Русская линия
Комсомольская правда Татьяна Осюхина,
Зоя Глазачева,
Алексей Косоруков,
Андрей Дятлов
07.12.2006 

Священник остался должен 10 тысяч долларов московским бизнеcменам?

Трагедия в Тверской области, где заживо сгорела семья отца Андрея (читайте об этом в «КП» за 5 и 6 декабря), продолжает обрастать загадками и слухами. Несмотря на то, что прокуратура вчера озвучила официальную версию трагедии.

— Никаких данных о насильственной смерти погибших нет. Они отравились продуктами горения, то есть, говоря по-простому, задохнулись в дыму, — заявил «Комсомолке» начальник следственного управления прокуратуры Тверской области Михаил СОКОЛОВ. — Но сейчас рано говорить, был ли это поджог, произошло ли замыкание электропроводки или семья Николаевых погибла из-за неосторожного обращения с огнем.

— Отец Андрей был такой молодой, могучий, что легко мог плечом высадить любую дверь и спасти семью, — рассказала нам жительница поселка Кувшиново Вера Михайлова. — Все уверены, что его убили, а чтобы скрыть следы преступления, сожгли дом. Мы все возмущены!

В Кувшинове никто, кроме прокуратуры, не воспринимает всерьез версию несчастного случая. Все-таки дома священника горели дважды (мы уже писали о том, что в 2005 году у Николаевых сгорел дом в соседнем селе Лопатино).

Поговаривают и еще об одном странном совпадении. Первый дом в Лопатине вспыхнул, когда семьи Николаевых там не было, они уехали в райцентр. Второй, гибельный, пожар случился при почти таких же обстоятельствах: Николаевы сказали, что уезжают на выходные к родственникам. И все соседи, участвовавшие в тушении, были уверены, что в доме никого нет, потому внутрь и не ломились.

То есть если все-таки были поджигатели, то они, вероятно, тоже думали, что подпалили пустой дом. Для устрашения, как и в первом случае. Неувязка одна: машина священника стояла у дома…

Возможно, и эти пересуды о совпадениях пригодятся следствию.

А еще говорят, что после того, как первый дом Николаева сгорел, он занял деньги на второй. Знакомые отца Андрея утверждают, что священник взял довольно крупную сумму, чтобы обустроиться заново, причем не в банке. Поговаривают, что он остался должен каким-то москвичам около $ 10 тысяч. Многие из местных жителей, с кем мы беседовали, подтверждали, что у отца Андрея были «спонсоры». Он и сам об этом упоминал не раз. Именно они помогли ему приобрести иномарку — старенькую «Ауди», на которой он потом ездил. Все односельчане в голос заверяют, что в деревне отца Андрея видели редко. Да и общался он мало с кем. Как это ни странно для священника.

А что же версия про дорогие иконы, о которой мы тоже написали вчера? Пока никто из тверских специалистов по-настоящему ценных образов из Прямухина не видел.

Храм в Прямухине долгое время был недействующим (восстановил его как раз отец Андрей. — Ред.). Здесь не осталось ничего ценного, на что могли бы позариться охотники за антиквариатом. Но, как выяснилось, одна ценная икона у отца Андрея все же была.

Нам рассказал об этом Владимир СЫСОЕВ, тверской исследователь, автор книги «Бакунины», который был лично знаком с Андреем Николаевым:

— Я знаю, что лет пять назад один из потомков Бакуниных (церковь стоит в бывшем поместье Бакуниных. — Ред.) подарил отцу Андрею икону. Вероятно, она была старинная и ценная. Другой бы потомок не подарил.

Отец Андрей хранил личный подарок в своей избе. И не только потому, что это его собственность. Тут другая беда — храм запирался всего лишь на один замок, взломать его ворам ничего не стоило. Многие деревенские священники из-за того, что церкви плохо охраняются, держат дома святые образа и церковную утварь.

КСТАТИ

Эта трагедия — не первая в семье жены отца Андрея, матушки Ксении. Девять лет назад в автокатастрофе погиб ее родной брат — тоже священник, отец Михаил.

Татьяна ОСЮХИНА,
Зоя ГЛАЗАЧЕВА,
Алексей КОСОРУКОВ
(«КП» — Тверь")

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Просто скажите правду. И все

Трагедия в Тверской области останется трагедией, что бы про нее ни говорили. Семья отца Андрея приняла действительно мученическую смерть. Светлая им память и царствие небесное. И хорошо бы сейчас просто помянуть их и немного умерить наш пыл.

А пыл этот вот в чем.

Как-то у нас так общество устроено, что не можем мы скорбеть без учета собственных интересов. И что хуже всего — политических.

Немедленно образовались две партии, потащившие трагедию каждая в свой амбар. Первая с равнодушным цинизмом говорит: а, все ерунда, электропроводка старая полыхнула, когда все спали! Вторая — стремительно раскручивает образ русского священника, которого из мести сожгли то ли алкоголики, то ли конкуренты по мелкому бизнесу. Мол, спивается Россия, дико скачет по ухабам не менее дикого капитализма. И жертвы ее — люди чистые и святые.

Уже сказало следствие и свидетели, что дверей в доме отца Андрея никто снаружи при пожаре не подпирал, что экспертиза уверена — убийства не было.

Бесполезно.

Мне очень близка оговорка в послании Патриарха Алексия II, где он пишет, что верит, что убийц найдут, ЕСЛИ подтвердится, что это убийство.

Мне понятно и мнение, по-светски говоря, тверского духовного начальства отца Андрея, заявившего, что ничего комментировать оно не будет, пока следствие не закончено.

Пугает, что в девяноста процентах других комментариев этого страшного случая безапелляционно звучит: зверски сожжена семья русского священника!

Просьба простая — давайте не делать выводов, пока существуют только версии и нет ни одной окончательно проверенной. Будем все эти слухи и версии открыто обсуждать (а вдруг это поможет расследованию), но при этом требовать от следствия и политиков: не играйте на себя, просто скажите нам правду, независимо от того, какова она — убийство или несчастный случай.

Трагедия от этого меньше не станет. Зато будет меньше стыда за то, что на погибшей семье кто-то делает свой политический капитал.

Андрей ДЯТЛОВ, заместитель главного редактора

http://www.kp.ru/daily/23 820/60840/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru