Русская линия
Молодежь Эстонии Г. Дудченко06.09.2002 

Молитва о молитве

5 сентября 2002 года исполнилось 100 лет со дня рождения архиепископа Иоанна Сан-Францисского (Шаховского). Тем, кто еще не знаком с творчеством этого талантливейшего проповедника, философа и поэта, хочется рассказать о его жизни, до последних дней заполненной служением Богу и людям.
Лучше, чем он сам о себе, — не написать. Потому сделаем так: из написанного и сказанного им возьмем несколько фрагментов. И по этой малости, по этим ужатым, спрессованным штрихам попробуем найти дорогу к книгам, где все сказано подробно… Прочитаем — и тем помянем человека, который своим замечательным талантом проповедника помог множеству людей обратиться к православию и укрепиться в вере.
У родившегося в 1902 году князя Дмитрия Шаховского было все, что соответствовало положению в обществе и времени: детство, юность, встреча с ужасами гражданской войны, арест матери, эмиграция. Но вспоминал он об этом спокойно:
«Не помню, чтобы у меня когда-либо (в детстве или позже) было чувство изоляции, или одиночества, или какого-нибудь горя. Ничего этого у меня никогда не было, я был всегда счастлив».
С самого начала судьба незримо вела его к главному событию в жизни.
«Катализатором моего духовного сознания стал мой духовник, очень искренний и добрый человек, глубокой веры… Через него я, никогда и мысли не имевший о служении Церкви, был призван на это служение… И в сущности, все мои книги, статьи, стихи есть лишь отражение и попытка раскрыть то, что со мной произошло в 1925−26 годах.
Мое призвание на служение Церкви произошло очень просто:…я написал своему духовнику епископу Вениамину в Париж, что жизнь в Европе мне стала духовно трудна и я прошу его благословить меня уехать в Африку, где моя мать может мне устроить место в одной из бельгийских компаний.
Ответ Владыки Вениамина был таков:
„Дорогой Дмитрий Алексеевич, нет воли Божией на Ваш отъезд в Африку. Ваш путь: монашество и Духовная Академия — служение Церкви“.
Удивительны здесь два факта. Первый: когда я получил это письмо и прочел эти слова епископа Вениамина, не читая письма далее, я сразу поклонился в землю с ясным чувством полного приятия этого пути (хотя раньше я никогда не думал о нем). Таков был мой „Аминь“ — „Да будет“.
Второй удивительный факт этого призвания таков: за все полвека со дня его я ни разу не усомнился в нем. И кроме благодарения Богу за него, я ничего (во все эти годы) не имел и не имею».
В день своего 24-летия в Пантелеймоновском русском монастыре на горе Афон в Греции князь Дмитрий Шаховской принял иноческий постриг. Тогда ему и было наречено то имя, которое он носил до конца жизни: Иоанн — в честь апостола любви Иоанна Богослова.

+ + +


В начале 1932 года иеромонах Иоанн был назначен настоятелем Свято-Владимирского храма в Берлин. В 1934-м, на втором году нацизма в Германии, он дал на него пастырский ответ своей пастве в брошюре «Иудейство и Церковь», где прямо заявил о несовместимости националистической религии и расизма с христианской верой. Не замедлили последовать вызовы в гестапо, а впоследствии обыск, допрос на протяжении семи часов подряд, подписка о невыезде, закрытие издательства «За церковь» и конфискация склада религиозной литературы.
Годы спустя архиепископ Иоанн так вспоминал о том времени своего служения:
«…Мой берлинский приход св. кн. Владимира был не только местом моей приходской работы, но опять стал центром работы печатной, миссионерской и благовестнической. За эти годы пришлось издать много книг и посетить все, кроме Албании, страны Европы со словом благовествования людям русского рассеяния. Особенно утешительными и плодотворными были мои лекционные поездки в Латвию, Эстонию и Финляндию, где оставалось коренное русское население. Оттуда с пограничной вышки, около древнего Изборска, я видел русские поля. Не думалось тогда, в начале 30-х годов, что через 10 лет придется встретить тысячи русских людей в своей берлинской церкви. Но пришли и эти незабываемые годы встречи с русским народом.
Мы увидели, что, несмотря на отпадение многих, Русь остается такой же, какой была тысячелетие, крещенной, к Богу стремящейся, веру в сердце носящей…»

+ + +


Следующий этап пастырского служения архиепископа Иоанна был тесно связан с чтением проповедей в радиопередачах «Голоса Америки» на русском языке. Его голос радиослушатели ловили на коротких волнах и ждали с нетерпением. Он приходил к ним, минуя все запреты и глушилки.
«Каждый воскресный день с начала пятидесятых годов я имел радость входить словом своим во многие дома и корабли мира, где понятно русское слово и слух человека открывается к великой истине о Боге, Отце людей, и о живой бессмертной человеческой душе, — сказал в одной из своих бесед владыка Иоанн. — Цель моих бесед делиться многими свидетельствами познания настоящей реальности жизни, опытом всечеловеческой культуры».
Сорок лет, из недели в неделю, звучали в свободном эфире беседы архиепископа Иоанна Сан-Францисского о самом важном и главном. Его земное служение завершилось 30 мая 1989 года.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru