Русская линия
Время MN Ф. Тлисова17.07.2002 

Торговцы возвращаются в храм
Прихожане Свято-Никольского собора в Черкесске хотят знать: куда ушли деньги, пожертвованные на его восстановление?

«Да отсохнут ноги у проверяющих! Без вас начинал, без вас и закончу!» — раздраженно бросил отец Валентин Корнеев и покинул заседание попечительского совета по воссозданию Свято-Никольского собора в Черкесске. Церковь, конечно, отделена от государства, и уголовная ответственность за неправедное использование благотворительных средств Российским законодательством не предусматривается. А как же моральная, перед прихожанами? Действительно ли пожертвования тратятся на богоугодное дело? В Карачаево-Черкесии многие выражают опасение, что ответ на этот вопрос сделает мало чести служителю церкви, возглавившему всенародную стройку.
Деньги и в церкви счет любят
Никольский собор в станице Баталпашинской (так в начале прошлого века именовался Черкесск) называли символом и оплотом православия на Кавказе. Строили его всем миром. В честь Николая Чудотворца пятиглавый белокаменный собор был освящен и назван Никольским. Глас вечевого колокола разносился на 40 верст, собирая православный люд на молитву. Но златоглавому красавцу суждено было простоять всего 18 лет. В 1934 году по указу Кагановича Никольский собор снесли в три дня.
Разрушив оплот православной веры, большевики рационально распределили добротный строительный материал: на исполком, библиотеку, баню и железнодорожный вокзал. А на месте собора разбили городской парк.
Решение о воссоздании Никольского собора «по образу и подобию» разрушенного было принято в канун третьего тысячелетия. Настоятелем строящегося храма Ставропольская епархия назначила молодого священника Валентина Корнеева. Совпали все эти события с первыми в КЧР выборами главы республики, и «политические» пожертвования потекли рекой. Но выборы прошли, о храме забыли, и стройка замерла на целый год. Тогда, в 2000 году, и было предложено благочинному всех церквей Карачаево-Черкесии протоирею Василию Афонину, пользующемуся огромным авторитетом в республике, создать попечительский совет Никольского собора с привлечением руководителей крупнейших предприятий и коммерсантов, с тем чтобы финансовые и технические вопросы решались оперативно и ничто не препятствовало ходу строительства.
Попечительский совет возглавил известный в КЧР меценат Сергей Головин, руководитель банка «Кавказ-Гелиос», который подошел к своей миссии со всей серьезностью, свойственной деловым людям. По инициативе попечительского совета президент КЧР принял указ о государственной поддержке восстанавливаемого памятника культуры, истории и архитектуры. Но добиться его исполнения попечителям так и не удалось. Да и сама Ставропольская епархия, в состав которой вошел возрождаемый Никольский собор, стройку не жаловала, выделив за три с половиной года всего лишь… 5 тысяч рублей. А потому строительство шло на пожертвования народа и предприятий, руководители которых вошли в попечительский совет. Храм рос на глазах, радуя православный люд.
Казалось, радоваться бы и настоятелю храма отцу Валентину. Да вот беда: деловые люди по истечении года потребовали финансового отчета о расходовании средств. У попечительского совета были на то причины: прихожане жаловались, что денежные пожертвования нигде не приходуются, а материалы используются не по назначению. Деловые люди, как известно, верят только фактам. Провели проверку — результаты оказались не в пользу отца Валентина, а так как попытки повлиять на настоятеля успеха не возымели, совет обратился к благочинному церквей КЧР протоирею Василию Афонину с просьбой образумить молодого священника.
Стремление благочинного наставить на праведный путь отца Валентина закончилось тем, что последний демонстративно покинул попечительский совет.
Укрощение строптивых
А вскоре Афонину пришло из Ставропольской епархии высочайшее распоряжение митрополита Гедеона — не вмешиваться в дело воссоздания храма. Нонсенс! Но батюшка Василий — человек богопослушный, смирился с тем, что ему запретили контролировать дела возглавляемого благочиния. Другое дело попечительский совет. Продолжая финансировать стройку, его представители попытались найти правду в Ставропольской епархии. Игнорировать визит таких влиятельных людей невозможно, а потому была назначена формальная проверка. На жалобу прихожан митрополит Гедеон наложил резолюцию: «А что сооружается великолепный собор, авторов это не интересует…». Что это: оправдание любых действий подчиненного?
Заручившись недвусмысленным благословением Ставропольской епархии, отец Валентин «пошел ва-банк», то есть приступил к реализации плана по освобождению от слишком бдительной, а потому обременительной опеки.
В первую очередь появляется распоряжение не допускать никого без ведома настоятеля на территорию стройки. Предлог вполне благовидный: в целях предотвращения террористического акта. Причем в круг потенциальных «террористов» включены и члены попечительского совета. Истинная причина вскрылась, когда М. Жилин, представитель попечительского совета по строительному надзору, а вместе с ним и рабочие рассказали, что в подвале Никольского собора с благословения настоятеля открыта подпольная ювелирная мастерская, где из золота и серебра, пожертвованного прихожанами на святую стройку, изготавливаются изделия на продажу. Доход нелегальный, следовательно, учета не требует.
Вслед за этим члены попечительского совета получили персональные письма от Корнеева с уведомлением, что деятельность ПС не имеет юридической силы и не предусмотрена гражданским законодательством, а Никольский приход в своей религиозной и хозяйственно-административной деятельности подотчетен только епархиальному архиерею и епархиальному совету, и согласно все тому же Гражданскому кодексу РФ сведения о финансовой деятельности прихода относятся к категории (цитирую из письма с сохранением особенностей орфографии) «конфендициальной».
И последний пункт блестящего плана — расправа, иначе не скажешь, над благочинным Василием Афониным.
28 июня, когда стихия отодвинула другие проблемы на второй план, Валентин Корнеев привозит два указа митрополита Ставропольского и Владикавказского Гедеона. Первый — об освобождении Митрофорного протоирея Василия Афонина от обязанностей благочинного всех церквей Карачаево-Черкесии и настоятеля Покровской церкви в Черкесске. Что во втором указе, догадаться несложно: благочинным назначается настоятель Никольского храма Валентин Корнеев. У прихожан между тем много вопросов к своим пастырям. Разве это по-божески — не пустить старца Василия Афонина отслужить последнюю службу в соборе, которому отдано больше полувека жизни? Что так пугало новоиспеченного благочинного в последней проповеди предшественника, что он пошел на беспрецедентный шаг — опечатал рясу и церковные регалии, лишь бы не допустить службы? Возмущенные граждане пытаются найти правду у Алексия II, в его адрес направлены десятки писем. А от Ставропольского епархиата ждут восстановления справедливости и доброго имени православной церкви в многоконфессиональной республике.
Post scriptum
Когда материал готовился к публикации, от митрополита Гедеона пришла резолюция, в которой отцу Василию Афонину «за обращение по внутрицерковным вопросам к гражданским властям и иноверным» (!) отказано в священнослужении, то есть врата церкви пред ним захлопнуты.
Что ж, Гедеон сказал свое слово. Теперь республика ждет ответа от патриарха. С верой и надеждой, что справедливость будет восстановлена.
Черкесск

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru