Русская линия
Радонеж Елена Бочарова07.12.2006 

Венец жизни праведника — его кончина

Мало кто из наших современников лично испытал тяготы и скорби гонений на Православную веру в первой половине ХХ века. Многие очевидцы этого страшного, но, с другой стороны, славного времени, уже ушли из сей временной жизни. Но, остались еще на земле живые свидетели революционных злодеяний безбожников и хулителей святыни. Благодаря этим людям, по милости Божией, мы можем хоть немного понять, каково на самом деле было это время, и как страшно жилось буквально всем в нашей великой стране.

Славным это время я называю потому, что тысячи мучеников и исповедников смогли своей кровью засвидетельствовать любовь ко Христу. А страшным по той причине, что люди не выдерживали испытаний, предавали друг друга. И тем самым лишали себя Блаженной вечности. Погибали, не примирившись с Богом. Теперь потомки этих предателей несут наказания за грехи родителей, и тоже страдают, отлученные от Христа.

Вот, что вспоминала о годах своей молодости Зинаида Владимировна Жданова, автор книги «Сказание о житии блаженной старицы Матроны» (издание Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря, 1993 г.; книга посвящена памяти святой блаженной Матроны Московской, прославленный Церковью в лике святых в 1999 году):

«Время то было страшное: кругом исчезали люди. Повальные аресты, высылки, потери имущества и самой жизни. Дома родители говорили шепотом: за дверями всегда кто-то… В переулках и на самом Арбате, люди в черном пальто, стоящие в воротах, в подъездах и на углах. В школе учителя срывали кресты с шеи, срамили, унижали при всех детях. Запрещали ходить в храм, по праздникам запирали нас, детей, вечерами в школе, устраивая непристойные представления… Храмы взрывали на моих глазах, священников арестовывали, расстреливали и верующих людей также. Родители религиозно нас не воспитывали, так как соседи усердствующие писали записки в школу, что грозило потерей образования. Учиться в техникумах и институтах детям, у которых арестованы родители, было нельзя — не принимали… Из деревень потоки людей текли в Москву, спасаясь от разгула власти, никем не контролируемой. Кто не успел, тех хватали, сажали в теплушки и выбрасывали прямо в безлюдных степях Казахстана или Сибири. Гибли семьями с детьми. Имущество отбирали и тут же пропивали… В доме всегда стоял страх. Знакомых остерегались, так как НКВД вербовало людей неустойчивых и делало их секретными сотрудниками — „сексотами“. Мы, дети, выросли под этим гнетом».

Семья Ждановых проживала в Москве. Глава семейства — Владимир Иванович, занимал должность инженера. Жили обеспеченно, имели возможность помогать бедным. Известно, что в своем доме Ждановы приютили святую блаженную Матрону (в наше время мощи святой подвижницы благочестия находятся в Покровском монастыре города Москвы). Но, менее известно, что эта семья опекала и других блаженных. Одна из них — старица Матрона Степановна Конюхова. В народе ее называли — Дорогомиловская. Она жила в Москве, за Бородинским мостом, в Дорогомилове. Недалеко от Киевского вокзала. К ее домику, из красноватого цвета досок, вела узенькая улица. В домике были длинные сени, стояло два стола, на них две или три керосинки. Двери дома не запирались. В комнате, где жила Матушка, было два окна. В красном углу — иконы. У окошка стоял стол, слева кровать матушки, два стула, да диванчик для сестры Натальи…

Матушка Матрона принимала посетителей, сидя на кровати, в монашеском облачении. В старости она ослепла. Но, имея такую телесную немощь, была велика духом, прозорлива и очень добрая. Сестра Наталья была намного младше матушки. Она встречала людей с добром и лаской. Жили они очень бедно. Матушка Матрона просила Наталью: «Сходи к нашей Евдокии (мать Зинаиды Владимировны Ждановой), попроси белья…» Евдокия Михайловна помогала, заботилась о нуждах посланных ей Богом, нуждающихся в помощи людей.

К блаженной старице Матроне Дорогомиловской Зинаида Владимировна ходила лет с 12-ти до 18-ти (до 37 года). Она вспоминала, как матушка кормила грибным супом. Старица лечила людей едой.

А родилась Матрона Степановна Конюхова в 1848 году, происходила из русского крестьянского рода. В ранней молодости она была замужем. Супруги посещали церковь святых равноапостольных царей Константина и Елены, что в Тайнинском саду Московского Кремля. В народе ее называли церковью «Нечаянной Радости» в честь находящегося в храме этого чудотворного Образа Царицы Небесной (ныне икона находится в церкви Ильи Обыденного в Обыденском переулке). В храме служил протоиерей Валентин Амфитеатров. Однажды батюшка отозвал мужа Матроны и сказал ему: «Твоя жена через три дня умрет!» Муж ужасаясь воскликнул: «Без нее я и трех дней не проживу!» Тогда батюшка Валентин его спросил: «А ты можешь за нее умереть? Мне она будет очень, очень нужна». Муж с радостью согласился. Через три дня он умер, а матушка Матрона стала помощницей батюшки, приняв монашество.

Являясь преданной духовной дочерью известнейшего в Москве и далеко за ее пределами священника протоиерея Валентина Амфитеатрова (1836−1908), старица Матрона, после блаженной кончины пастыря, подвизалась в трудах сохранения о нем достойной памяти. Она была хорошо знакома с Анной Ивановной Зерцаловой (новомученица Анна прославлена Церковью в 2000 году), составительницей жизнеописания протоиерея Валентина. Матушка Матрона имела благодатные дары от Господа, и многие верующие обращались к ней за помощью.

Сестры во Христе Анна и Матрона были неразлучны вплоть до их ареста властями в 1937 году.

Знакомясь с содержанием допросов следственных дел управлением НКВД этих замечательных женщин-христианок, удивляешься двум фактам — полному неразумию и безграмотности тех, кто допрашивал обвиняемых, и утонченной мудрости, простоте ответов подвижниц веры Христовой. Радует искренняя, теплая любовь духовных дочерей к своему пастырю — отцу Валентину, даже перед лицом неминуемой участи — расстрела.

Вспоминаются яркие, как пламенеющая свеча, слова Анны Зерцаловой о вере: «Вера — драгоценное сокровище человека, это — великое богатство духа; это — великая услада души; с верой и сами скорби, сами страдания кажутся малыми, ничтожными. Радость по Бозе наполняет всю душу, все существо человека, и душа рвется в вышину, прославляя и воспевая Господа в торжественных гимнах… Верующая душа не боится смерти; она встречает ее радостно, спокойно, так как знает, что смерть приведет ее к Небесному Отечеству, в вечную страну нашей новой лучшей жизни. И разве Сам человеколюбец Господь не примет к Себе и не успокоит ту душу, которая стремится к Нему, горячо, блаженно любит Его, горячо, блаженно верует в Него».

Конечно необходимо теперь вновь упомянуть и о самом протоиерее Валентине. Бoльшую часть своей пастырской жизни батюшка отдал Москве — Боголюбивому и Богоспасаемому граду. Он служил в самом сердце столицы — Кремле. Сначала это был храм святых равноапостольных царей Константина и Елены, потом отец Валентин стал настоятелем Архангельского собора. Современник святого праведного Иоанна Кронштадтского, протоиерей Валентин был не менее известен в России. И сам протоиерей Иоанн почитал отца Валентина, благословляя обращаться за советами к Московскому пастырю.

Протоиерей Валентин был вдохновенным проповедником слова Божия, опытным старцем — духовником. Известно, что Господь даровал отцу Валентину дар прозорливости. По его молитвам люди исцелялись от душевных и телесных недугов. В 1902 году батюшка ослеп и принимал страждущих дома. Кончина пастыря последовала в 1908 году. Он был погребен на Ваганьковском кладбище. К островку милости и щедрот — драгоценной могилки отца Валентина стали стремиться люди, нуждающиеся в заступничестве пастыря. За великий дар утешать скорбящих, отца Валентина с любовью называли «Московский утешитель».

Массовое паломничество к месту погребения праведника требовало постоянных трудов, ухода за могилкой. По документальным источникам стало известно, что здесь кормили нищих, распространяли между почитателями пастыря фотографии с его изображением, книги о его жизни. Здесь собирались и записывались случаи чудесных исцелений по молитвам угодника Божия. С могилки люди уносили горсточки земли, которая врачевала недуги.

После кончины пастыря, почти три десятилетия его могила являлась храмом под открытым небом для всех, притекающих к ней. Хочется верить, что духовные чада пастыря были дружны и помогали друг другу в важном деле — сохранении памяти о святом. К сожалению в данное время известно только о двух подвижницах — Анне и Марии. Но милостью Божией, надеюсь, будут открываться все новые и новые имена, которые станут украшением Церкви и в назидание нам.

…Наступало время репрессий. Власти решили разогнать молящихся у могилы отца Валентина. По свидетельству очевидцев, безбожники шли на разные меры расправы со святым и его почитателями. Надмогильный холм цементировали, чтобы люди не могли брать горсточки земли. Верующим запрещали приближаться к месту упокоения их заступника и утешителя. Противление грозило расправой. Здесь дежурили «люди в штатском». Неоднократно происходили столкновения властей с верующими. Духовные чада отца Валентина были людьми крепкой веры и стойко, до конца, отражали натиски воинствующих безумцев. Какое число жертв этого мужественного противостояния христиан за сохранение могилы отца Валентина — неизвестно. По всей вероятности оно было значительным. Наконец, власти решились на новое злодеяние — вскрыть могилу батюшки и убрать его останки. Но, по свидетельству очевидцев, из могилы поднялся огонь, а гроб стал уходить ниже в землю. Поэтому властям ничего не оставалось делать, как дать распоряжение вновь засыпать могилу. Надмогильный крест отца Валентина был вырван из земли (чудом сохраненный до наших дней, крест пастыря находится в храме Благовещения в Петровском парке города Москвы и почитается как святыня). Были также сняты кресты на могилах родственников батюшки — его супруги Елизаветы и сестры супруги Марии Ивановны Чупровой, находящиеся в одной ограде. В процессе борьбы с верующими, впоследствии, были уничтожены и ближайшие к могиле отца Валентина надгробия над захоронениями людей. А в 40-х годах «на очищенном участке» был возведен мемориал воинам Великой Отечественной войны. Но и по сей день неизвестно, какая тайна сокрыта под видимостью воинского мемориала.

Документ, выданный мне организацией «Москомнаследие», которая курирует Ваганьковское кладбище, говорит о том, что сведений о захоронении воинов на данном участке расправы с памятью об отце Валентине — не имеется. Именно поэтому участок братских захоронений Ваганьковского кладбища до настоящего времени не взят под Госохрану. Сотрудница «Москомнаследия» госпожа Надежда Александровна Ланчикова (зам. начальника управления научно-методического обеспечения и организации экспертизы объектов наследия, их территорий и зон охраны) в 90-х годах свидетельствовала, что воины были захоронены на другом участке кладбища и над их останками появились могилы других людей. Предполагаю, что под каменными плитами мемориала, где захоронен протоиерей Валентин Амфитеатров, могут находиться останки мучеников — жертв репрессий, духовных чад отца Валентина, о чем умалчивают государственные инстанции. Если угодно будет Богу, тайна эта откроется.

В 1937 году были арестованы властями Анна Ивановна Зерцалова и Матрона Степановна Конюхова. Странно было бы утверждать, что только две преклонного возраста женщины мужественно стояли за сохранение могилы отца Валентина. Но, это раскроет нам будущее.

Вернусь к повествованию о блаженной старице Матроне Дорогомиловской. Ее жизнь была предопределена еще в молодости молитвами великого пастыря. После кончины мужа она приняла монашеский постриг. По свидетельству Зинаиды Владимировны Ждановой*, которая общалась с почитателями блаженной Матроны, одна из посетительниц матушки — Настя Хирова рассказала, что старица была пострижена в схиму. Она вела очень строгий образ жизни.

Венец жизни праведника — его кончина. Если Господу угодно, для нашего вразумления, Он открывает казалось бы невозможное. Кто бы мог представить, что многие следственные дела НКВД окажутся доступными ради прославления многих тысяч имен мучеников. Из следственного дела Матроны Степановны Конюховой как древо истинной веры, вырисовывается сила духа, черты стойкости, правды, не сломленные ни угрозами, ни пытками, благородное спокойствие подвижницы перед лицом смерти. Этот свет веры, дорогой читатель, да укрепит нашу немощь. Мы не знаем, как закончится наша жизнь. Но главное, чтобы последний ее вздох был отдан Господу, как последний дар.

7 ноября 1937 года Матрона Степановна Конюхова была приговорена к расстрелу. 15 декабря матушка была расстреляна на полигоне в Бутово под Москвой.

Накануне, 31 августа, после ареста блаженной Матроны состоится ее допрос в НКВД. А после расстрела папку с делом аккуратно положат на полку в архив, не догадываясь, что через несколько десятилетий верующие, как святыню возьмут в руки эти тайные документы и раскроют, внимательно следя за каждой строчкой…

Вопрос следователя:

— Объясните цель посещения вас вашими почитателями.

Ответ:

— Мои почитатели приходили ко мне для того, чтобы оказать мне материальную помощь, посоветоваться о своих делах, у кого кто-нибудь заболеет или арестуют — опять идут ко мне посоветоваться, как им быть. Я им посоветую, чтобы все терпели и молились. Направляла их в церковь и на могилу к умершему священнику Валентину Амфитеатрову. Также ко мне обращались и спрашивали, вступать ли в колхозы. Я в этих случаях давала уклончивые советы, говорила: «Смотрите сами, вам виднее, где народ живет лучше. Если можешь потерпеть, конечно, лучше не вступать, потому что если вступишь в колхоз, то придется тебе забыть Бога». Были случаи, когда ко мне приходили возвратившиеся из ссылки и спрашивали, как им получить документы, как прописаться или же возвратить отобранное у них имущество. В этих случаях я им могла только посоветовать больше молиться.

Вопрос:

— Следствие располагает данными, что вы среди верующих выдавали себя за блаженную и прозорливую. Это подтверждаете.

Ответ:

— Да, мои почитатели считают меня блаженной и прозорливой. Но я сама этого никому не говорила.

Вопрос:

— Следствие располагает данными, что вы на могилу священника Валентина Амфитеатрова организовывали паломничество и выдавали его за святого. Вы это подтверждаете?

Ответ:

— Да, я — Конюхова Матрона Степановна, не отрицаю того, что умершего священника Валентина Амфитеатрова прославляю, как святого и всех своих почитателей направляла на его могилу. Для прославления умершего священника Валентина Амфитеатрова я своим почитателям рассказываю о происшедших исцелениях по его молитвам, как при его жизни, так и после смерти на могиле, распространяю его фотокарточки, его жизнеописание. Мы, почитатели священника Валентина Амфитеатрова, подготавливаем открытие его мощей, ведем записи всех происшедших исцелений как при его жизни, так и после его смерти, которые в рукописях распространяются среди его духовных детей и моих почитателей для прославления.

Матушке Матроне, слепой старице, которой исполнилось 89 лет, была решением тройки при НКВД назначена высшая мера наказания — расстрел. Она обвинялась как участник контрреволюционной церковно-монархической группы. Как контрреволюционер, она прославляла имя своего духовного отца и распространяла провокационные слухи о происходивших чудесах по молитвам отца Валентина. Проводила многочисленные приемы своих почитателей **.

Следователями дерзко, безбоязненно осуждалась вера и любовь. На смену новыми властями вывешивались лозунги ложной свободы, ложного братства.

Сейчас мы с болью оглядываемся в прошлое, пожиная плоды безумия. Мысли о жертвах, мучениях, тюрьмах, лагерях леденят сердца. Но, среди этой тьмы, как белые лебеди на грозовом небе отчетливо видны имена тех, кто все это пережил, но достиг Царствия Христа.

Ныне вечно радуются мученики и исповедники Российские. Они смотрят с Небес на нас. Они молятся, чтобы и мы не сдались перед натиском зла и насилия. Они ждут нас в прекрасном Раю, где вечно прославляется Бог.

7 мая 2003 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви было принято решение о сопричислении к лику святых угодников Божиих мученицы за Христа Конюховой Матроны Степановны.*** Ее прославление промыслительно совпало с днем Ангела протоиерея Валентина. Это был подарок духовному отцу, воспитавшему достойную духовную дочь — светлого Ангела Церкви Христовой. Это была радость и для нас, почитателей памяти отца Валентина.

Святой праведный отче Валентине,
Святая мученица Анна,
Святая мученица Матрона,
Молите Бога о нас!

город Москва, 2006 год.



* Зинаида Владимировна Жданова в годы репрессий так же не избежала ареста, испытала ужасы допросов, пыток на Лубянке, прошла советские лагеря.

** ГАРФ, ф. 10 035, д. п — 76 575, т.1.

*** К сожалению, в настоящее время документально не подтверждено, где и в какое время Матрона Степановна Конюхова приняла монашеский постриг. Поэтому она прославлена в лике мучениц. Но вероятно, что документальные сведения будут найдены и тогда святая будет почитаться как преподобномученица.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2118


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru