Русская линия
Московский комсомолец К. Сажнева07.09.2002 

Сваха от Аллаха
В столице все чаще играют татарские свадьбы

У моей знакомой муж татарин. Скуластый, гонористый. Зовут Марат.
Плачет подруга, говорит: «Люблю, а жить не могу. У нас с ним каждый день — Куликовская битва. То с работы поздно пришла, то ковер не так пропылесосила. Разведусь к чертовой бабушке! Это все от разницы в менталитетах…»
Какая такая разница, думаю, когда любого русского копни — обязательно татарина откопаешь?..
Но недавно наткнулась в газете на телефончик: «Женю московских татар. Счастливо».
Решила позвонить. А вдруг и правда есть какой секрет, чтобы человека счастливым сделать?
Холостяк в хорошие руки
— Майя Александровна, — представилась сваха, невысокая и моложавая, хотя и в возрасте. — Вам какой жених требуется? Русский?
— Татарский, — вздохнула я.
— Тогда зовите меня Маися Абдуловна, — она одергивает свой цивильный костюм. — Обычно я встречаю клиентов в национальном платье, чтобы они чувствовали себя как дома, — сейчас просто не успела переодеться.
В брачном бизнесе Маися Абдуловна без устали трудится вот уже восемь лет. Начинала как энтузиастка. Нужно было одного знакомого срочно в хорошие руки пристроить. Потом втянулась. Сейчас женит не только мусульман, но и русских. Причем с русскими работает бесплатно.
— С вашими работать проще, — откровенничает сваха. — Пришли молодые, я их представила друг другу, и они сразу же отправились в ресторан. Знакомство отмечать. Никакой мороки. Зато татары мне к сердцу ближе, хоть с ними и тяжелее…
Сватать 25-летнего Раиса привела сразу вся родня. Мама, бабушка, двоюродная тетка, внучатая племянница… Семейство галдело и выдвигало множество требований, которым должна соответствовать качественная невеста.
— У нас семья порядочная и верующая. Подберите нам такую девочку, чтобы молилась пять раз в день.
Жених смущался и краснел. Чувствовалось, что инициатива заключить брачный союз исходит явно не от него.
— Хочу, чтоб жена красивая была, — наконец сформулировал парень свое главное требование.
— И обязательно чтобы невинная девочка — уж проверьте! — вдогонку добавили мама и тетя.
Открываем альбом с потенциальными невестами. Восточные лани. Рахат-лукумы. Шахерезады, Гюльчатай, Шаганэ… Все с высшим образованием и перспективной работой. Отдыхают за границей, общаются с русскими ребятами.
А вот замуж выходят только за своих.
Со штампом в паспорте — к Аллаху
— В этом вопросе татарские девочки всегда слушаются родителей. Полагаться только на чувства при создании семьи ненадежно, тут нужен профессиональный глаз, — делится своими наблюдениями сваха. — У татарок считается, что чем раньше найдешь себе мужа, тем удачнее брак сложится. У меня все невесты — ранние пташки. Ведь у 18-летних выбор гораздо богаче, чем у 30-летних. А повременишь немного — и придется с 40-летним стариком мучиться…
Наиля, татарка, ищет себе спутника жизни. Сама неказистая — все профессиональные сводницы от нее отказались. Зато 34-летний Якуб — первый жених в их картотеке. Уж каким шестым чувством ему сваха именно Наилю подобрала?.. Но через шесть месяцев молодые пришли в брачное агентство с огромным букетом цветов.
— Чем же она так тебе приглянулась, Якуб? — спрашиваю.
— Наиля — настоящая татарская жена. Меня без слов понимает. Но если бы не совет свахи, я бы так холостым до встречи с Аллахом проходил…
Сваха по-татарски — башкода. Первый человек в мусульманской семье, где есть девушка или парень на выданье. Не отдашь ведь родную кровь за первого встречного. Сперва надо узнать человека и всю его родню.
Одна московская татарка с помощью свахи повстречала отличного парня. Привела его знакомиться с родителями, а заодно и с кузенами, приехавшими погостить в столицу из деревни под Нижним Новгородом.
— Абдула, как ты здесь оказался?! — воскликнули провинциальные родственники, едва жених сел за стол.
Оказалось, девушка впопыхах чуть не выскочила за своего троюродного брата.
— Это все от нашей нынешней разобщенности. Раньше генеалогическое древо каждой семьи сваха наизусть знала. У татар часто малышей сразу после рождения сватали. Промахов не было, — говорит Маися Абдуловна. — В глухих деревнях на Урале и сейчас еще эти традиции соблюдаются. А если девушка закрутит роман с русским из соседнего села — ее могут и из дома выгнать.
Свадьба вслепую
Выкупа невесты, с обильной выпивкой и сторублевками на краю стола — столь любимого нашим братом, — у татар нет. Наоборот, родственники просватанной барышни едут забирать жениха к нему в дом. Парень ломается, отнекивается, его слезно уговаривают. Потом отвозят к будущей жене, в кияу-киляэте. Это такой сарайчик недалеко от родительского жилья, где пройдет первая брачная ночь. Что и говорить — романтика!
Многие молодые впервые увидели друг друга как раз в этом самом сарайчике при свете луны. И ничего — счастливы, детей растят.
Брачный союз освящает специально приглашенный на дом мулла. Обряд называется Никах. Целый час читает священник древние наставления на арабском языке о том, как надо правильно строить брачный союз. Когда наконец закончит — можно поздравлять молодых.
За праздничным столом невеста не ест и не пьет, не улыбается. Переживает, видать, расставаясь с беззаботной жизнью. Лицо ее прикрыто платком. На настоящей татарской свадьбе никто не кричит «горько». Приглашенные ведут себя весьма пристойно. Пока молодые не ушли «плодиться и размножаться» в сарайчик, гости не напиваются. Чинно едят татарские беляши-перемеч и наваристый бульон-шурпу на бараньем мясе.
Разумеется, это идеальная татарская свадьба.
Среди московских мусульман она сейчас практикуется редко. Хотя к услугам башкоды обращается чуть ли не каждая третья семья.
— Меня саму когда-то родители сосватали. Было это в 50-х годах, — говорит Маися Абдуловна. — Моя семья жила тогда в Ленинграде. Я была комсомолка, отличница, дружила с русским мальчиком и народные обычаи считала пережитком прошлого.
Но тут уж лучшая подруга Маиси Абдуловны постаралась. Кстати, русская. Сообщила маме с папой, что их дочь встречается с иноверцем. Видно, ей тоже тот парень приглянулся. Родители в ответ привели башкоду и женихов. Всем претендентам на руку и сердце строптивица устраивала комсомольские диспуты.
— Со своим будущим мужем я тоже в первый же день поспорила, — вспоминает Маися Абдуловна. — Он, как и я, был общественником, но не ожидал, что девушка ему такой отпор выкажет. Правда, вскоре я примолкла: у татар женщины своим мнением особо не кичатся. Будь ты бизнесвумен и на работе самая умелая — дома оставайся послушной мужней женой. Иначе не станет в семье мира и спокойствия.
Женский кодекс
Как считает татарская сваха, все проблемы у русских — от излишней эмансипации.
— У нас ведь тоже женщины далеко не глупые. Но они на мужей с кулаками не бросаются и с ними не спорят. Они с любимыми во всем согласны, — говорит она. — Это и правильно. Хотя среди татар сейчас много неравных браков. Невеста из богатой семьи, и с карьерой у нее все в порядке. А жених — простой грузчик, два слова связать не может. Но он все равно мужчина, голова.
Маися Абдуловна учит своих клиентов правильно ухаживать за девушками. У татар даже цветы возлюбленным дарить не принято. Не то что бессмысленно тратить деньги на поход в ресторан.
— Мы не жадные — мы бережливые. Татарский муж — расчетливый хозяин, хотя и немного занудный. Очень часто он копит дома всякий хлам. А вдруг тяжелые времена или война?..
Андрей — татарин по матери. Свою невесту он закидывал конфетами и дорогими духами. Но все прекратилось, лишь только отыграл марш Мендельсона. Теперь подоконники в их квартире заставлены пластиковыми бутылками, из шкафов вываливаются прошлогодние газеты. Одноразовые прозрачные пакетики из магазина Андрей не выбрасывает, а бережно стирает и использует еще раз.
— Подруги советовали развестись: «Зачем тебе такой крохобор? Ты себе колготки штопаешь», — жалуется жена Лариса. — Я и сама так думала. Но однажды нам срочно нужны были деньги, и занять было не у кого. И тут выяснилось, что у Андрея на черный день отложена кругленькая сумма. Теперь я точно знаю, что с голоду с ним не умру…
Жениться на российских соплеменницах мечтают и татары-иностранцы. Один даже из самой Финляндии примчался. Богатый бизнесмен. Основное требование к избраннице — чтобы та в совершенстве владела языком предков.
— Жених хотел, чтобы его будущие дети в Хельсинки разговаривали на родном наречии. Одна наша девушка ему очень понравилась. Но она, к сожалению, знала только русский. Он уехал, долго мучился, потом вернулся в Москву. Попросил меня, чтобы я с ней переговорила и настроила ее выучить татарский.
— Выучила?
— Желание мужчины — закон для настоящей женщины.
Блюдечко с золотой каемочкой
Ах, представляю, как разохотились наши мужики все разом записаться в татары! Приходишь домой, а там благоверная в скромненьком платочке: «Да, мой господин. Нет, мой господин». И татарскую водку-аракы подносит на серебряном блюдечке.
Ради такого счастья можно и от свинины навсегда отказаться. Как истинному мусульманину.
Развестись у татар тоже элементарно. Крикнет муж вредной супруге три раза «Талах» — и свободен. Правда, содержать разведенку и их общих детей ему все равно придется по гроб жизни.
— Терпение и любовь — вот чем должна обладать правильная жена. У московских красавиц первого качества, увы, нет. Им подавай все и сразу. От этого — разводы, — качает головой татарская сваха.
Для несерьезных отношений и постельного интима башкода не знакомит. Не очень ей нравится сводить и межнациональные пары. Говорит, что толку от этого мало.
По статистике, каждый третий брак русской женщины и татарского мужчины заканчивается неизбежным дележом имущества. Некоторые татары, не успев развестись, уже снова бегут к мусульманской свахе: «Хочу себе новую жену. Но обязательно, чтобы одной крови со мной. Надоело быть подкаблучником».
А вот браки мусульманских женщин с русскими мужчинами распадаются крайне редко.
Жена стирает. Моет. Убирает. И готовит так, что пальчики оближешь. Никогда слова от нее поперек не услышишь. Не женщина — мечта поэта. Что еще надо для семейного счастья?..
Правда, о чем она думает на самом деле, кипятя его вонючие носки, благоверный вряд ли когда-либо узнает. Не принято у восточных женщин открывать свою душу.
— Вообще татарам, как и остальным мусульманам, разрешено иметь до четырех жен одновременно. И еще плюс четыре любовницы. Очень мудрое решение. Хотя при московском прожиточном минимуме оно маловыполнимо, — рассуждает один мой знакомый татарин-домостроевец. — Каждая жена занимается своим делом. Одна по хозяйству хлопочет, другая в это время деньги зарабатывает, третья воспитывает детей, а у четвертой — критические дни…
Татары всех стран, объединяйтесь
По данным последней, «допотопной» переписи населения, в 1989 году в Москве жило около двухсот тысяч татар. За последние десять лет, как сами они полагают, это число удвоилось.
Как бы там ни было, но на такую ораву в мегаполисе приходится всего три-четыре профессиональные свахи. Что они могут успеть?
— К нам и из других регионов часто приезжают свататься. Из Пензы, из Казани, особенно — из Нижнего Новгорода… И у каждого свои пожелания. Тяжело приходится, настоящая организация в этом деле нужна, — мечтают столичные башкоды. — А у нас даже хорошего офиса нет — приходится работать по старинке.
Татарские свахи придерживаются мнения о великой пользе своего дела. И ни в какую не соглашаются, что случайные знакомства, без участия опытной башкоды, дадут положительный результат.
Сами они подумывают перенять положительный опыт у еврейских свах. К услугам тех — и национальные клубы знакомств, и вечера по интересам. Ни один столичный иудей без жены, если захочет, не останется.
— Вот недавно в Казани состоялся Третий Всемирный конгресс татар. Даже президент Путин туда приезжал. О чем говорили? О том, что нужно держаться друг друга и всячески помогать. А иначе можем просто раствориться в других этносах. Так и мы этим озабочены…
Все хотят быть счастливыми. Ведь у счастья нет национальности.
У Маиси Абдуловны день расписан буквально по минуткам. Всех желающих она принимает в крохотной комнатке одной из московских гостиниц. Посетителей много, даже чаю с бутербродом выпить некогда.
А недавно она отдала замуж любимую внучку.
По любви.
За русского.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

профессиональная сваха в Москве.