Русская линия
Независимая газета М. Данилов30.01.2002 

Коранический императив «исламского джихада»
Уступка даже пяди палестинской земли здесь рассматривается как предательство веры

Новое обострение ситуации на Ближнем Востоке грозит окончательно похоронить надежды на примирение между палестинцами и израильтянами, порожденные было призывом к прекращению огня, озвученным главой Палестинской национальной администрации Ясиром Арафатом в телеобращении от 16 декабря. Радикальная палестинская оппозиция, в том числе движение «Исламский джихад», заявившее поначалу о своем временном отказе от вооруженной борьбы, вновь возвращается к методам интифады.
Американский политолог Храир Декмеджан насчитал 175 организаций «политического ислама» на Ближнем Востоке. 120 из них имеют радикальную направленность. К числу последних, как известно, и относится движение «Исламский джихад». «Джихад» изначально выступал резко против мирного урегулирования «на условиях, выгодных израильской стороне», именно таким образом характеризуя соглашения, заключенные в Осло в 1993 г.
«Исламский джихад» был основан группой радикально настроенных исламистов, которые в начале 1960-х годов вышли из весьма влиятельной в Египте нелегальной мусульманской организации «Братья-мусульмане». «Джихад» никогда не питал ни малейшего уважения к ООП, считая ее порождением Лиги арабских государств, а Ясира Арафата ставленником египетского президента Гамаля Абдель Насера.
Основные положения программы движения сводятся к следующему: 1. продолжение джихада против евреев, сопротивление договору, подписанному в Осло, и нормализации отношений между Израилем и исламской нацией (общемировой мусульманской общиной — уммой); 2. отказ от любых выборов, крышей для которых станет договор в Осло; 3. принципиальное непризнание ООП, даже если она очистится от «продажных элементов»; 4. ислам — это образ жизни, источник силы и продолжения джихада. Если говорить об отношениях с другими организациями палестинской оппозиции, то «Джихад» стремится в первую очередь к сближению с ХАМАС. Отношение «Джихада» к правителям арабских государств однозначно: все они безбожники.
Идеологическим отцом «Джихада» был Саид Катб, один из лидеров «Братьев-мусульман», который провел более 10 лет в насеровских тюрьмах, где подвергался пыткам. Написанная им в тюрьме книга, опубликованная в 1964 г., тотчас же стала манифестом радикальных исламистов. Она провозгласила решительный отход не только от традиционной исламской доктрины, учившей преодолевать противоречия среди мусульманских правителей ради единства уммы, но также и от религиозно-идеологических догм «Братьев-мусульман». Саид Катб даже объявил насеровский режим «неисламским государством» — «менее исламским, чем монархический и даже британский Египет».
Хотя в 1948—1951 годах Катб учился в США, он, как и многие другие радикальные исламисты, учившиеся в Америке, ненавидел эту страну, Запад и особенно евреев. Он цитировал в своей книге достопамятные «Протоколы сионских мудрецов» как «доказательство» того, что евреи всегда выступали «за материализм, животную похоть, разрушение семьи и общества». В Египте за свои взгляды его даже уволили с должности учителя государственной школы.
Идеи Саида Катба составили философско-идеологический фундамент программы и деятельности «Исламского джихада». Асад Тамими и другие руководители «Джихада» считают себя учениками Саида Катба и разделяют его взгляды, неприятие заимствования арабскими режимами западной системы ценностей и мысль о том, что каждый, даже самый благочестивый мусульманин, должен участвовать в священной войне против «сатанинских сил».
Так, Асад Тамими в своей книге «Разрушение государства Израиль — коранический императив» стыдит арабских националистов за потерю Палестины и «продажу» арабских жизней. По его словам, арабские массы были преданы светскими националистическими лидерами и теперь ни единство, ни жертвы не спасут их. Только ислам может принести моральное и политическое освобождение. «Нельзя надеяться на арабских лидеров, — утверждает Тамими. — Они агенты христиан и евреев, которые сотрудничали с Западом, чтобы создать государство Израиль. В результате была потеряна Палестина, отданная сионизму».
Тамими упоминает о дискриминации евреев в средневековой Европе, но утверждает, что евреи «заслужили» эти преследования. Они владели банками, контролировали торговлю и отвечали своим преследователям «разрушением экономики этих государств с помощью обманов и коррупции, всюду сея раздоры и войну». По словам Тамими, оздоровительный процесс пошел только после исламской революции в Иране. Любовь Тамими к революционному Ирану легко объяснима: аятолла Хомейни финансировал «Исламский джихад».
«Упадок Америки уже начался, — вещает Тамими. — Участившиеся ураганы и наводнения на юге США были знаками божьего гнева. 20% калифорнийцев больны СПИДом — разве это не свидетельство возмущения Бога?»
Спонсируемый США «мирный процесс», по мнению Тамими, был «фарсом». «Исламский джихад» будет продолжать священную войну в Палестине. Прольются потоки крови ее мучеников, Израиль непременно будет уничтожен вместе с лакеями-коллаборационистами", — уверяет Тамими.
Первые ячейки «Джихада» появились в Газе в 1979 году — в год, когда Хомейни пришел к власти в Иране. Идеи Хомейни, его акцент на «действиях» оказались гораздо более привлекательными для молодых палестинцев, чем осторожная и нерешительная стратегия «Братьев-мусульман».
Хотя члены «Джихада» сунниты, им импонирует благоговейное отношение иранских шиитов к идеям джихада и мученичества. По их мнению, иранская революция доказала, что боевые отряды «шахидов» могут с помощью священной войны навязать исламский порядок даже превосходящим их в военном отношении странам. «Иранская революция, — заявил в одном из интервью шейх Тамими, — показала, что в наши дни ислам — это решение, а джихад — наиболее подходящее средство. А сердце борьбы ислама против Запада — это Палестина».
Спонтанно вспыхнувшая в конце 1987 г. в Палестине интифада стала неожиданностью для израильтян, ООП и иорданцев. ООП пыталась взять восстание под свой контроль, создав для этой цели Объединенное национальное командование. Арафат пригласил войти в него «Братьев-мусульман» и «Исламский джихад», предложив всем объединиться. Последовал отказ «Исламского джихада». Отказался и лидер радикального крыла «Братьев-мусульман» шейх Ясин, который основал ХАМАС, претендовавший на руководство всеми политически активными палестинцами-мусульманами.
По оценке израильских спецслужб, к 1987 г. число членов «Джихада», его сторонников и сочувствующих составляло от двух до четырех тысяч.
Однако к середине 1988 г. «Джихад» охватил кризис. По ячейкам организации прокатилась волна арестов, в тюрьмы попало несколько его лидеров. Образование ХАМАС, в свою очередь, привело к новому расколу в среде палестинского сопротивления.
Кроме того, организационная структура «Джихада», состоявшего из секретных и изолированных ячеек, плохо сочеталась с обширной сетью мечетей, школ, больниц и благотворительных учреждений «Братьев-мусульман». Создавалось неверное впечатление, что военным крылом последних является именно ХАМАС. В то же время к 1988 г. единственным серьезным противником ООП в Палестинском движении сопротивления остался ХАМАС.
Согласие ООП присутствовать на Мадридской мирной конференции в октябре-ноябре 1991 г., где палестинцы были представлены совместной с иорданцами делегацией, привело к новым расколам среди участников палестинского сопротивления. В очередной раз раскололся и «Джихад».
Соглашение в Осло от 13 сентября 1993 г. было единодушно осуждено радикальными исламистами, в том числе ХАМАС и «Исламским джихадом».
Руководители «Джихада» издали специальную «фатву», в которой говорилось, что «любая уступка даже пяди палестинской земли может рассматриваться как отступничество от веры и предательство». Это привело к новому резкому обострению отношений между «Джихадом» и ООП.
Создание ХАМАС, побочного продукта интифады, стимулировало сопротивление палестинцев на территориях, оккупируемых Израилем, и в самом Израиле. Публиковавшиеся в городе Умм-аль-Фахм, ставшем оплотом радикального исламизма, палестинские газеты и журналы печатали подробные обзоры хода интифады и призывали собирать пожертвования для семей палестинцев, брошенных в израильские тюрьмы. В этих изданиях публиковались поэмы и очерки палестинских авторов, а также письма, в которых израильтяне сравнивались с германскими нацистами, отрицался Холокост, а израильтян называли «новыми крестоносцами» и «учениками Сатаны». В этой прессе печатались также лозунги ХАМАС и «Джихада», самый популярный из которых был «Евреи! Помните о Хайбаре. Армия Мухаммада обязательно вернется!» (Хайбар — арабский оазис, где Пророк истребил евреев, бежавших из Медины).
Как писала известная исследовательница политизированного ислама американская журналистка Юдифь Миллер, радикальные исламисты сделали ужасные тактические ошибки: это кампания против туризма в Египте, от которого зависят благосостояние и даже жизнь многих египтян, и убийства отказавшихся от чадры женщин и светских интеллигентов в Алжире, вызвавшие резкое неприятие массы алжирцев".
Речь идет также о том, что «Исламский джихад» взял на себя ответственность за множество нападений на мирных израильтян. Одно из самых известных — нападение в январе 1990 г. на израильский туристический автобус около Каира, в результате которого 9 израильтян были убиты и 12 ранены. В октябре 1992 г., через несколько месяцев после того, как алжирское правительство отказалось признать победу на выборах Исламского фронта спасения (ИФС) и решило сокрушить радикалов силой, «Джихад» возобновил кампанию против туристов в Египте. Руководители исламистов в ближневосточных странах извлекли из алжирского опыта такой урок — не стоит рассчитывать на выборы и другие мирные пути к власти. Впрочем, из опыта крутых репрессий против радикалов в Сирии и Египте многие поняли, что поблажек им не будет.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru