Русская линия
НГ-Религии Олег Недумов20.11.2002 

Мы были и остаемся в россии меньшинством
«Наши структурные преобразования — это внутрицерковный процесс», — считает секретарь Конференции католических епископов России священник Игорь Ковалевский

Затяжной конфликт между Московской Патриархией и Ватиканом в последнее время затих, но каждая из сторон по-прежнему не желает идти на компромисс. РПЦ обвиняет католиков в миссионерской экспансии на своей канонической территории, в то время как Ватикан настаивает на том, что учреждение епархий в России — внутреннее дело Католической Церкви. Мы попросили прокомментировать ситуацию секретаря Конференции католических епископов России священника Игоря Ковалевского.
— Ваше преподобие, каковы, на ваш взгляд, главные причины конфликта Римско-Католической Церкви в России с Русской Православной Церковью?
— Я бы не стал называть это конфликтом. На самом деле речь идет о некоторых серьезных недоразумениях, возникших в связи со структурными преобразованиями в нашей Церкви. Однако упреки в наш адрес со стороны Русской Православной Церкви звучат те же самые, что и десять лет назад. Католическую Церковь в России обвиняют в прозелитизме и нарушении канонической территории РПЦ. Все эти годы мы призывали Православную Церковь заняться этой проблемой и разрешить накопившиеся недоразумения. Прежде всего необходимо четко сформулировать такие понятия, как «прозелитизм» и «каноническая территория». Последнее может относиться только к одной конфессии. Проблема канонической территории сейчас остро стоит в Молдавии, где параллельно существуют две легитимные православные юрисдикции. Понятие «канонической территории», на наш взгляд, не может использоваться применительно к межконфессиональным отношениям.
Что касается отношений с властями, то по крайней мере на высшем уровне они вполне нормальные. Как обстоят дела на местах, сказать сложнее, поскольку в разных регионах эти отношения могут складываться по-разному. По крайней мере в нашей архиепархии, которая расположена в Москве, мне неизвестны случаи серьезных конфликтов между представителями Католической Церкви и светскими властями.
— После того как нескольким католическим священнослужителям был запрещен въезд в Россию, архиепископ Тадеуш Кондрусевич заявил, что в стране проводится антикатолическая кампания. Не кажется ли вам, что это несколько неадекватная реакция?
— Высылка духовенства, тем более епископа, без объяснения причин часто ассоциируется с прямым преследованием Церкви. Но на самом деле это вовсе не обязательно преследование или спланированная кампания. Власти подчеркивают, что запреты на въезд католических священников не противоречат российскому законодательству. Естественно, мы уважаем право каждого государства устанавливать правила пребывания иностранных граждан на своей территории. Однако не стоит забывать, что епископ — фигура значимая, его высылка без объяснения причин зачастую связана с прямыми преследованиями Церкви. То же самое относится и к массовой высылке священников — за сравнительно небольшой промежуток времени мы потеряли в общей сложности пятерых клириков. На мой взгляд, такая политика приводит к появлению массы непроверенных слухов, в частности в средствах массовой информации, и нагнетает обстановку. Именно поэтому многие говорят о проведении в России антикатолической кампании.
— Допускаете ли вы, что в обострении отношений с РПЦ отчасти виновата сама Католическая Церковь?
— Я убежден, что объективную оценку действий властей или руководства религиозных организаций можно дать только в исторической перспективе. По крайней мере преобразование апостольских администратур в епархии ничего нового в жизнь Католической Церкви в России не внесло. Это исключительно внутрицерковное дело. Меня очень удивила резко неадекватная реакция на этот шаг со стороны Русской Православной Церкви. Ведь католики как были, так и остались в России религиозным меньшинством. Появление епархий не увеличило количество верующих и приходов. Абсолютно ничего от этого не изменилось. Проводя некую светскую параллель, можно сказать, что это было чисто бюрократическое действие.
Что касается государственной власти, то по крайней мере формально она ничего против образования епархий не имеет. Это подчеркивалось, в частности, со стороны администрации президента РФ. Поэтому в данной ситуации нельзя говорить о конфликте с государством. Были, конечно, негативные высказывания со стороны отдельных политиков, в частности депутатов Государственной Думы, но они представляли только свою личную точку зрения. Слава Богу, никакого заметного общественного резонанса эти высказывания не получили.
— Считается, что Католическая Церковь в России — проводник западной культуры, западного менталитета. Может быть, с этим и связано негативное отношение к ней со стороны РПЦ и некоторых политиков?
— Мне кажется, что присутствующие в России протестантские конфессии зачастую имеют куда более западный менталитет, чем Католическая Церковь. Действительно, в России существует стереотип, отождествляющий Римско-Католическую Церковь с западноевропейской культурой. Однако этот стереотип является в корне неверным. Конечно, исторически Католическая Церковь неразрывно связана с западноевропейской культурой. Однако она выходит за рамки этой культуры. Католическая Церковь присутствует в Латинской Америке, Азии, Африке и везде пытается установить диалог с местной культурой. Такую же задачу РКЦ ставит перед собой и в России. Ведь большинство наших прихожан — русские люди. Они могут иметь различные национальные корни — польские, литовские и т. д. Но они воспитаны в русских традициях, и их родной язык — русский. Они искренне желают быть патриотами России.
Кроме того, современная западноевропейская либеральная культура отнюдь не является католической. Конечно, можно говорить о том, что западный либерализм основан на христианстве, которое как никакая другая религия подчеркивает достоинство человека. Но тем не менее современную западную культуру ни в коем случае нельзя отождествлять с культурой Католической Церкви.
— В чем конкретно выражается стремление Католической Церкви к сближению с национальными российскими традициями?
— Прежде всего в русификации нашего богослужения. Мы служим на современном русском языке. Перевод богослужебных текстов — это очень кропотливая работа. Даже в таких традиционно католических странах, как Польша, она заняла очень много времени. Кроме того, мы издали первый том Католической энциклопедии на русском языке.
Я надеюсь, что взаимодействие с русской культурой со временем будет углубляться. Кстати, Православная Церковь часто упрекает нас в том, что мы используем для богослужения русский язык. Сама она, как известно, служит на церковно-славянском. Мы же считаем, что проповедовать Евангелие и совершать богослужения нужно на том языке, который люди понимают. Мы стараемся изучать русскую культуру и найти в ней свое место. Это очень непростая задача, но Церковь обязана ее решать.
— Большинство священников Католической Церкви в России — иностранцы. Все-таки почему за прошедшие десять лет было подготовлено так мало духовенства из числа местного населения?
— В течение семидесяти лет у нас не было возможности готовить русское католическое духовенство. После падения коммунистического режима эти возможности оставались очень ограниченными, поскольку на территории России не было католических семинарий.
Подготовка духовенства — процесс достаточно длительный. Для этого необходима прежде всего прочная база среди самих прихожан. То есть необходимо вести работу с католическими семьями. Необходимо, чтобы будущий священник получал религиозное воспитание в семье. Эта традиция в России была прервана. Многие из тех, кто принимает у нас священнический сан, пришли к вере уже в зрелом возрасте.
Мы предъявляем достаточно серьезные требования к подготовке священников. Мы не можем пойти на массовые рукоположения, чтобы восполнить нехватку священников в наших приходах. Пусть уж меньше, да лучше.
— Но ведь с проблемой нехватки духовенства Католическая Церковь сталкивается не только в России. Возможно, это связано с тем, что католические священники безбрачны. Однако во многих странах существует практика рукоположений подготовленных мирян в сан диакона, который не обязывает к целибату. Почему Католическая Церковь не использует институт диаконства в России?
— Дело в том, что некоторые таинства проводить в нашей Церкви могут не только диаконы, но и миряне. У нас уже есть практика проведения мирянами отдельных богослужений, которые не требуют обязательного присутствия священника. Для этой цели проводятся специальные курсы катехизаторов из числа мирян.
Действительно, во многих поместных Католических Церквах помощь в совершении богослужений священникам оказывают диаконы. Но в других эту функцию берут на себя миряне, в том числе и женщины. Возможно, что роль мирян в нашей Церкви будет возрастать все больше и больше. Однако этих мирян необходимо еще подготовить к церковному служению. К тому же миряне не смогут полностью заменить священников.
— Но насколько все-таки активна роль мирян в Церкви сегодня?
— Конечно, пока участие мирян в церковной жизни не очень заметно, но постепенно оно будет возрастать.
— На последнем заседании Конференции католических епископов обсуждалось то непростое положение, в котором оказалась Католическая Церковь в России. Принятые там решения являются просто инструкцией поведения в кризисной ситуации или же они свидетельствуют о выработке некой новой стратегии РКЦ в России?
— Сложившаяся ситуация, естественно, обсуждалась на заседании. Принятые на нем решения — это рекомендации для католического духовенства России. Какой-то новой стратегии здесь нет. Просто мы обратили внимание священнослужителей на некоторые аспекты пастырской деятельности. В частности, это касается работы с детьми. Например, бывает ситуация, когда родители некатолики хотят, чтобы их ребенок принял первое причастие в Католической Церкви. Это недопустимо, поскольку кто-то должен отвечать за религиозное воспитание ребенка.
Но бывают и такие ситуации, когда родители — некатолики, но есть, скажем, бабушка-католичка, которая воспитывает ребенка в католической вере. При этом родители сами совершенно безразличны к религии, но они желают, чтобы их ребенок принял первое причастие в Католической Церкви, поскольку он только в этот храм и ходит. В такой ситуации мы обязаны взять от этих родителей соответствующее письменное согласие на то, чтобы ребенок крестился или принял первое причастие именно в Католической Церкви.
— В 1992 году Ватиканом были приняты «Общие принципы и практические нормы координации евангелизаторской деятельности и экуменические обязательства Католической Церкви в России и других странах СНГ». Документ обязывает католиков избегать чрезмерного рвения в пастырской деятельности на территории России и стараться согласовывать свои действия с православными епископами. Является ли этот документ и сейчас обязательным для католического духовенства в России? Не противоречит ли ему решение о создании епархий, которое было принято без предварительного согласования с руководством РПЦ?
— Действительно, такой документ был подготовлен папской комиссией «Pro Russia» по результатам встречи делегации Ватикана и Московского Патриархата 1−2 марта 1992 года в Женеве. Для нас он и по сегодняшний день является практическим руководством. Ведь мы признаем Православную Церковь благодатной и имеющей все необходимые средства для спасения человека. В частности, признаем все таинства Православной Церкви. В соответствии с этим документом руководство Православной Церкви информируется о важных пастырских начинаниях нашей Церкви. В случае с преобразованием апостольских администратур в епархии представитель Святого Престола в РФ архиепископ Георг Цур проинформировал Московский Патриархат. А в прошлом году во время Библейско-экклезиологического симпозиума, посвященного 10-летию восстановления структур Католической Церкви в России, в присутствии делегации Московского Патриархата публично говорилось о том, что пришло время устанавливать нормальные церковные институции.
Надеюсь, что руководство Православной Церкви поймет, что наши структурные преобразования — это не недружественный шаг, а всего лишь внутренний канонический процесс. Мы всегда готовы к возобновлению диалога и углублению сотрудничества с Русской Православной Церковью. Ведь у нас общая задача — свидетельствовать о Боге, Который есть Любовь, и поэтому в духе христианской любви мы должны преодолевать все трудности в наших взаимоотношениях.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru