда отягощен негативным прошлым, и нужно время, чтобы он стал домашним. На начальном этапе от взрослого требуется особенно много терпения и прощения. Не потому, что этот ребенок хуже обычных детей — он другой; он травмирован. Ему нужно время и любовь.

Любовь Макарова

http://www.st-tatiana.ru/index.html?did=3136


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru