Русская линия
Столетие.Ru Сергей Кургинян08.12.2006 

Нельзя допустить крушения России (Часть 1)
Именно «русский вопрос» является сейчас определяющим

Может ли предвыборный год стать годом разрушения России? И откуда нам грозят основные опасности? Об этом корреспондент «Столетия» беседует с известным политологом, президентом Экспериментального творческого центра Сергеем Кургиняном.

— Сергей Ервандович, темой нашей беседы будет «русский вопрос». Или вы, как некоторые другие, считаете, что не стоит будоражить эту тему?

— Русский дискурс является определяющим в нынешней политической ситуации. Он самый важный сегодня.

— В отличие от политологов, которые готовы служить любой власти, вы были искренним патриотом СССР, вы — патриот нынешней России. В то же время вы противопоставляете себя «русской партии». Как это стыкуется?

— Для того, чтобы определиться — «против» я или «за» «русскую партию», — я хочу понять, что такое русский?

— Русские это русские. Вы отрицаете, что существуют этнические русские?

— Моя прабабушка — княжна Мещерская.

— Вы, безусловно, русский.

— Но моя прабабушка-княжна — отчасти татарка.

— В данном контексте она русская.

— А Багратион и Бенкендорф — русские?

— Багратион русский, а Бенкендорф — нет.

— Почему?

— Потому, что Бенкендорф под конец жизни уехал из России и принял католицизм. Он не стал русским не в силу крови, а в силу других причин.

— Этнические моменты здесь не при чем?

— В данном случае они не важны, но в основе народа лежит этнос, пусть хоть что твердят все политологи-интернационалисты, но это так.

— А французы — это кто? Галлы или франки?

— Этот вопрос для Франции был закрыт тысячу лет назад.

— Во время Великой Французской революции одной из причин гражданской войны стало то, что никто не мог понять, кто галл, а кто франк.

— В первый раз слышу такую трактовку событий. Были обвинения в адрес французского дворянства, что оно имеет германские корни, но «заваруха» там, помнится, началась по другой причине.

— Во Франции нет этнического государства, там есть национальное государство. Перед нами стоит задача — построить русскую национальную государственность. Когда мы сможем сказать, что мы все не россияне, а русские.

— Так разве есть русские, кроме такого деятеля, как член Общественной палаты Тишков, которые выступают против этого?

— Русская идентичность должна строиться так: гражданство, историко-культурная идентификация, и то, что во Франции называется «благоговением перед Францией». И я считаю, что распад советской империи может быть компенсирован только нормальным русским национальным государством. Этнические государства — явление очень редкое. Поднятие этнической темы означает только одно — распад русской нации.

— Русские согласны на такое национальное государство. Но разве кто-то предложил нам это вариант в 1991 году или предлагает сейчас?

— Дело в том, что русские представляют собой полиэтнический сплав…

— Так и все нации возникают из сплава разных племен и народов… Русская нация прошла два этапа формирования: первый во времена Киевской Руси, второй в четырнадцатом — пятнадцатом веках, после нашествия монголов, но уже пятьсот лет, как этот процесс завершился…

— Так почему сегодня вместо консолидации всех, кто является русскими патриотами и поддерживает Россию, нужно дробиться на части? Зачем выделять этнических русских?

— Интернациональное сообщество политологов говорит: никаких этнических русских нет, есть непонятная смесь народов… Но у меня возникает вопрос — а я-то тогда кто, если русских нет? Тем более, что когда русские как-то о себе заявляют, нам это интернациональное сообщество говорит: вы нас отторгаете потому, что мы не этнические русские. Как субъект власти и собственно этнос русские «отсутствуют», но зато, когда нам надо предъявить претензии, то мы тут же «появляемся».

— Когда империя распалась, то наступил момент преобразования русских в нацию. Возникла проблема: русское этническое сознание сопротивляется преобразованию в национальное сознание. Не желает взять барьер модернизации.

— Такая проблема, на мой взгляд, неочевидна…

— Если русское этническое сознание готово к таким переменам, то тогда должно быть сближение русских и других этнических групп, которые говорят: «А мы и не против такого сближения. Вы прекратите эту этническую разборку. Мы говорим по-русски не хуже, чем вы, мы любим Россию. Наши предки веками лили кровь за Россию. И не кричите: „Вон кавказцев!“ (или азиатов)». В свою очередь, те люди, которые говорят: «нет русских, а есть россияне», — подлежат вытеснению с политической авансцены. Это — процесс с двусторонним движением.

Вместо этого между людьми, одинаково любящими Россию, готовыми ее защищать, вносится распря. «Неэтническим» русским говорят, что они — люди второго сорта. Вопрос: кто вносит такую распрю? Этническую «разборку» начинает русская сторона, которая меньше всего к этому готова.

С моей точки зрения, столкновение на этнической основе будет смертью русских. Я собирал самых разных людей и задавал им этот вопрос. И все ответили, что такое столкновение — смерть для русских.

В русское движение вносится вирус, которое я называю «уменьшительная русскость». Это не русский шовинизм, это не имперская экспансия. Это ксенофобское стремление отторгнуть любые другие элементы.

— Здесь-то как раз особых разногласий у нас нет. Если бы в 1991 году те, кто пришли к власти, сказали бы: мы считаем Россию страной русских и потенциально числим в русских всех ее граждан, то никакого «уменьшительного русизма» не возникло бы.

— Нет, не всех граждан. Вопрос о знании языка нужно ставить очень остро, вопрос о причастности к русской культуре тоже должен стоять очень остро. И я уже приводил пример с такой внутренней установкой, которую во Франции называют «благоговением перед страной». Не может быть так, что каждый получивший паспорт — становится русским. Но я решительно выступаю против разрушительных сумасшествий, ослабляющих русский народ, когда предлагают чуть ли не считать волосы на груди, чтобы установить — кто русский, а кто не русский.

— Но в 1991 году у тех, кто населял РСФСР, не было проблем со знанием языка и русской культуры. Почему власть не заявила тогда, что Россия — страна русских? Тогда бы и начался процесс создания русской нации и интеграции в нее всех народов. Но от власти мы услышали другое. Россия — это не государство русских, и есть некий многонациональный российский народ.

— Я разве утверждал, что власть выбрала правильный путь? Обычно, когда начинают такие споры, то выбирают себе в качестве оппонентов людей вроде Тишкова и говорят: «Смотрите, что он делает!». Я же всегда говорил другое. Если русские строят национальное государство, и начинается русский модерн (правда, мы с этим на два века запоздали), тогда в России все должны быть «русские»!

— Но почему тогда таких политологов, как вы, не слушают? Почему власть сама создает себе проблемы, порождает чудовищный конфликт? Ведь дело идет к тому, что значительная часть русских скоро может сказать о РФ — это не наша страна, мы ее поддерживать не будем.

— Тут есть две стороны. Есть провокаторы — это те, кто привели страну и народ к такому состоянию, и есть те, кто поддадутся на провокацию. Каждый человек, который говорит о России, что это нерусское государство, для меня является провокатором. Это, в первую очередь, те представители «демократоидной» группы, которые при слове «русский» плюются. Но когда настанет «час икс», то объективно разрушителями, деструкторами станут и такие провокаторы, и те, кто поддается на их провокации. Почему провоцируют — я понимаю. Но почему другие-то поддаются? Я имею в виду не ребят из депрессивных регионов России, я говорю об идеологах.

— Когда вы говорите об идеологах, то тут надо говорить о конкретных людях. Как таковой единой «русской партии» нет уже давно.

— Я говорю о деструктивной роли «русской партии», начиная с 1991 года. Я не был тогда с «демократами» потому, что не мог работать с деструкторами. Но тут же выяснилось, что «русской партии» СССР тоже не нужен. Некоторые из них прямо говорили: «А зачем нам эти чурки?» А заявление Валентина Распутина о том, что России — Союз не нужен? Как же может «русская партия» после слов Распутина говорить о том, что Ельцин негодяй? Ельцин сделал то, о чем заявил Распутин, как член Президентского совета!

— Я помню то выступление Валентина Григорьевича Распутина очень хорошо. Распутин в ответ на парад суверенитетов сказал: «А может быть и нам выйти из состава СССР?» Строить на этой фразе некую концепцию заговора «русской партии» против СССР не стоит.

— Распутин произнес эту фразу, а политическая элита России, сидевшая в зале, встретила данное заявление аплодисментами.

Беседу вел Александр Самоваров

Окончание следует…

http://stoletie.ru/russiaiworld/61 207 133 033.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru