Русская линия
Время MN В. Кузнецов07.09.2002 

Фермерши — монахини

Отдавать землю церкви или продавать? Если отдавать, то зачем? Если продавать, то по какой цене? Дискуссия с обсуждением этих и других вопросов становится все шире, в нее вовлекается все больше участников
После солдат — хоть потоп
В сорока километрах от Иверского женского монастыря, того самого, где было вышито знаменитое Самарское знамя, под которым местные ополченцы отправились сражаться на стороне болгар против турок, стоит указатель — «Свято-Духов скит». И сразу же за поворотом трассы, за невысокой оградой среди пирамидальных тополей — одноэтажные длинные белые корпуса, цветочные клумбы. Если бы не строящееся здание нового, единственного в регионе двухэтажного храма, эту территорию, занимающую восемь гектаров, вполне можно было бы принять за пионерский лагерь.
— А здесь когда-то и был трудовой лагерь, — говорит настоятельница Иверского монастыря, игуменья Иоанна. — Потом он, как и многое другое в нашей стране, развалился. А в 1996 году самарские власти передали эту территорию нашему монастырю под скит. Бессрочно и безвозмездно. Работать по восстановлению пришлось очень много. После школьников в этих зданиях какое-то время жили наши солдаты, ушедшие из объединенной Германии. А после них остались только стены, немного уцелевших окон и протекающие крыши. Но мы и этому были рады. Если бы нам досталось только чистое поле, пришлось бы куда труднее. Ремонтировать-то с Божьей помощью уже имеющееся все-таки куда проще, чем начинать с нуля.
Матушка Иоанна приехала в монастырь в 1994 году, когда эта православная святыня, основанная в середине ХIХ века, только-только начала возрождаться после того, как подверглась разгрому в начале двадцатых годов двадцатого века. Легенда, правда, все еще не подтвержденная документами, гласит, что монашек, не желающих добровольно покинуть монастырь, погрузили на дырявую баржу, которую затопили в Волге. А в тот момент, когда баржа затонула, в небо из этого места поднялся семицветный столп света, который выгнулся по небосводу, опустившись за краем Жигулевских гор.
Беспокойное хозяйство
…Можно было, конечно, ходить по потенциальным благотворителям с протянутой рукой в поисках средств для существования. Но игуменья поступила иначе. Она стала искать место для скита и землю, чтобы монастырь сам мог себя прокормить. И нашла этот пустующий городок, который и стал скитом. Сейчас поблизости от него у монастыря пятьдесят гектаров пахотных земель, переданных ему опять же бессрочно и безвозмездно. Растут на них картошка и капуста, свекла и лук, помидоры и огурцы. И хорошо растут. Хватает и на еду сестрам и паломникам. Да и самарским бомжам достается. А большая часть занята ячменем, овсом и многолетними травами. В скиту двадцать коров, половина — дойные. Каждая дает сейчас почти по два ведра молока, потому кормов требуется много. У коровы-то ведь молоко на языке. Молоко монахини перерабатывают. И сейчас в непостные дни на столах в монастырской трапезной сметана и творог, масло и сыр собственного производства. А еще совершенно фантастического вкуса каймак, подобного которому никогда не найдешь на самарских рынках. На задворках скита кудахчут полторы сотни кур и гогочут с десяток гусей.
Обзавелся скит и техникой. Сейчас здесь два колесных трактора и один гусеничный. Есть пара косилок, грузовик и даже автобус. Под гараж приспособили недостроенный когда-то дом культуры. В скиту — свой коровник, овощехранилище, заканчивается сооружение телятника. Даже пруд соорудили. Рыба пока в нем не плещется, это еще только в перспективе, зато теплой воды для полива овощных плантаций хватает. Обслуживают все это хозяйство шесть-семь монастырских сестер да пара штатных механизаторов. Правда, и паломники, приезжающие сюда из Самарской области и окрестных сел, помогают. Сейчас их здесь около десятка, работающих за кров и стол. А на прополку, когда требуется много рабочих рук, приезжает пополнение из монастыря.
Наука Дмитрича
Руководит всем этим хозяйством мирянин Владимир Дмитриевич Костюков. По профессии он ветеринарный врач, а по духу настоящий председатель колхоза. Сначала он присматривал за небольшим монастырским стадом. А приглядевшись, несколько лет назад полностью перешел сюда. Стаж у него более тридцати лет, поэтому все окрестные хозяйства, их руководителей, да и всех, пожалуй, крестьян, он знает как свои пять пальцев. Это и позволяет ему всегда договариваться о различных услугах скиту. Где по бартеру, где в качестве благотворительности. Игуменья Иоанна считает, что Дмитрича монастырю сам Бог послал. А тому просто нравится работать там, где не пьют, не воруют и не сачкуют.
Тем более что сейчас под его попечительством не только коровы и поля, но и строительство единственного в регионе двухэтажного храма. Верхний этаж — Свято-Духов, нижний — в честь киево-печерских святых.
В начале двадцатого века у Иверского монастыря было более 400 десятин пахотных земель и сенокосных угодий. По современным меркам — это почти полтысячи гектаров. Кроме того, имелись «две рыбные ловли, хутор, колодезь, огород и сад в семи верстах от Самары». Часть земель обрабатывали сестры, которых тогда было около пятисот, и паломники. А земли, что были на большом удалении, сдавались в аренду.
У властей другое мнение
Сегодня земли в десять раз меньше, но и обитателей монастыря тоже почти в десять раз меньше. Тем не менее игуменья Иоанна считает, что еще 30, а то и 50 гектаров для скита лишними бы не стали. Такие площади сестры вполне смогут обихаживать. Тем более что в соседнем со скитом хозяйстве уже лет семь зарастают бурьяном около трех тысяч га. Да и саму территорию монастыря тоже можно было бы увеличить. Сейчас ему возвращена пятая часть той площади, которую он занимал перед разгромом.
Но матушка и не претендует на все прежние владения. Она считает, что достаточно было бы вернуть землю, на которой сейчас стоят три абсолютно некомфортабельных жилых деревянных дома, построенных в начале двадцатых годов прошлого века. Расселение их жильцов монастырь согласен взять на себя. Но у городских властей другое мнение. Они запланировали построить именно здесь, в полусотне метров от Волги, как раз напротив Жигулевского пивзавода элитные девятиэтажки. Потому-то игуменья Иоанна сейчас с таким вниманием следит за дискуссией, развернувшейся вокруг возврата церковных земель. И очень надеется, что какой-то результат все-таки будет.
А сестры Иверского монастыря действительно умеют работать на земле. За шесть лет они превратили дарованные им развалины в крепкое хозяйство, где растет и плодоносит даже виноград. И не случайно во время последнего телефонного разговора Иоанны с Патриархом Всея Руси Алексием II Святейший подробно расспрашивал о жизни Свято-Духова скита.
Говорят, когда-то монастырские хозяйства в России были очень крепкими. А продукты, которые они производили, отличались высоким качеством. Если это так, то Свято-Духов скит Иверского женского монастыря, как это принято говорить, достойно продолжает традиции. Земля, переданная ему, щедро расплачивается за нелегкий труд людей.
Самарская область

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru