Русская линия
Завтра Вячеслав Манягин17.09.2002 

Перепись: почему я против

Грядет перепись. По данным сайта perepis 2002. ru, результаты ее войдут составной частью в итоги мировой переписи населения, проводимой по программе ООН. Президент России, обеспечивающий это глобальное мероприятие на вверенной ему территории, заявил, что перепись — это тест на доверие к Правительству, так как формально от участия в ней рядовой гражданин может отказаться. Уверяют, что наши имена и фамилии не потребуются, хотя базы данных на переписываемых составили еще год назад. Лишена возможности отказаться только одна категория населения — монашествующие. Они, да и вообще православные, по мнению некоторых представителей священноначалия должны личным примером увлечь за собой все остальное население страны. «…нам всем, в первую очередь, верующим людям, надо поддержать это государственное дело», — заявил в интервью «Российской газете» от 09.04.2002 года управляющий делами Московской Патриархии Митрополит Солнечногорский Сергий. Поневоле вспоминается «передовая часть советского народа», а также «пионер, который во всем пример». Имеющие иную точку зрения могут быть изгнаны. Так, исход из Санаксарского монастыря нескольких монахов, как говорят, связан с неприятием обязательной для насельников обители переписи. Но что говорит Священное Писание о мероприятии, посягающем на сверхчеловеческое знание о народе? Ведь даже Пророку Божию Илие не дано было знать об истинном состоянии народа Израилева. И почему повелев Моисею провести перепись Господь предупредил его: «пусть каждый даст выкуп за душу свою Господу при перечислении, и не будет между ними язвы губительной при исчислении их…»
Глаза твои увидят Царя в красоте Его, узрят землю отдаленную; сердце твое будет только вспоминать об ужасах: «где делавший перепись? где весивший дань?» (Ис. 33, 17−18)
«Российская Газета» от 9 апреля этого года опубликовала пространное интервью с митрополитом Солнечногорским Сергием. Отвечая на вопросы корреспондента, высокопреосвященнейший владыка выразился в том духе, что «перепись дело благое и богоугодное», так как «израильский народ неоднократно переписывался в библейские времена», а «Иисус Христос никогда не говорил, что перепись — это плохо».
Так как живем мы (вернее сказать — пока еще живем) в «демократическом государстве», где (вроде бы) есть свобода слова, а я, как православный христианин, могу иметь свой взгляд на перепись, то я и хочу поделиться публично своими сомнениями по данному поводу.
Оставляя в стороне вступительные сентенции журналистки о «спекулянтах», запугивающих народ, а особенно верующих (видимо, госпожа Смольякова до сих пор считает что верующие — это самая темная, необразованная и поддающаяся запугиванию категория российских граждан) «жуткими последствиями» переписи, обратимся сразу к тексту интервью.
Первые же строки вызывают у меня множество вопросов.
«Перепись населения — нужное и важное дело, прежде всего для государства. При этом Церковь свидетельствует о том, что это мероприятие очень древнее. Израильский народ неоднократно переписывался в библейские времена. Об этом есть упоминания в Священных книгах Ветхого Завета».
Из Ветхого Завета действительно известно о многих переписях еврейского народа. Но из этих Священных книг мы видим, что перепись переписи — рознь. Можно выделить, по крайней мере, три вида переписи, различаемых Священным Писанием: 1) проведенные по воле Божией, 2) прошедшие по дьявольскому наущению и 3) проведенные захватившими Израиль иноплеменниками.
К первому виду можно отнести перепись, проведенную Моисеем: «И сказал Господь Моисею, говоря: когда будешь делать исчисление сынов Израилевых при пересмотре их, то пусть каждый даст выкуп за душу свою Господу при перечислении их, и не будет между ними язвы губительной при исчислении их; всякий, поступающий в исчисление, должен давать половину сикля, сикля священного… и возьми серебро выкупа от сынов Израилевых и употреби его на служении скинии собрания: и будет это для сынов Израилевых в память пред Господом, для искупления душ ваших» (Исх. 30, 11−13, 16).
В толковании на эти стихи (см. Толковую Библию Лопухина, юбилейное репринтное издание 1987 г.) сказано, что в перепись вносились мужчины от 20 до 50 лет (толкование на Исх. 30, 14), а исчисление происходит для сбора священной подати, которая важна не сама по себе, но имеет очистительное значение (толкование на Исх. 30, 11−16) для Израильского народа.
Еще одна перепись прошла по непосредственному указанию Господа при Неемии: «И положил мне Бог мой на сердце собрать знатнейших и начальствующих и народ, чтобы сделать перепись» (Неем. 7, 5). Перепись эта закончилась тем, что «…собрались все сыны Израилевы, постящиеся и во вретищах и с пеплом на головах своих, и отделилось семя Израилево от всех инородных, и встали и исповедывались во грехах своих, и в преступлениях отцов своих» (Неем. 9, 1−2).
После переписи из Израильского народа были изгнаны (см. толкование на Неем. 8,1) по настоянию Ездры жены-иноплеменницы (2 Ездр. 9, 37−55; 1 Ездр. 9−10), а на покаянное молитвенное собрание в день очищения были допущены только израильтяне (толкование на Неем. 9, 2).
Таким образом, в двух вышеприведенных примерах из Священного Писания можно видеть общие закономерности: 1) перепись проводится по непосредственному указанию Божиему, сам Господь приказывает избранному для этого святому; 2) перепись имеет подчиненное значение, она необходима для покаяния, очищения Израильского народа, то есть, перепись несет сакральный смысл; 3) перепись должна установить количество тех, кто имеет право участвовать в священной церемонии, отделить верных Богу от недостойных и язычников, очистить народ, как это происходит при изгнании жен-иноплеменниц. В данном случае перепись богоугодна.
Но в Священном Писании есть пример и не угодной Господу переписи. В книге Царств (2 Цар. 24, 1−2) и в Паралипоменоне (1 Пар. 21, 1−7) рассказывается о переписи, проведенной святым Царем-псалмопевцем Давидом: «И восстал сатана на Израиля и возбудил Давида сделать счисление израильтян» (1 Пар. 21, 1). Несмотря на возражения придворных, Давид настоял на проведении этой переписи и тем прогневал Господа: «И не угодно было в очах Божиих дело сие, и Он поразил Израиля» (1 Пар. 21, 7) «И послал Господь язву на Израиля и умерло Израильтян семьдесят тысяч человек. И послал Бог Ангела в Иерусалим, чтобы истреблять его…» (1 Пар. 21, 14−15).
В книге Царств так же говорится, что Давид сделал неугодное Господу, хотя и по попущению Божиему: «Гнев Господень опять возгорелся на Израильтян и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли Израиля и Иуду» (2 Цар. 24, 1).
«Мысль Давида о перечислении евреев и последовавшая затем повальная болезнь народа рассматриваются как попущение Божие на Израильтян за их прегрешения… Что послужило причиною народной переписи — неизвестно. Но из того, как Господь отнесся к этому предприятию Давида (2 Цар. 24, 10−15) можно заключать, что Давидом руководило не одно только желание узнать действительное положение вверенного ему еврейского народа… Полагают, что в числе побуждений, заставивших царя перечислить евреев, не последнее место занимали честолюбивое услаждение своим господством над еврейским народом и властолюбивое стремление к ненадлежащему усилению этого господства» (толкование на 2 Цар. 24, 1−2). Обратите внимание на последнюю фразу толкования, написанного задолго до нашего времени. Поговорим о ней чуть позже, а сейчас заметьте, что Священное Писание свидетельствует о том, что была в Ветхозаветном Израиле и не богоугодная перепись, хотя и проводилась она святым Царем.
Еще один тип переписи — это перепись, которую проводили ассирийские «налоговые инспектора» среди плененного израильского народа. Пророк Исаия говорит об этой переписи, как о чем-то ужасном: «…сердце твое будет только вспоминать об ужасах: «где делавший перепись? где весивший дань? где осматривающий башни?» (Ис. 33, 18).
Ужасна для народа власть иноплеменников, высасывающих народные соки, грабящих последнее у неимущего, не взирающих на слезы сироты и вдовицы. Для этого безжалостного ограбления завоеватели всегда проводили перепись покоренных народов. Так делали ассирийцы над израильтянами, татары над русскими, турки над сербами и болгарами. Такие переписи знаменуют власть иноплеменную и иноверную над народом Божиим. Может ли такая перепись быть делом богоугодным, если сам Господь через пророка Исаию называет ее ужасной и обещает от нее освободить? Суровая кара ожидает этих завоевателей-переписчиков: «Горе тебе, опустошитель, который не был опустошаем, и грабитель, которого не грабили! Когда кончишь опустошение, будешь опустошен и ты; когда прекратишь грабительства, разграбят и тебя» (Ис. 33, 1). Сбылось это пророчество на ассирийцах, сбылось на татарах, сбылось на турках. Сбудется и ныне. Слово Господне непреложно.
«Когда Иисус Христос родился и пришел на землю, в Римской империи проходила перепись населения», — продолжает свое интервью владыка Сергий.- «И заметьте, никогда Иисус Христос не говорил, что перепись — это плохо. Вспомним его («его» с маленькой буквы — так в тексте интервью — авт.) высказывание: «Богу — Богово, кесарю — кесарево». То есть законы государства всегда надо исполнять».
Как видно из Ветхого Завета, перепись может быть и богоугодным, и не богоугодным делом. Из факта рождения Господа нашего Иисуса Христа во время переписи вовсе не следует автоматически вывод, что Господь благословил ее.
Вот что говорит нам Толковая Библия о той переписи, во время которой родился Христос: «Эта перепись была первая в целом ряду последовавших за нею переписей и случилась она при Квиринии, когда тот правил Сириею. Евангелист, очевидно, хочет отметить, что в год Рождества Христова Иудея стояла на крайней степени унижения» (толкование на Лк. 2, 2). То, что Господь не осудил данную конкретную перепись, вовсе не означает, что Он одобрил ее, или какую-либо другую. Когда Господь не осудил грешницу (Ин. 8, 3−11), значит ли это, что Он ее одобрял? К тому же, вспомните о том, что грешницу привели к Христу «искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его» (Ин. 8, 6). То же и с динарием кесаря: когда пришли к нему с вопросом о позволительности дани кесарю, «Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?» (Мф. 22, 18).
В связи с этим очень двусмысленно выглядит столь часто используемое сейчас для оправдания всяческого соглашательства с мiром высказывание Господа: «отдайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22, 21). Христос, как известно (Лк. 20, 24; Мк. 12, 15) попросил показать Ему именно динарий — римскую монету с изображением кесаря и с надписью на одной стороне «Тиберий кесарь, божественного Августа сын, Август», а на другой — «pontifex maximum» — «верховный понтифик», главный жрец римского государственного язычества. На иудейских монетах не делалось изображений лиц, так как это считалось идолопоклонством. Господь как бы спрашивает окружающих Его иудеев, и в первую очередь, пришедших Его искусить: а надо ли истинному Израильтянину, ходящему перед Богом, желающему исполнять Его волю, иметь в кармане нечестивое изображение верховного языческого жреца, к тому же требующего божественных почестей? Отдайте кесарю то, что ему принадлежит, а вами почитается нечистым, и воздавайте почести истинному Богу. Могли ли что возразить против этого пришедшие Его искусить?
Сейчас же эта фраза стала использоваться как индульгенция для распустившегося пышным цветом соглашательства части клира с отнюдь не православным государством. Любое требование государственных чиновников, даже не облаченное в форму закона, а просто предписание или пожелание, объявляется «кесаревым», а православные должны немедленно, потупив глазки долу, исполнять прихоти правительственных чинов. Хотелось бы уточнить: не все, что требует кесарь, принадлежит ему по праву. Так было, есть и будет. Власть без узды Божественного смирения всегда будет покушаться на Божественные почести.
Когда в первые века христианства римские государственные чиновники требовали от христиан принести в жертву идолу кесаря крупицу благовоний — разве не требовали эти чиновники того, что было записано в римских законах? Каждый житель империи должен был почитать императора как бога и приносить ему жертву. Когда христиане отказывались от этого, то их не понимали. Ну, принеси статуе императора жертву — и верь себе в кого хочешь: хоть во Христа, хоть в антихриста. Это ведь просто закон, обычай такой. А они упираются — темные, невежественные люди. Что с них взять — рабы, рыбаки, ремесленники. Ничего они в божественном не смыслят. Но для христиан исполнение закона о жертвоприношении кесарю равнялось отречению от Христа. Они не могли исполнить это повеление кесаря, потому что он требовал для себя Божиего.
И когда сегодня мне говорят: «…Богу — Богово, кесарю — кесарево. То есть законы государства всегда надо исполнять» — я сразу вспоминаю первых христиан и их отказ принести жертву кесарю.
Следующий абзац интервью вызвал у меня чувство намного более сложное, чем просто недоумение. Упоминание журналисткой неких бунтов при некоей (какой — не указано) переписи, привели к тому, что интервью было расцвечено странными фактами, подтверждение которым я так и не нашел, несмотря на все свое старание.
«На границе XIX и XX столетий, когда готовилась очередная перепись населения, прошли бунты — ждали пришествия антихриста. Говорили даже, что сама перепись — это его пришествие. Были люди, которые себя сжигали, зарывали себя живьем в землю, чтобы не попасть в лапы антихриста. И это несмотря на то, что во главе государства был православный царь. Государь Николай Александрович, которому верил народ, сам принимал участие в переписи. Кстати, на вопрос «род деятельности?» он ответил: «Хозяин земли Русской».
Видимо, имеется в виду перепись 1897 года? Честно говоря, никогда не слышал, чтобы из-за нее проходили какие-либо бунты или беспорядки. Вот, например, и Чехов, участвовавший в этой переписи как руководитель группы переписчиков в Серпуховском уезде Московской губернии, самую большую неприятность переписи увидел в поведении уездных начальников, а не неких фанатичных самоубийц. 8 февраля 1897 года (старый стиль) в письме к своему издателю А.С.Суворину он сообщает: «Перепись кончилась. Это дело изрядно надоело мне, так как приходилось, и считать, и писать до боли в пальцах, и читать лекции 15 счетчикам. Счетчики работали превосходно, педантично до смешного… Зато земские начальники, которым вверена была перепись в уездах, вели себя отвратительно. Они ничего не делали, мало понимали и в самые тяжелые минуты оказывались больными» (см. полностью: Пресс-служба Госкомстата России www.perepis2000.ru // Всероссийская перепись населения 2002).
Остается предположить, что когда говорилось о самосожженцах, то имелась в виду какая-то другая перепись совершенно другого века — этак XVII-го примерно. А уж останавливаться на людях, которые сами себя живьем закапывали в землю, да еще в конце XIX века, по-моему, просто несерьезно. В любом случае, к православным христианам ни первое, ни второе отношения не имеет — для нас самоубийство — страшный грех. Впрочем, если мне предоставят документальные доказательства того, что какой-то православный христианин в здравом рассудке закопал себя живьем в землю в 1897 году из страха перед переписью, я готов принести публичные извинения.
Что касается связи между переписью и воцарением антихриста, то я уже как-то писал, но повторю еще раз: такая связь есть общее церковное предание, сохраненное всем православным народом. Вот что сказал по этому поводу святой старец Лаврентий Черниговский: «Будет время, когда будут ходить подписывать за одного царя на земле. И будут строго переписывать людей. Зайдут в дом, а там муж, жена, дети. И вот жена станет уговаривать супруга: «Давай подпишемся, у нас дети, ведь ничего же не купишь для них». А муж скажет: «Ты как хочешь, а я готов умереть, но за антихриста подписываться не буду» (см. Преподобный Лаврентий Черниговский. Житие, поучения, пророчества и акафист. — Типография Почаевской Лавры, 2001, с.117). Видно, что святой Лаврентий связывает воцарение антихриста с переписью.
И еще одно. Не знаю, кто как, но лично я никогда не был против переписи, как таковой. И будь сегодня у руля государства православный монарх — «хозяин земли Русской» — я ни минуты не усомнился бы и принял участие в переписи. Вся беда в том, что я не имею ни малейшей капли доверия к тому правительству, которое ныне управляет Россией. Как я могу доверять тем, при чьей власти мой русский народ вымирает со скоростью 1 миллион в год? Тем, кто спокойно взирает на учителей и врачей, устраивающих голодовки, так как им все равно нечего есть? Тем, кто заселяет мою Родину выходцами не только из ближнего, но и из дальнего зарубежья в рамках так называемой «заместительной демографии»? Кто нумерует младенцев концлагерными номерами? Перечислять беззакония ныне существующей власти можно бесконечно. Я абсолютно не верю тому, что хоть одно мероприятие т.н. «Российского правительства» может пойти на пользу русскому народу. В том числе и перепись. В том числе и всеобщая диспансеризация детей. Да что угодно. Я не верю в вашу добрую волю, господа правители. И в добрую волю тех, кто вам помогает. И выражаясь языком библейского толкователя, ваше стремление исчислить русский народ есть «…честолюбивое услаждение своим господством» над русским народом и «властолюбивое стремление к ненадлежащему усилению этого господства».
Вы можете меня переубедить. Заплатите зарплату голодным, обобранным вашими реформами людям. А Вы, владыка, попечалуйтесь перед мироправителями века сего о вашей вымирающей пастве, как печаловались раньше православные пастыри о сирых и убогих перед властями. Напомните сидящим в Кремле, что удержание платы работнику — грех, вопиющий к небесам об отмщении. И когда русский народ начнет умножаться в числе, а русский человек в России перестанет подвергаться унижению и оскорблению, тогда и поговорим о переписи еще раз.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru