Русская линия
НГ-Религии Александр Игнатенко02.04.2003 

Война фетв
Исламский мир расколот конфликтом в Ираке

Война в Ираке вызвала к жизни разговоры о «христианско-исламском противостоянии». Однако эта война, втягивая и мусульман, и христиан Ирака, Ближнего Востока и мира в происходящее, демонстрирует как раз отсутствие религиозного содержания в событиях. Одно из свидетельств тому — разнобой в трактовке событий исламскими религиозными лидерами региона.
«Джихад в Ираке» — так назвал один российский сайт подборку сообщений о войне в Ираке. Однако надо иметь в виду важную вещь: слово «джихад» может употребляться как метафора. В этом же смысле говорится и о «крестовом походе». Но никто, находясь в здравом уме, собственно, и не считает Джорджа Буша-младшего крестоносцем, а развязанную им войну — крестовым походом (без кавычек). Буш, заявив в свое время о «крестовом походе» против терроризма, не имел в виду настоящий крестовый поход. Точно так же и Саддам Хусейн вполне может говорить о «джихаде», не имея возможности его объявить, ибо объявление джихада не является его прерогативой. Иными словами, одно дело — метафора, другое — действие, имеющее религиозную мотивацию, религиозное содержание и религиозные цели.
В середине марта Академия исламских исследований авторитетного суннитского университета Аль-Азхар издала фетву. В ней говорится, что исламские государства оказались объектом крестового похода и это накладывает на мусульман обязанность вести вооруженный джихад в свою защиту.
В египетских и арабских СМИ сразу же появились публикации, в которых и мусульмане, и христиане утверждали, что происходящее вокруг Ирака на Ближнем и Среднем Востоке никак не может рассматриваться как религиозная война. В них, в частности, указывалось на то, что и в самом Египте христиане в лице главы Коптской Церкви Папы Шеннуды III, и католики мира в лице Иоанна Павла II выступают против военного вторжения в Ирак. Кроме того, государства, которые арабы называют «христианскими» (Франция, Германия, Россия), выступили против нанесения удара по Ираку.
Шейх (глава) Аль-Азхара Мухаммад Сайид Тантави вынужден был срочно разъяснить, что выражение «крестовая война» попало в фетву случайно (он сказал «стихийно»). А 19 марта Академия исламских исследований Аль-Азхара выступила с опровержением собственной фетвы — случай, кажется, беспрецедентный. В новом заявлении говорится, что, конечно же, нет никаких крестовых походов: они закончились много лет назад, да и тогда у них были нерелигиозные причины и цели. Выражение «крестовый поход» не означает, что происходящее на Ближнем Востоке — война между христианством и исламом. Это также не означает, что ислам находится или будет находиться в состоянии войны с христианством. Так, достаточно изящно было дезавуировано и объявление джихада.
Саудовская Аравия: раскол духовенства
Ряд саудовских ваххабитских шейхов, симпатизирующих Усаме бен Ладену, среди которых Али Худейр, Насир аль-Фахд, Ахмад аль-Халиди, Сулейман аль-Альван издали фетвы, в которых американо-британское вторжение характеризуется как «крестовый поход» христиан-«неверных». В соответствии с ваххабитской логикой, «неверными» и «вероотступниками» провозглашаются и мусульмане, которые в той или иной форме оказывают помощь «крестоносцам». Речь в этом случае идет в первую очередь о правящей в Саудовской Аравии династии Саудидов, которые не только поддерживают США и Британию, но и позволили воинам-«крестоносцам» расположиться на священной земле Аравии.
В середине марта была издана коллективная фетва, подписанная 32 считающимися умеренными саудовскими улемами. Поскольку этот документ появился исключительно в интернете, а не в официальных источниках, его авторы явно не принадлежат к религиозному истеблишменту. В фетве было заявлено, что величайшим преступлением с точки зрения шариата является прямое или косвенное сотрудничество исламских физических лиц и правительств с Соединенными Штатами в их агрессии. При этом улемы не призвали к джихаду против США, отметив, что для принятия подобного решения требуется специальное коллективное рассмотрение вопроса «прочными в знаниях» улемами.
Подобные фетвы публикуются в интернете и оказываются доступными всем, кто имеет доступ во всемирную паутину. С ними воюют, используя электронные технологии: либо просто ликвидируют соответствующие сайты, либо заменяют их проамериканскими.
Саудовские религиозные деятели, поддерживающие правящую династию, не спорят с этими фетвами по существу. Авторов обвиняют только в недостаточной компетентности и несоблюдении процедуры издания фетв. Самое главное для саудовского религиозного истеблишмента — доказать необходимость поддержки правоверными подданными королевства руководства Саудовской Аравии.
После начала вторжения в Ирак потоком пошли заявления официального саудовского духовенства именно в этом духе. Так, шейх Мухаммад бен Абд-ар-Рахман Яиш, имам-хатыб мечети «Слуга двух Благородных Святынь» в Эр-Рияде в связи с упомянутыми выше фетвами утверждает, что нужно совершенно другое: в трудный час испытаний и смуты, в который живет исламская умма, сплотиться вокруг руководства государства Саудовской Аравии, так как разобщенная умма «не стоит и состриженных ногтей». Те же люди, которые разжигают огонь смуты, сами в нем и сгорят. Настоящие правоверные — те люди, которые, сплотившись вокруг руководства, терпеливо переносят выпавшие на их долю испытания и других призывают терпеть. Что же касается тех исламских деятелей, которых он называет «взыскующими знания», то есть улемов, не занимающих официальных постов, то им подобает не спешить с фетвами, а выжидать, советоваться с признанными улемами, прежде чем издавать фетвы и судить других.
Шейх Ахмад бен Мухаммад аль-Амари, один из руководителей саудовского Министерства просвещения, полагает, что раскол и разногласия идут на пользу только врагам ислама и исламской нации. Поэтому всем саудовцам надо сплотиться вокруг наиболее просвещенных улемов, объединиться вокруг власти предержащей и не поддаваться на безответственные призывы тех людей, которых аль-Амари называет «студентиками», или «талибанчиками» (тувайляб от талиб), а также «людьми, выдающими себя за улемов» (мута"алим).
Шейх Салих бен Ганим ас-Садлян, профессор в Исламском университете имама Мухаммада бен Сауда утверждает, что даже известный и уважаемый улем не должен выражать в индивидуальном порядке свое мнение относительно происходящего. Более того, он же, пользуясь своим авторитетом, должен запретить ученикам и последователям, «малым в знании», выражать собственное мнение. Вместо этого в делах исламской уммы все должно обстоять так, чтобы верующие в трудные времена испытаний и смут объединялись бы в каждой отдельной стране вокруг улемов и правителей. Очень важно, что речь идет о каждой стране в отдельности, а не о всемирной исламской умме. Что касается фетв, то издавать их должны не отдельные улемы, а специализированные коллективные органы.
Для издания фетвы о джихаде против американского вторжения подобный орган должен был бы собраться и внимательнейшим образом рассмотреть множество вопросов. Является ли это вторжение делом правым или неправым? Нужно ли отвечать на него джихадом? Кто непосредственно участвует во вторжении, а кто только помогает ему в той или иной форме и что обо всем этом говорит шариат?
Ирак: национальное единство, а не религиозная война
Что касается самого Ирака, то характеризовать сопротивление иракцев как джихад скорее всего нельзя. И прежде всего потому, что, с одной стороны, американско-британскому вторжению сопротивляются не только мусульмане, но и христиане, представители других религиозных течений, а также неверующие. А с другой стороны, в составе коалиции воюют как мусульмане-курды, так и мусульмане-шииты («Высший совет исламской революции в Ираке», «Партия призыва», «Организация исламского действия»). К тому же на севере Ирака существует достаточно мощная курдская группировка «Ансар аль-ислам», или «Сторонники ислама», которая воюет и против остальных курдов, и против американцев, и против шиитов.
Иракское руководство явно стремится мобилизовать иракцев на сопротивление американо-британскому вторжению с использованием исламской риторики. После первых ударов по Багдаду в своем выступлении 20 марта Саддам Хусейн употребил слово «Аллах» двенадцать раз, слово «джихад» — два раза, слово «муджахид» (тот, кто ведет джихад) — два раза, «неверные» (в отношении агрессоров) — один раз. Однако для исламского населения Ирака Саддам Хусейн не является религиозным лидером, тем более общепризнанным.
Иракский режим, конечно же, стремится привлечь исламских религиозных деятелей для военно-политической мобилизации иракцев на сопротивление иностранному вторжению. И до начала вторжения, и после него приходят сообщения об объявлении джихада. Так, 28 марта арабский спутниковый телеканал «Аль-Арабийя» показал проповедь имама-хатыба багдадской суннитской мечети «Абд-аль-Кадир аль-Гайлани» шейха Абд-аль-Гафура аль-Кайси, в которой он охарактеризовал сопротивление верующих иракцев как «джихад на пути Аллаха». Проповедь перемежалась восклицаниями: «Выше знамя джихада!», «Да здравствует джихад!» и т. п.
В середине марта три авторитетных шиитских богослова (Али ас-Систани, Мухаммед Саид аль-Хаким и Башир ан-Наджафи) приняли фетву, но она, вопреки утверждениям некоторых СМИ, не являлась «фетвой о джихаде против США». Слова «джихад» в этой фетве нет. На самом деле в ней говорится о том, что «обязанностью мусульман в этот трудный час является укрепление единства и совершение всего, что в их силах для защиты великого Ирака от [реализации] планов алчных его врагов». Предоставление «любой помощи или поддержки агрессорам считается тяжким грехом и нарушением великого запрета, за которым последуют позор в этой жизни и болезненное наказание в жизни иной [загробной]».
Формального объявления всеиракского джихада против англо-британского вторжения в Ираке не было. Есть призывы к сопротивлению агрессору и укреплению единства страны и народа.
Можно было бы объяснить такую позицию нелюбовью иракского исламского духовенства (особенно шиитского) к светскому режиму Саддама Хусейна. Но есть две более глубокие причины. Во-первых, даже исламские деятели (не говоря о светских) понимают, что выпячивание религиозной составляющей этого конфликта (если и предположить ее наличие) обязательно негативно повлияет на национальное и государственное единство Ирака. Шиитские, суннитские и светские иракские деятели опасаются (и говорят об этом прямо), что оккупационные силы используют религиозный фактор для «ливанизации» страны — превращения ее в несколько воюющих между собой протекторатов, сформированных по этноконфессиональному признаку в соответствии с уже опробованной в Ливане системой конфессионализма.
Непосредственно перед началом англосаксонского вторжения в Ирак именно эти проблемы и именно в таких формулировках обсуждались во время переговоров в Тегеране между президентами Ирана и Сирии. Те же проблемы затрагивались на встрече в Бейруте шиитских лидеров Ирака, Ливана и Ирана, на семинаре иракских улемов (суннитов и шиитов) и светских мыслителей в Лондоне. Участники этих мероприятий ясно видят опасность использования американцами «различий в религиях, [религиозных] направлениях и других [идеологических] ориентациях» иракских граждан (тут учитываются наличие и христиан, и массы неверующих, существование которых для самих иракцев не является секретом).
Во-вторых, иракские религиозные деятели (как находящиеся на территории Ирака, так и пребывающие в эмиграции) понимают, что в отношении к этому конфликту мир раскололся, но отнюдь не по линии «христианство-ислам». Они-то как минимум читают газеты и знают, что, с одной стороны, Ватикан однозначно выступил против военного вторжения в Ирак, а с другой — куда уж более исламские государства чем Саудовская Аравия и Кувейт (не говоря о массе других) прямо или косвенно поддержали это вторжение. Объявить джихад, то есть религиозную войну против иноверцев, означало бы совершить серьезную политическую ошибку: отсечь антиамериканскую солидарность «христианского мира» (если таковой существует) и испугать его установлением в послевоенном Ираке религиозного режима. (Уровень поддержки Ирака в странах Запада по опросам резко снизился после того, как иракский министр иностранных дел заявил, что с пленными будут обращаться «по законам ислама», а не в соответствии с Женевскими соглашениями.)
Именно этим объясняется и позиция муфтия Сирии шейха Ахмада Кафтару, который 27 марта в своей фетве, обращаясь к мусульманам, не стал говорить о джихаде, а заявил, что обязанностью каждого мусульманина и мусульманки (фард айн) является сопротивление захватчикам всеми доступными способами. При этом он не стал обвинять исламских правителей, которые оказывают помощь и поддержку этим захватчикам, в отступлении от ислама. Он просто призвал их прекратить делать это, ибо они «несут ответственность перед Богом, историей и народами».
США делают то, чего не сделали мусульмане
Вопрос, задаваемый саудовским шейхом ас-Садляном («Правым или неправым делом является американское вторжение в Ирак?»), чисто теоретически предполагает и позитивный ответ на вопрос: «американское вторжение является правым делом». И если шейх ас-Садлян не говорит об этом прямо, то среди арабских мусульман находятся люди, которые практически дают такую характеристику тому, что делает англо-американская коалиция.
25 марта в каирской газете «Аль-Кахира» брат основателя всеарабской организации «Братья-мусульмане» Хасана аль-Банны Джамаль аль-Банна опубликовал статью, в которой говорится, что действия, предпринимаемые коалиционными войсками для свержения Саддама Хусейна, являются справедливыми и в этом смысле соответствующими исламу. Интересен и достоин подробного рассмотрения ход рассуждений этого автора, опирающегося на исламскую традицию. Он отталкивается от хадиса Пророка Мухаммеда, который гласит: «Поддержи своего брата [по вере] независимо от того, несправедлив он (залим) или претерпевает несправедливость (мазлюм)». Но поддержка несправедливого не может заключаться в том, чтобы потакать его несправедливости и в ней соучаствовать, а в том, чтобы пресечь его несправедливость. И в Коране ведь сказано: «И если бы два отряда из верующих сражались, то примирите их. Если же один будет несправедлив против другого, то сражайтесь с тем, который несправедлив, пока он не обратится к велению Аллаха. А если он обратится, то примите их по справедливости и будьте беспристрастны: ведь Аллах любит беспристрастных!» (49:9).
Из этих и подобных хадисов Пророка и коранических аятов, как полагает Джамаль аль-Банна, следует, что «истинный критерий в определении исламского характера власти является справедливость. Если она справедлива, то она исламская, если же несправедлива, то не имеет к исламу никакого отношения». Тем самым исламский характер власти, который обязывает мусульманина поддерживать ее и вести джихад в ее защиту, — реализация справедливости. Власть же несправедливого властителя не является исламской, и его поддержка — не что иное, как противоположность ислама. Если же объективно и беспристрастно посмотреть на власть Саддама Хусейна — справедливая она или нет, то, по мнению аль-Банны, окажется, что она, «по сути, несправедливость в наихудшей и наиотвратительнейшей форме». Тут аль-Банна напоминает о применении отравляющих веществ против курдов и шиитов, в результате чего погибли десятки тысяч, об убийстве оппозиционеров без следствия и суда, пытках заключенных, изгнании целых народов с их земель, агрессивной войне, развязанной против исламского Ирана, сотнях тысяч убитых в ирано-иракской войне с двух сторон, захвате и ограблении Кувейта.
Надо было бы, полагает аль-Банна, чтобы улемы издали фетвы, призывающие к войне против этого тирана и притеснителя. И не является ли обязанностью мусульманина, предписанной ему исламом, задает аль-Банна риторический вопрос, воевать против такого властителя, пусть даже придется погибнуть в этой войне? Но никто не стал воевать против этого несправедливого правителя — только Америка. Причем, обращает внимание аль-Банна, она до последнего момента предупреждала Саддама: пусть он оставит власть и тогда войны не будет. По сути дела, Америка делает то, что должны были сделать, но не сделали мусульмане.
Однако Саддам Хусейн пока еще жив, а мусульман полегло уже множество. На это у Джамаля аль-Банны есть по меньшей мере три ответа. Во-первых, если творящий несправедливость прикрывается невинными мусульманами, то в соответствии с заключениями, имеющимися в фикхе (исламском праве), допустимо таких людей убивать, чтобы нанести смертельный удар тирану. Во-вторых, иракские мусульмане — соучастники, пусть пассивные, творившихся Хусейном несправедливостей. Наконец, в-третьих, жизнь мусульман под властью Саддама Хусейна настолько ужасна, что им, как полагает аль-Банна, безразлично — жить или умереть.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru