Русская линия
Экономические стратегии, журналСвятейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер)02.10.2002 

«Мир можно изменить»
Интервью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

— Ваше Святейшество! Особый интерес в обществе сегодня вызывают Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. В связи с этим просили бы Вас прокомментировать некоторые ее положения.
Так, в документе говорится: «Целью Церкви является вечное спасение людей, цель государства заключается в их земном благополучии». В связи с этим, как Русская Православная Церковь оценивает происходящие в России и мире политические, экономические и социальные процессы?
— Наше время изобилует тенденциями, которые не могут не беспокоить Церковь. В первую очередь тревожит то, что предаются забвению два тысячелетия христианской истории, в течение которых многие люди самоотверженно пытались строить мир на основе слов Христа Спасителя, прозвучавших на заре новой эры: «Любите друг друга» (Ин. 13. 34). Испытанный временем миропорядок, ставивший во главу угла принцип суверенитета государств, сменяется новым, декларирующим общую ответственность народов за судьбы человечества. Однако эту естественную перемену многие пытаются использовать в своих узко-эгоистических целях. Немногочисленные высокоразвитые в экономическом и военном отношении государства пытаются диктовать свою волю большинству населения мира и переустраивать этот мир, исходя лишь из собственных интересов. Едва ли это способствует становлению мирной и гармоничной жизни государств и народов — напротив, мы видим все возрастающее число локальных конфликтов, многие из которых продолжаются долгие годы. Существуют целые поколения людей, никогда не видевших мирного неба над головой! Страшно и другое — сегодня войны обычно ведутся не с целью защиты народа, а с целью обеспечения экономических интересов. Силой оружия завоевываются рынки, и война из «продолжения политики» стала «продолжением экономики».
Говоря о социальных проблемах, следует признать факт крайней поляризации общества во многих странах, включая Россию, а также в глобальном масштабе. С ослепительным богатством подчас соседствует ужасающая нищета. Мир, безопасность, эффективно работающие социальные программы являются сегодня достоянием немногих в мире. Пять шестых населения Земли оказываются выброшенными на обочину «прогрессирующей цивилизации» и не могут обрести достойные условия жизни. Все большее распространение получает практика финансовых спекуляций, в результате чего стирается зависимость доходов от затраченного труда. Все это, несомненно, не способствует установлению согласия, создает напряженность, провоцирует конфликты.
Разрешение накопившихся противоречий лежит не столько на путях социальной работы, пусть даже эффективной и обеспеченной огромными средствами, сколько на путях нравственного преображения личности. Святитель Иоанн Златоуст на вопрос о причине социального неравенства ответил: «Бог наделил нас своими благами в разной степени для того, чтобы мы могли помогать друг другу». Мир может измениться, если помощь обездоленным, престарелым, больным, нуждающимся сделается нравственным долгом каждого члена общества.
— Какова миссия Русской Православной Церкви в современном обществе? Не настало ли время для прямого политического участия православной общественности в большой политике для возрождения исторических политических форм российской государственности? Почему во властных структурах нет партий с православной ориентацией?
— Процессы участия православной общественности во всем многообразии государственного строительства, политической и экономической деятельности не могут быть начаты «сверху». Любая попытка призвать православных христиан к участию в этих процессах обернется неудачей, если христиане не осознают свою ответственность за судьбу страны. К тому же формирование православно мыслящей политической и экономической элиты — это весьма непростой и продолжительный процесс, ибо приходится с горечью констатировать, что традиция, в рамках которой такое формирование возможно, была в России прервана и сегодня только начинает возрождаться.
Однако мнение верующих людей все сильнее влияет на принятие решений, касающихся судеб нашей страны. Церковь постоянно высказывает свою точку зрения на те или иные явления государственной и общественной жизни. Отрадно, что все чаще власть предержащие со вниманием относятся к позиции Церкви. Зримым свидетельством этого стал, в частности, состоявшийся в декабре минувшего года VI Всемирный русский народный собор, в работе которого принял участие Президент Российской Федерации В.В.Путин.
Церковь не благословляет священнослужителям участвовать в политической деятельности, но с одобрением относится к участию православных мирян в делах государственного управления. Есть несколько политических объединений, именующих себя православными или христианскими. Их влияние пока невелико — отчасти в силу только что названной мною причины, отчасти потому, что люди у нас не склонны соединять религию с политикой. Церковь не поддерживает и не должна поддерживать ни одну из политических сил, даже называющих себя православными. Ведь любая партия — это по определению лишь часть общества, причем обычно противопоставляющая себя другим его частям, другим партиям. Без этого немыслим современный политический процесс. Церковь же стремится примирить и объединить людей поверх партийной принадлежности и политических различий. Она открыта для «правых» и «левых», консерваторов и либералов. Но еще раз повторю: это не означает, что миряне не должны вовлекаться в жизнь государства, в том числе через партии — православные и иные.
Позиция Церкви относительно возврата к историческим формам государственного устройства состоит в следующем. Несомненно, различные формы правления — прошлые и нынешние — в разной степени укоренены в религиозном мировоззрении народов. Так, общественный строй, именуемый судейством и описанный в библейской Книге Судей, предусматривал действие власти не через принуждение, а силой авторитета, сообщаемого Божественной санкцией. Подобное возможно в обществе с весьма сильной духовностью. При монархии власть остается богоданной, но для своей реализации она использует уже не столько духовный авторитет, сколько силу принуждения. Существующие же в современном секулярном обществе демократии, в том числе монархические по форме, не ищут Божественной санкции власти и предполагают право каждого дееспособного гражданина на волеизъявление посредством выборов.
Сознавая, что форма государственного устройства во многом определяется духовным и нравственным состоянием общества, Церковь принимает соответствующий выбор людей или по крайней мере не противится ему. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1994 года сказал о непредпочтительности для Церкви того или иного политического строя, той или иной политической доктрины. Поэтому Церковь не считает для себя возможным становиться инициатором изменения формы правления в государстве, ибо главная забота Церкви — это забота о духовном здоровье своих чад. Все прочие задачи видятся Церковью именно с позиций нравственного благополучия общества.
— «Церковь учит, — говорится в Концепции, — что отказ в оплате честного труда является не только преступлением против человека, но и грехом перед Богом». Не приговор ли это капитализму, который строится в России в последнее десятилетие?
— Это не приговор капитализму, социализму или иной социально-экономической модели. Это приговор несправедливости, которая, как учит нас история, возможна при любом экономическом устройстве. Во все времена существовало множество примеров алчности, стяжательства, хищений, неправедного распределения плодов труда. И, напротив, исторический опыт свидетельствует, что справедливое отношение к плодам человеческой деятельности, жертвенное служение ближним возможны даже тогда, когда социально-экономический контекст эпохи, как кажется, способствует иному.
Мы часто забываем, что не только богатство, но и бедность может стать сильным искушением для человека, и то, как человек преодолеет это искушение, зависит от его нравственного состояния, ибо «добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое» (Лк. 6. 45). Многие русские предприниматели былых времен отличались щедрой благотворительностью и справедливым отношением к работникам, что было следствием их глубокой религиозности. Невозможно преувеличить тот вклад, который внесли Бахрушины, Мамонтовы, Третьяковы и бесчисленное множество других деловых людей в русскую культуру, в разрешение социальных проблем страны, в созидание величия России. Убежден: для этих людей немыслимым было вероломство, нечестная конкуренция, удержание у наемников заслуженной ими платы, ибо все эти явления, столь знакомые нам сегодня, несовместимы с православной верой, которую наши предки носили в своем сердце.
— Что Вы можете сказать о православной философии хозяйствования, его основных нравственных принципах?
— Хозяйственная деятельность человека — это исполнение Божией заповеди, данной нашим прародителям в раю: заповеди возделывать и хранить землю (Быт. 2. 15), творчески преображать окружающий мир, становясь сотворцом и соработником Создателя. С другой стороны, необходимость «со скорбью … питаться от земли во все дни жизни» (Быт. 3. 17), «в поте лица … есть хлеб» (Быт. 3. 19) стала следствием грехопадения прародителей. Эта антиномия творчества и борьбы за существование пронизывает собой всю историю человечества.
Хозяйственная деятельность не должна быть автономизирована от истинных, вечных нравственных законов. Обольщение деловым успехом и материальными благами ведет к мнимому торжеству рассудка, удаляет человека от Творца, вызывает стремление обустроить жизнь без Бога. Подобные устремления всегда заканчивались плачевно. Попытка построения башни до небес, предпринятая древними жителями Вавилона, стала нарицательным обозначением человеческих усилий, направленных на построение горделивого жизненного уклада, в котором люди якобы не нуждаются в Боге.
Да, нам нужно заботиться о своем пропитании, о своих семьях, о достойном уровне жизни. Церковь отнюдь не отрицает важности этого. Но экономическая деятельность приобретает высший смысл именно тогда, когда забота о себе перестает быть главной, когда она уступает место служению людям. В этом случае труд перестает быть лишь способом добывания средств и становится соработничеством Богу, способствует исполнению Его замысла о мире и человеке.
Замечательным примером такого благословенного труда является хозяйствование русских монастырей, между прочим, весьма эффективное с экономической точки зрения. Их социальное служение указывает нам на нравственный смысл хозяйственной деятельности. По словам святителя Иоанна Златоуста, «никто не может достичь чего-либо своим трудом, не сделав в то же время ничего для другого». Иными словами, мы трудимся не только для того, чтобы не обременять других, но и для того, чтобы подавать нуждающимся, заботиться о тех, кто сам не в состоянии заработать себе на жизнь. Только такая мотивация может сделать человеческий труд полноценным, подлинно успешным, приносящим внутреннее удовлетворение и радость.
— Какой, на Ваш взгляд, может и должна быть личная стратегия жизни православного христианина в современном мире?
— Кратко об этом можно сказать словами Псалтири: «Уклоняйся от зла и делай добро» (Пс. 33. 15). Каждое решение, которое приходится принимать христианину, должно быть ответственным, взвешенным. Он должен очень четко представлять, насколько тот или иной поступок будет способствовать его нравственному возрастанию и благу ближних — особенно людей, в силу тех или иных причин вверенных попечению этого человека. И конечно, ни при каких обстоятельствах христианин не вправе поступаться тем, что для него дороже самой жизни — верой и следованием Божиим заповедям.
— С тревогой и волнением наблюдаем за процессами, происходящими в мире. Возможно ли, во избежание роковых конфликтов и с целью защиты христианской цивилизации, объединение христианских Церквей?
— После столетий разделения между христианами вряд ли легко будет объединить в одну Церковь православных, католиков и протестантов разных конфессий. За это время успели появиться принципиальные различия в вероучении, нравственных нормах, молитвенной практике. Но мы помним: Господь Иисус Христос дал Своим ученикам заповедь о единстве. Поэтому нам нужно поддерживать диалог и сотрудничество между христианами разных исповеданий.
Современный мир остро нуждается в нашем общем свидетельстве о Христе словом и делом. Это становится особенно актуальным перед лицом нынешних мировых процессов, которые зачастую зиждутся отнюдь не на высоких ценностях христианской морали и, как результат, ведут к таким негативным последствиям: росту терроризма и преступности, распространению в обществе всяческих пороков, что уже сейчас пагубно сказывается на будущем человеческой цивилизации. Русская Православная Церковь всегда стремилась к соработничеству с различными христианскими конфессиями, а не к отношениям «религиозной конкуренции», которые, к глубокому сожалению, сейчас навязываются нам Ватиканом и протестантскими миссионерами.
— Может ли и при каких условиях Русская Православная Церковь стать союзницей Ватикана?
— Существует обширное поле сотрудничества между двумя нашими Церквами. Это и совместное свидетельство о христианских ценностях современному миру, который стремительно теряет духовно-нравственные ориентиры, и ответ на новые реалии: европейскую интеграцию, глобализацию экономики, появление революционных биотехнологий, региональные кризисы и так далее. Наши Церкви могут и должны сотрудничать в сфере социального служения. Однако если все это и происходит, то в явно недостаточной мере.
Причиной тому — трудности, возникшие в отношениях между нашими Церквами. Наиболее ярким их примером является ситуация в России, которую Ватикан избрал объектом миссионерской деятельности. О явных намерениях ватиканского руководства продолжать проповедь католицизма среди православных россиян красноречиво свидетельствует недавнее решение Рима об учреждении в России католических епархий. Это структуры, единственным смыслом создания которых может быть лишь стремление составить конкуренцию Русской Православной Церкви и пополнить свои ряды за счет, как выражаются католики, «неверующего» населения нашей страны. Мы не боимся конкуренции с Католической церковью, но считаем, что подобный тип отношений между Церквами в принципе неприемлем, как небратский и нехристианский. Еще раз повторю, что перед лицом вызовов современного мира мы должны не конкурировать, а сотрудничать. Именно к этому мы неустанно призываем Римско-католическую церковь. Католическая сторона на словах соглашается с нами, но дела ее свидетельствуют об обратном.
— Существует ли реальная угроза «взрыва» России и Русской Православной Церкви со стороны других конфессий?
— Не думаю, что можно говорить о возможности такого «взрыва». Несмотря на долгие годы гонений на Церковь, Православие было и остается главной основой духовного бытия нашего народа, его мировосприятия. Духовный подвиг нашей Церкви, которая в течение тысячи лет воспитывала народ в христианской вере, взращивала его культуру, укрепляла государственность, — не мог не оставить глубокого следа в народной душе. Теснейшую связь Православия и России невозможно разрушить никакими «взрывами».

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru