Русская линия
Известия Вадим Речкалов,
Д. Руднев
19.11.2002 

Тень отца Филиппа
Главный свидетель отказался от показаний против Ахмеда Закаева

В понедельник православный священник отец Филипп, в миру Сергей Жигулин, опроверг «Известиям» факт дачи показаний против арестованного в Дании Ахмеда Закаева. «Неуклюжая попытка связать мое имя с именем Закаева — есть не что иное, как втягивание церкви в политику», — заявил он. Кроме того, «Известия» располагают текстом заочных обвинений, которые Генеральная прокуратура вменяет чеченскому боевику. Эти обвинения уже переданы датской стороне. Последняя редакция документа была сделана в понедельник. Тем не менее, в нем отец Филипп фигурирует как расстрелянный.
— То, что я опознал Закаева с точностью на сто процентов, — выдумка, — заявил в понедельник «Известиям» игумен Филипп. — Прошло очень много времени, и я не могу с абсолютной уверенностью сказать, что человек, которого я видел в Чечне во время плена, был Ахмедом Закаевым. Меня вызвали в Генеральную прокуратуру в минувшую субботу для уточнения показаний, взятых у меня летом 1996 года, сразу после освобождения. Но ни в показаниях шестилетней давности, ни в нынешних уточнениях нет ни слова о причастности Закаева к моему похищению.
Отец Филипп, он же православный священник Сергий (до принятия монашества летом 1996 года), он же Сергей Жигулин в миру, был похищен 29 января 1996 года по дороге в Урус-Мартан. Накануне священник был в доме у Ахмеда Закаева и вел с ним переговоры об освобождении российских солдат-заложников.
— Да, я разговаривал с Закаевым за день до похищения, — сказал «Известиям» отец Филипп. — Я даже ночевал в его доме, но разве это основание для обвинения Закаева? Я был в чеченском плену, и, следовательно, с точки зрения прокуратуры, считаюсь потерпевшим. И та же самая прокуратура пытается использовать меня в своих целях. Перед следователями поставлена задача — доказать вину Закаева. Похищение священников — самый впечатляющий эпизод, но, к сожалению прокуратуры, он не доказывает, что Закаев — преступник. Я понимаю следователей, им надо спасать честь мундира, но почему они делают это с помощью священнической рясы?
На вопрос «Известий», не оказывалось ли на него давление со стороны прокурорских, отец Филипп отвечать отказался.
Таким образом, широко разрекламированный Генеральной прокуратурой свидетель причастности Закаева к похищениям людей вряд ли будет убедителен для датского правосудия. Отсутствие абсолютной уверенности отца Филиппа оправдывает Закаева по этому эпизоду. То же касается Османа Ферзаули, представителя Масхадова в Скандинавии и общественного защитника Закаева. В интервью «Известиям» отец Филипп отметил, что не может с утверждать с полной уверенностью, что в Урус-Мартане видел именно его.
Между тем источник в Генеральной прокуратуре передал «Известиям» один из документов, уже отправленный в Данию для экстрадиции Закаева. Это перечень заочных обвинений, которые, по словам официального представителя Генпрокуратуры Леонида Трошина, подкреплены шестью томами уголовного дела, переведенными на датский язык и также переданными в Копенгаген.
В документе всего восемь эпизодов. Ахмед Закаев обвиняется в бандитизме, подстрекательстве к убийству должностных лиц, терроризме, убийствах, захвате заложников, разбое, организации вооруженного мятежа. Вот выдержка, где говорится об отце Филиппе (тогда отце Сергии):
«29 января 1996 года Закаев А.И. совместно с Яндарбиевым З., неким Джаниевым и другими не установленными следствием лицами организовал похищение на автодороге Грозный — Урус-Мартан двух православных священников — референта отдела внешних церковных сношений Московской патриархии отца Сергия и настоятеля Грозненской православной церкви отца Анатолия, которых незаконно удерживали с целью принуждения органов власти к выполнению их незаконных требований, а затем расстреляли при невыясненных следствием обстоятельствах».
Вот еще одна выдержка, которую можно назвать типичной:
«В августе 1996 года банда, возглавляемая Закаевым А.И., совместно с аналогичным формированием под руководством Гелаева Р., в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения и оказания воздействия на принятие решений органами власти, осуществили нападение на железнодорожный вокзал города Грозного. В ходе нападения членами обеих банд, действующих по единому умыслу, были убиты более 300 сотрудников милиции, несших службу по охране общественного порядка, и местных жителей, оказавших им в этом содействие.»
Поверит ли датская юстиция российской Генпрокуратуре — вопрос пока открытый. До сих пор уголовное преследование чеченских боевиков было успешным только в тех случаях, когда преступники сами заранее позаботились о доказательствах своей вины. В марте 2001 года в Нальчике был осужден Салаутдин Темирбулатов, он же «Тракторист». Темирбулатова удалось посадить только потому, что он расстрелял российского солдата перед видеокамерой. Похожая история произошла и с участниками похода на Кизляр — Салманом Радуевым и Турпал-Али Атгериевым. Попадись где-нибудь Шамиль Басаев, он тоже будет признан виновным в захвате Буденновска. Кроме того у ФСБ есть видеопленка, где Басаев командует расстрелом работников чеченской администрации. С Закаевым сложнее. По словам Леонида Трошина, Генпрокуратура не располагает видеозаписями непосредственного участия Закаева в уголовных преступлениях.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru