Русская линия
Яик (Оренбург) Т. Ангелова06.11.2002 

Крестный отец для Максимки

На прошлой неделе в областной больнице умирала семидесятилетняя бабушка. Перед смертью она попросила близких вызвать священника, чтобы ее… окрестили. Удивительно, но бабушка, приняв таинство, пошла на поправку. Близкие, боясь сглазить, отказались рассказывать подробности ситуации, но надеются, что после принятия веры бабушка поживет еще хотя бы несколько лет.
Отец Леонид, секретарь оренбургской епархии, говорит, что подобное случается часто:
— Человек, приняв крещение, обретает божью благодать. В момент крещения все грехи и старому и малому отпускаются, люди становятся совершенно чистыми, хоть икону с них пиши. Однако, не думайте, что грешник, покрестившись, сразу переродится. У него останутся те же дурные склонности, привычки, просто теперь, если он соберется от них избавиться, ему поможет Бог.
Большим грехом считается, если человек отправится в мир иной, не приняв веры. Поэтому лучше всего таинство принимать с рождения. История знает много случаев, когда крестят очень слабых, безнадежных младенцев, и они потом выживают. Так, одна моя знакомая появилась на свет во время войны семимесячной, дома, без врачебной помощи. Родственники боялись, что она умрет некрещеной, вызвали священника, и в первый же час рождения девочку окрестили. Эта женщина и сейчас жива, здорова, родила детей, внуков воспитывает.
Отец Николай, священнослужитель Никольского кафедрального собора в городе Оренбурге, рассказал:
— Нас часто приглашают для крещения и в роддома, и в больницы. Врачи всегда с пониманием относятся к просьбам своих пациентов. И действительно, многие, приняв таинство, идут на поправку.
— Священники к нам приходят часто, — подтвердили в перинатальном отделении роддома первой городской больницы. — У нас практически все дети выживают. Но какова в том роль церкви — честно говоря, об этом мы никогда не задумывались. Главное, чтоб ребенок выжил и выздоровел.
Совет отца Николая
Будущая мама, отправляясь в роддом, должна взять с собой святую воду — (лучше крещенскую) и просфиру. Если по прогнозам врачей ребенок может умереть, его надо как можно быстрее окрестить прямо в первые мгновения жизни — побрызгать водой и при этом сказать: «Окрещается раб Божий…» Это может сделать мать или медсестра. А затем маме надо причаститься и ребеночка причастить. Если младенец выживет, то после выхода из больницы его нужно окрестить как положено, в церкви.
В Никольском кафедральном соборе обряд крещения происходит два раза в день. Я пришла в собор в обычный будний день, до таинства оставался целый час, а в «зале ожидания» уже толпился народ. Кто-то готовился, а кто-то рассчитывался за церковные услуги — совершение обряда стоит 100 рублей, да еще надо иметь про запас рублей пятьдесят на свечи, крестик, платок головной, которым после крещения положено вытираться и хранить потом всю жизнь.
Вот прямо передо мной две девушки лет по двадцать шелковые косынки повязывают на головы перед зеркалом. Елена, не крещенная пока, собирается скоро стать крестной матерью, поэтому для начала сама решила окреститься. Крестной ей стала подружка Оля. Юноша, представившийся Юрием, окрещен еще в детстве. До сих пор помнит, как его опускали в купель прямо в сандаликах. Его восьмилетний племянник Сережа серьезно болен, и он надеется, что как только мальчик примет таинство, выздоровеет. Сережа рассказал, что живет далеко от Оренбурга, учится в третьем классе, отличник и признался, что крестится втайне от родного отца. Тот по национальности татарин, мусульманской веры, крестить мальчика не разрешал.
— Корреспондент, возьмите у меня интервью, — обратился вдруг ко мне мужчина средних лет приятной наружности, в костюме и при галстуке. — Я крестный отец Петр, — продолжил он, интригующе улыбаясь. — Привел крестить во-о-он того отрока.
Отроком оказался высокий седовласый мужчина, явно старше своего духовного наставника, а телосложением похожий на Шварценеггера. Неделю назад Петр Петрович увидел сон, будто окрестил своего друга-атеиста, и тем спас его от погибели.
— Думаю, мой крестник бросит пить, курить, и жизнь его улучшится, — считает Петр Петрович.
Мать двухмесячного Дмитрия Елена уверена, что ее сынишка будто чувствовал приближение праздника, спал в ту ночь очень крепко и улыбался во сне. Высокий парень признался, что хоть и пришел креститься, но ничего говорить не будет, поскольку он — работник правоохранительных органов.
Двери крестильни постоянно открываются, заходят все новые и новые посетители.
Кто-то в сопровождении верующих друзей и родственников, а кто-то — один. Ничего страшного в этом нет. Если крестного нет, им становится священник.
— Нина Николаевна, — представилась бабушка, одиноко сидевшая в углу на диване. — Я очень сильно болею. Даст Бог, может, хоть чуточку буду себя лучше чувствовать.
У Нины Николаевны недавно умер брат, совсем молодой и тоже некрещеный, так его после смерти нельзя было отпевать, и сейчас даже свечку за упокой не поставишь.
В «зале ожидания» мое внимание привлекла одна молодая семья. На столе для новорожденных спал толстенький карапуз, а вокруг него кружились две молоденькие девушки и двое мужчин повзрослее. Одна — восточной наружности — пыталась снять со спящего малыша теплый комбинезон. Мадина — мусульманка, а ее муж Дмитрий — православный. Вера обычно передается по отцу, вот на семейном совете и решили, что сын — Максим Дмитриевич должен быть, как и отец, христианином. Мадина пожалела, что только сейчас, через восемь месяцев, они собрались окрестить сына. Он у них здоровенький, но родители надеются, что будет еще здоровее, ведь теперь Бог защитит его от болезней и бед. Так считает юная мама. Совета у мусульман-родителей супруги не спрашивали. Крестная Максима — сама юное создание — собирается водить малыша каждое воскресенье в церковь для правильного воспитания. Чтобы малыш не плакал во время обряда, девушка тренировалась: часто приходила в гости к друзьям и нянчилась с будущим крестником. А крестному отцу Максима для начала надо было самому окреститься.
— Я родился в то время, когда верующие преследовались государством, — объяснил молодой человек.
Действительно, списки новокрещенных тогда попадали в райкомы и парткомы… Мои родители, например, крестили меня тайно: не хотели проблем на работе, поэтому заплатили за тайный обряд в пятикратном размере, не рубль, как в те времена это стоило официально, а пять. Но это так — к слову.
Вот наступает волнующий миг. Со стен смотрят торжественные лики святых, потрескивают зажженные свечи, приятно пахнет ладаном. И тут бабушка, которая записывала всех на крещение, замечает, что мои новые знакомые, крестные Максима, похоже, влюблены друг в друга. «Вы часом не собираетесь жениться? — спрашивает у них. — Крестные должны быть из разных семей». В итоге малыш остался без крестной матери.
Батюшка в праздничной одежде, повернувшись на восток к алтарю, начинает таинство. Звучат молитвы. Священник велит всем повернуться на запад (в сторону темных сил) и повторять за ним: «Отрекаюсь, отрекаюсь, отрекаюсь» (от нечистой силы), затем все дунули и плюнули на нее. Я стою в стороне, но вижу, как один новорожденный — ему от силы месяца два-три, кивает три раза головкой, будто действительно отрекается. А Максим вдруг принялся плакать, да так горько! Видно, ему в тот момент было очень тяжело: как-никак в семье две веры, и каждая хотела «перетянуть» его к себе.
Отец Николай освящает воду и начинается таинственное омовение. Детишек, невзирая на их всхлипывания, всех трижды окунают в купель. Взрослые подходят с закатанными рукавами, с оголенными коленями, и священник трижды окропляет их водой. Все возвращаются на свои места и вытираются от воды платками, теми самыми, которые нужно беречь, не стирая, и в ответственные минуты жизни или во время болезни укрываться ими. Батюшка проходит по кругу и надевает на всех новокрещенных крестики. Срезав с головы каждого прядь волос, велит закатать в воск и кинуть в специальную урну. Это небольшая жертва, которую простые смертные приносят Всевышнему. Ведь волосы, как считается издавна, средоточие силы и жизненной энергии. После чего совершается помазание миром. Это своего рода духовная еда, типа печати на «договор с Богом». Лоб помазывают для снятия стыда и освящения мыслей, губы — для божественных речей. Руки — для освящения на труд и дела, угодные Отцу Небесному. Ноги — для следования заповедям Евангелия, грудь — в ознаменование победы над вражеской силой.
Заключительный этап — крестные меняются ролями с настоящими родителями. Все. Таинство закончилось. Родителям маленького Максима отец Николай пожелал, чтобы в их семье, если, конечно, они хотят быть по-настоящему счастливыми, была одна вера. Но в любом случае это личное дело каждого.
Оренбург

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru