Русская линия
Православие и современностьСвященник Максим Плякин,
Юлия Бортновская-Медокс,
Ирина Сурмина
07.12.2006 

Мужества даром украшен

Сегодня мы предлагаем вниманию материал о жизни саратовского протоиерея Михаила Сошественского, подготовленный для Синодальной комиссии по канонизации святых. При его написании авторы использовали большой корпус документов и мемуарно-исторических текстов. Отец Михаил пострадал за веру Христову в годы советской власти: он был расстрелян НКВД и погребен в безвестной могиле. 18 ноября будет отмечаться его память.

Протоиерей Михаил Сошественский (последний прижизненный снимок; сделан предположительно в 1935 году, когда отец Михаил приезжал на похороны своей супруги в Саратов)
Протоиерей Михаил Сошественский (последний прижизненный снимок; сделан предположительно в 1935 году, когда отец Михаил приезжал на похороны своей супруги в Саратов)
Михаил Иванович Сошественский родился 5 октября 1868 года в селе Зубриловка Балашовского уезда Саратовской губернии. Его отец, Иван Семенович Сошественский, был псаломщиком Спасо-Преображенской церкви в том же селе, а дед, Семен Мартинович Сошественский, — причетником. 18 июня 1891 года Михаил Сошественский окончил Саратовскую Духовную семинарию по 2-му разряду.

Михаил Иванович был женат на дочери священника села Крутец Сердобского уезда Саратовской губернии, Александре Тимофеевне Скалигеровой. Родилась матушка Александра 11 мая 1875 года. Окончила курсы Саратовского епархиального женского училища.

6 сентября 1891 года Михаил Иванович был назначен на диаконскую должность Троицкой церкви г. Вольска, а 2 ноября того же года рукоположен во диаконы епископом Саратовским и Царицынским Авраамием (Летницким; †1893) с назначением быть учителем церковно-приходской школы. 22 августа 1892 года наречен, а 30 августа рукоположен во священника к Михаило-Архангельской церкви села Волхонщина Петровского уезда Саратовской губернии. Хиротонию совершил также Преосвященный Авраамий.

26 января 1898 года награжден набедренником, 3 июля 1902 года — скуфьей. 29 сентября 1905 года перемещен к Крестовоздвиженской (Казачьей) церкви г. Саратова, 10 декабря 1905 года назначен законоучителем Крестовоздвиженской одноклассной церковно-приходской школы. 18 марта 1906 года назначен законоучителем 16-го женского начального училища г. Саратова. 6 мая 1908 года награжден камилавкой. 10 августа 1910 года резолюцией Преосвященного епископа Саратовского и Царицынского святого Гермогена (Долганёва; †1918) перемещен к Нерукотворенно-Спасской (или Сергиевской) церкви настоятелем. В том же 1910 году преподано ему благословение Святейшего Правительствующего Синода с грамотою. В 1912 году за заслуги по духовному ведомству награжден золотым наперсным крестом, в 1916 году Всемилостивейше сопричислен к ордену Святой Анны III степени.

Согласно послужному списку, иерей Михаил в 1916 году получал всего содержания 1766 рублей 31 копейку, а именно: от церковных служб и треб 1190 рублей 71 копейку, за законоучительство в 16-м женском начальном училище 180 рублей и в качестве члена Епархиального Ревизионного комитета 200 рублей.

Нерукотоворенно-Спасская церковь, в которой служил отец Михаил, была построена в 1825 году попечением коллежского советника Василия Максимовича Максимова. Церковь каменная, с каменной колокольней. Престолов в ней было три: во имя Нерукотворенного Образа Спасителя, во имя Божией Матери, иконы Ее «Всех скорбящих Радость», и во имя преподобного Сергия Радонежского. В 1912 году в приходе было 123 дома, прихожан мужского пола 390, женского пола 499, проживало инославных мужского пола 19, женского пола 28, старообрядцев, приемлющих белокриницкую иерархию, мужского пола 12, женского пола 17. При церкви была рукодельная школа и епархиальное образцовое женское училище. Капитал церкви составлял 2620 рублей, церковные квартиры для причта. Кроме священника, в штате церкви был еще псаломщик. Храм в честь Нерукотворенного Образа Спасителя был разрушен в советские годы. Ныне на его месте находится Саратовский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии (ул. Чернышевского, 148).

Рождество Христово 1917/1918 года Россия встретила в весьма печальных обстоятельствах — уже около двух месяцев пришедшие к власти безумцы повергали страну в стон и плач. Викарий Саратовской епархии, епископ Петровский Дамиан (Говоров; †1936) в своем новогоднем поздравлении пастве призвал народ бороться со злом неверия, разграбления, попрания прав, святынь русского народа. Иерей Михаил Сошественский откликнулся на этот призыв тем, что ежевоскресно стал произносить в своем храме обличительные проповеди, которые приходил слушать чуть ли не весь Саратов.

Отец Михаил запомнился прихожанам необыкновенно добрым, глубоко верующим, праведным человеком. К нему шли за советом, наставлением. Он переживал за своих духовных чад, огорчался, если кто впадал в грех, и знал, как дать человеку нужный совет. Михаил Иванович постоянно помогал своим осиротевшим племянникам. В 1921 году отец Михаил приобрел дом по ул. Вознесенской, 54, как он говорил: «Для всех бездомных и страждущих». Этот дом сохранился до сих пор. Сам отец Михаил в нем никогда не жил; жили в нем его родственники и прихожане, у кого не было крыши над головой. Одна из прихожанок Сергиевской церкви вспоминала: «Пожалуешься отцу Михаилу на житейские невзгоды, а он в ответ: „Без терпения нет спасения“, и когда его уже не было среди нас, я мысленно обращалась к нему с молитвой как угодившему Богу — в надежде, что он в ином мире слышит просьбы своих духовных чад и ходатайствует за нас перед Всевышним. Мы видели, как сам отец Михаил по-христиански смиренно и мужественно переносил выпавшие на его долю гонения, ссылку…». Внучка отца Михаила, Таисия Павловна Кац, свидетельствовала, что ее деду Господь даровал истинный талант веры.

В 1918 году был репрессирован священник села Крутец Сердобского уезда Николай Адрианович Быстров, женатый на Елене Тимофеевне Скалигеровой, родной сестре супруги отца Михаила. Он оказался в тюрьме, там заболел брюшным тифом, и хотя был отпущен (видимо, по болезни), выздороветь не смог и умер на сорок восьмом году жизни. Елена Тимофеевна заболела, поэтому младших детей, в частности Нину и Анну, взял на воспитание и на полное обеспечение до их совершеннолетия отец Михаил Сошественский. Кроме них, в семье Сошественских воспитывались дети его брата, священника Василия Сошественского — Александр, Мария и Зинаида. Михаил Иванович проявлял любовь к племянницам и племянникам в такой же степени, как и к родным детям, а в некоторых случаях даже больше, так как считал их обездоленными.

Всего у отца Михаила и матушки Александры было шестеро детей: Александра (1895), Екатерина (1898), Мария (1900), Василий (1903), Елена (1905) и Павел (1908).

В 1921 году отец Михаил был впервые арестован. На момент ареста он проживал по адресу: Саратов, ул. Пролетарская, д. 6, кв. 3. Под арестом он пробыл три недели, после чего был освобожден. Священник продолжил служение в Нерукотворенно-Спасской церкви, и с этого времени в документах упоминается уже в сане протоиерея. Точная дата получения им награды неизвестна.

26 июля 1923 года последовал новый арест — по обвинению в «антисоветской деятельности». На момент ареста отец Михаил проживал в Саратове на углу Покровской улицы и Обуховского переулка, д. 4, кв. 1. Он проходил по одному делу вместе с епископом Вольским Петром (Соколовым; †1937). В период следствия арестованные содержались в Саратове, в тюрьме ГОГПУ. 7 декабря 1923 года по делу был вынесен приговор: владыка Петр был приговорен к трехгодичному заключению в Соловецкий концлагерь, а протоиерей Михаил Сошественский приговором Комиссии НКВД РСФСР по административным высылкам из-под стражи освобожден.

Господь даровал Своему верному служителю дар чудотворений. Известно, по крайней мере, два случая чудесного исцеления по его молитвам: в 1915 году от страшной болезни получил исцеление его племянник, Николай Васильевич Сошественский, после совершения молебна перед чудотворным образом Спаса Нерукотворенного (ныне хранится в Свято-Троицком соборе г. Саратова), а в 1930-е годы, также после молитвы отца Михаила у чудотворного Нерукотворенного образа Спасителя, получил исцеление иеромонах Борис (Вик), впоследствии — епископ Саратовский и Вольский (преставился в 1965 году в сане митрополита Одесского и Херсонского).

Незадолго до закрытия и разрушения Сергиевского храма, в 1931 году, протоиерей Михаил Иванович Сошественский был арестован по обвинению в «пропаганде, агитации, содержащих призыв к свержению, подрыву или ослаблению советской власти» (статья 58−10 УК РСФСР) и решением заседания тройки ОГПУ г. Саратова административно выслан на три года вольной ссылки в Читу (Забайкалье). Наказание отбыл полностью. Дочери Михаила Ивановича рассказывали, что одной из причин преследования отца Михаила был отказ нарушить тайну исповеди по требованию НКВД.

В семье Сошественских сохранилось свидетельство о том, что в советские годы от зятя отца Михаила, мужа его дочери Елены, перед поступлением на работу в военный комиссариат Сталинграда потребовали отречься от тестя, что ему и пришлось сделать. И когда Елена Михайловна со слезами рассказывала об этом отцу, будущий новомученик утешал ее и говорил, что не осуждает ее мужа и не держит на него никакого зла, поскольку тот сделал то, что должен был сделать ради своей семьи.

После отбытия ссылки власти не разрешили отцу Михаилу вернуться в Саратов. Один из его духовных детей помог ему с приобретением дома в г. Кирсанове соседней Воронежской области (27 сентября 1937 года Кирсанов отошел к Тамбовской области), куда отец Михаил и перебрался. В Кирсанове он стал служить в кладбищенской Космодамиановской церкви, через некоторое время был назначен настоятелем храма и благочинным кирсановских городских церквей.

Осенью 1935 года отца Михаила постигло новое испытание — у его супруги, Александры Тимофеевны, обострилась болезнь сердца. Он успел приехать из Кирсанова, чтобы попрощаться с ней, и у него на руках матушка Александра отошла ко Господу. Причиной смерти врачи указали сердечную недостаточность.

15 сентября 1937 года протоиерей Михаил снова был арестован органами НКВД. Когда его пришли арестовывать, он произнес: «Ну что же, значит, Господу так угодно», встал, перекрестился на иконы и ушел — уже навсегда…

При обыске у отца Михаила изъяли наградной серебряный крест, паспорт и тетрадку-помянник — более никаких вещей у него не было. До наших дней сохранился лишь паспорт, возвращенный летом 2004 года из архива УФСБ по Тамбовской области внуку отца Михаила, В. Г. Медоксу (†2005).

На момент ареста отец Михаил проживал в Кирсанове на улице Спортивной, д. 5. Во время следствия содержался в кирсановской тюрьме. Из материалов следственного дела видно, что истинной причиной его ареста послужило сопротивление священно- и церковнослужителей попыткам властей отобрать храм под зернохранилище.

В архивной справке УФСБ по Тамбовской области указывается, что в общей сложности «Сошественский Михаил Иванович… имел 5 приводов по признакам, попадающим под действие статьи 58−10 УК РСФСР, но к суду не привлекался».

Вместе с настоятелем был арестован весь причт храма: протоиерей Петр Цыпляковский, иерей Владимир Гибралтарский, протодиакон Валериан Миролюбов и председатель церковного совета мирянин Николай Степанков.

В деле сохранилось донесение осведомителя НКВД: «16 сентября 1937 года в камере предварительного заключения Кирсановского РО НКВД Сошественский, придя с допроса, в разговоре с Гибралтарским В.П. и Миролюбовым В.И. в присутствии арестованных между собой договорились о том, какие дать показания на следствии. При этом Сошественский сказал: «Братья, наши с вами цели и задачи ясны — вы должны понять, как нас притесняют за проповедование религии — будьте осторожны"… Диакон Миролюбов… продолжал: «Меня также спрашивали на следствии: какие вы с Сошественским, Гибралтарским, Ципляковским вели контрреволюционные суждения против советской власти? На что я ответил: никогда этого не было, мы, наоборот, были довольны советской властью»».

«В ходе допросов Сошественский М. И. полностью отрицал свою вину в создании контрреволюционной группы и борьбы против советской власти» (из ответа Управления КГБ СССР по Саратовской области на запрос внучки отца Михаила, Таисии Павловны Сошественской).

На первом же допросе следователь, сержант НКВД Ходыкин, задал священнику вопрос:

— Кого Вы лично из архиепископов поминаете о здравии?

— О здравии из архиепископов я лично поминаю: Вассиана, Венедикта, Иоанникия и ряд других.

— Вы поминаете о здравии врагов народа. Признаете это?

— Я не признаю, что они являются врагами народа. Я их поминаю о здравии как лиц, носящих священный сан.

Перечисленные отцом Михаилом архипастыри — правящие архиереи Тамбовской епархии святой Вассиан (Пятницкий; †1940) и Венедикт (Алентов; †1937) и Камышинский викарий Саратовской епархии Иоанникий (Попов; †1942). Их имена — свидетельство того, что посреди моря церковных расколов Космодамиановский приход и его настоятель сохранили верность канонической Церкви и ее архипастырям.

Гонители настолько не сомневались в исходе дела отца Михаила, что следователь на втором допросе назвал ему имена лжесвидетелей, давших показания против настоятеля кладбищенского храма и его сокамерников, на что священник заявил, что эти показания ложны и основаны на личных счетах. Виновным он себя вновь не признал: «Я даю следствию только правдивые показания. Контрреволюционной деятельности я не проводил».

Тем не менее решением заседания тройки Управления НКВД по Тамбовской области от 27 октября 1937 года отец Михаил был осужден по статье 58−10 УК РСФСР и приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор приведен в исполнение 18 ноября 1937 года. Новомученик был погребен в безвестной могиле — в материалах архивного уголовного дела сведений о месте захоронения не имеется. Кирсановскими краеведами было высказано предположение, что настоятель кладбищенского храма был казнен в Тамбове, в так называемой Охлябиной роще, и похоронен там же.

Иерей Владимир Гибралтарский был приговорен к 10 годам заключения в ИТЛ, протоиерей Петр Цыпляковский и протодиакон Валериан Миролюбов — к 8 годам лишения свободы, а Николай Павлович Степанков был расстрелян вместе с отцом Михаилом.

В настоящее время известна судьба лишь одного из трех сослужителей отца Михаила — протоиерея Петра Цыпляковского: он отбывал заключение в лагере г. Ивдель Свердловской области, где и умер 9 февраля 1942 года.

По протесту прокурора Тамбовской области уголовное дело по обвинению Сошественского М.И. рассмотрено судом 21 ноября 1956 года. Постановлением президиума Тамбовского областного суда решение тройки Управления НКВД по Тамбовской области от 27 октября 1937 года отменено, групповое уголовное дело в отношении Сошественского М. И., Гибралтарского В. П., Миролюбова В. И., Цыпляковского П. С., Степанкова Н. П. производством прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления.

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/01church/20 061 207.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru