Русская линия
Известия В. Дунаев25.09.2002 

Один исламист лучше другого
Президент Ирана хочет отобрать власть у клерикалов

Исламская Республика Иран скоро может стать менее исламской. Нет, конечно, к власти в Тегеране не придут ни христиане, ни даже атеисты. Просто президент-реформатор Мохаммад Хатами решил отобрать у клерикалов те полномочия, что до сих пор мешали демократическим преобразованиям. В этом суть законопроектов, внесенных вчера в парламент президентом.
По одному из законопроектов президент получает право лишать постов судей и законодателей, если те нарушили конституцию или превысили собственные полномочия. «Если президент Хатами узнает, что нарушается конституция, он сможет положить этому конец», — пояснил депутатам вице-президент Ирана Мохаммад Али Абтахи, представивший законопроекты на суд парламентариев. Второй «билль» ударит по Совету стражей исламской революции, который сейчас может снять с дистанции любого кандидата в депутаты и отменить президентские решения. Лишить совет права вето — главная цель этого законопроекта. «Если законопроекты не пройдут — президент может уйти в отставку», — заявил вице-президент Абтахи.
В парламенте большинством обладают преданные сторонники Хатами, так что проблем с законодателями президенту удастся избежать. Правда, сейчас «билли» рассматривают в комитетах, и их принятие всеми законодателями может затянуться на несколько недель. А вот дальнейший путь проектов Хатами долог и извилист. Пока что никто не может сказать, что ждет конституционную реформу Хатами — крах или триумф. Ведь после парламентариев весьма смелые по иранским меркам законопроекты должны оценить 12 участников Совета стражей исламской революции. Если они будут в здравом уме и твердой памяти, то вряд ли поддержат опасный для них законопроект.
Возможно, президенту Хатами и клерикалам, контролирующим армию, полицию, судебную систему, телевидение и радио, придется пойти на мировую, заключив сделку. Совет стражей поддержит первую президентскую инициативу, а о второй Хатами придется забыть, как о неудачной шутке. Впрочем, вице-президент страны считает, что «оба законопроекта взаимосвязаны и должны быть приняты вместе».
Упорство, с каким Хатами пытается пробить собственную реформу власти, стало для многих неожиданностью. Придя к власти в 1997 году, он взялся за преобразования — политические и экономические. На Западе его прозвали «иранским Горбачевым», а его реформы чуть было не окрестили «перестройкой».
Однако за пять лет Хатами достиг не слишком многого из того, что планировал. Да, Хатами с удовольствием принимали в Европе, но по сути президент выполнял роль «экспортного варианта» иранской действительности. Да, молодежь и женщины почувствовали: тотальные ограничения ушли в прошлое. На недавних парламентских выборах убедительную победу одержали сторонники президента. Но это все, чего добился Хатами. Консерваторы ограничили его действия, и президент, казалось, совсем сник. Он всегда считался противником революции, выступая за «эволюционные реформы». Но вчерашнее наступление на лагерь клерикалов может привести к народной революции — или, если угодно, контрреволюции. Если для Хатами его отставка станет лишь политическим поражением, то для миллионов иранцев, почувствовавших относительную свободу, уход президента-реформатора будет означать настоящую трагедию — с мечтами об открытом и более либеральном обществе придется распрощаться. И не все откажутся от надежд добровольно, без боя.
Плохой новостью отставка Хатами станет и для Запада. Америка с союзниками борются с «плохими» — радикальными — исламистами, однако не прочь иметь дело с исламистами умеренными, к числу которых относится и иранский президент. Если Иран с Хатами стал лишь частью «оси зла», то Иран без него имеет все шансы оказаться очередной мишенью Пентагона. Следующей — после Ирака.
В любом случае последнее слово в иранской политике остается за духовным лидером Ирана аятоллой Хаменеи. Именно он должен дать оценку предложенной президентом реформе.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru