Русская линия
Зеркало недели Дмитрий Полюхович26.01.2002 

Шаг на Восток
Киев, возможно, станет еще и столицей греко-католиков…

Складывается впечатление, что в период парламентских выборов даже высадка марсиан на майдане Незалежности будет подана средствами массовой информации как что-то заурядное и второсортное. За примером далеко ходить не надо. Пока на прошедшей неделе все отечественные СМИ смаковали очередной предвыборный скандал, почти незамеченным прошло событие действительно исторического значения. Из серии тех, что после включаются в школьные учебники. Но в новостях этому событию, в лучшем случае, было посвящено пару предложений, сказанных скороговоркой в самом конце выпуска.
Речь идеи о заявлении главы Украинской греко-католической церкви Любомира Гузара о переносе своей резиденции из Львова в Киев. Перефразируя пролетарского вождя, «событие, о котором давно говорили аналитики в области межконфессиональных отношений, — свершилось!». Греко-католическая церковь, долгое время в Украине остававшаяся самой организованной и мощной, но все же узкорегиональной религиозной организацией, начала решительное наступление на Восток. О том, что такое готовится, было известно давно. Взять хотя бы принятое в середине девяностых годов решение руководства УГКЦ, что в определенных случаях церковная служба может вестись и на русском языке. Еще в 1989 г. это казалось немыслимым… Правда, до последнего времени греко-католические общины в Восточной Украине были немногочисленными и в основном объединяли выходцев из той же таки Галичины.
В Багдаде все спокойно?
Церковная жизнь в Украине после бурных событий конца восьмидесятых — начала девяностых к 2000 году более-менее стабилизировалась. Представители Русской православной церкви, хотя регулярно и вспоминают об «униатском погроме трех православных епархий», в душе прекрасно осознают, что «погром» на самом деле был восстановлением статус-кво, существовавшего до насильственного присоединения Сталиным этих самых епархий к Московскому патриархату. Поэтому они никаких особо радикальных действий не предпринимают, фактически смирившись, что за Збручем уже «вотчина» УГКЦ. На востоке Украины, после бурного и скандального раздела православия на Украинскую православною церковь, Украинскую православную церковь — Киевского патриархата и Украинскую автокефальную православную церковь, ситуация тоже стабилизировалась. Незначительные рецидивы типа очередного конфликта «за храм», в счет не идут.
Сегодня главные усилия двух крупнейших православных объединений Украины направлены не столько на борьбу за души прихожан, и даже не на борьбу с конкурентом, сколько на борьбу за благосклонное отношение власти. Что, впрочем, вполне в православной традиции. Достаточно вспомнить, как князь Владимир крестил Русь. Разве что УАПЦ от этой практики отказалась. За что и поплатилась, пройдя в уже независимой Украине через полосу притеснений со стороны властных структур. Впрочем, процесс сращивания православных церквей с властными и политическими структурами взаимен. Священник с крестом и кропилом в последние годы стал такой же неотъемлемой частью официальной церемонии, как девушки в национальных костюмах с хлебом-солью. Сотни храмов по стране возводятся за деньги государственного и местных бюджетов, на средства депутатов и политиков… При этом почему-то забывается, что власть не может заставить поверить в Бога, так же, как и церковь не может заставить полюбить власть.
В обыденной же жизни большинство православных храмов, по определению Архиепископа УАПЦ Игоря (Исиченко), давно превратились в фирмы по предоставлению ритуальных услуг. Не придает авторитета Церкви и неразборчивость в добывании средств. В частности, одна из православных конфессий сегодня патронирует общенациональный рейтинг имени языческой (!!!) богини, в рамках которого широко раздает церковные награды. Рейтинг же этот давно получил прозвище «ярмарка тщеславия» (по слухам, на получение его «орденов» существует негласный прейскурант).
Нежелание и неумение значительной части православного духовенства участвовать в повседневной жизни своей паствы, проникаться ее чаяниями и заботами, а также почти полное отсутствие проповеднической и миссионерской деятельности привело к тому, что «каноническую территорию русского православия» начали активно (и весьма успешно) осваивать представители разнообразных протестантских и неохристианских церквей.
Иисус родился в Америке?
Иностранные, преимущественно американские, миссионеры начали активно осваивать Украину еще в самом конце восьмидесятых. Помнится, в Киеве в то время не было ни одного людного места, где бы ни маячили заезжие проповедники со своими мегафонами и дармовыми Библиями. Такая активность, умноженная на реальную и ощутимую социальную политику (забота об обездоленных, раздача гуманитарной помощи и т. д.), вскоре дала ощутимые плоды. Уже к 2000 году количество протестантских общин в Украине составляло 26,2% от общей численности всех религиозных общин, большинство в которых к тому же составляет молодежь и люди с высшим образованием. Да и рост их численности намного активнее, чем у православных. По данным УЦЭПИ им. А. Разумкова, уже сегодня количество протестантских религиозных организаций в Донецкой области и городе Киеве составляют более половины от всех действующих, а в Кировоградской, Запорожской, Черновицкой — немногим менее половины. Сегодня приходится констатировать, что, благодаря социальной и проповеднической пассивности священнослужителей традиционных церквей, отечественное православие с его более чем тысячелетней историей проигрывает перед заезжими миссионерами.
Для сравнения. Единственное место, где они потерпели поражение, это «униатская» Галичина. Во Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской областях количество протестантских и неохристианских организаций на сегодня составляет менее 10% от общего количества общин. Греко-католическая церковь с успехом выиграла битву, проигранную ее коллегами на Востоке.
Что будет завтра?
Решение о переносе резиденции лидера УГКЦ в Киев знаменует начало нового этапа в развитии религиозной ситуации в Украине и является, по сути, заявкой этой структуры на приобретение статуса общенациональной, а не региональной Церкви не только юридически, но и фактически. За митрополитом Любомиром Гузаром уже в ближайшее время через Збруч последуют сотни священников, в большинстве своем не обремененных семьями. За их плечами будут лучшие учебные заведения, глубокие знания не только в области религии, но и психологии и социологии. А в протянутых руках будут не кружки для пожертвований, а гуманитарная помощь.
Впрочем, представителям УПЦ и УПЦ-КП не стоит пока особо беспокоится. Ни на храмы, ни на приходы этих церквей греко-католики, скорее всего, претендовать не будут. Человека с уже определившимся вероисповеданием намного труднее убеждать, да и кому нужны лишние конфликты? Тем более что абсолютное большинство населения на востоке Украины, несмотря на заявленную религиозность и принадлежность к православию, по сути, являются атеистами. Религиозность среднестатистического украинца, наверное, наиболее метко выражена в анекдоте: «I що у т¦й церкв¦ ц¦кавого? Що не прийду — все паски святять…». Вот этот контингент и станет объектом самого пристального внимания отцов УГКЦ.
Учитывая то, что ни по миссионерской, ни по социальной активности на своей территории греко-католики ничем не уступят представителям протестантских и неохристианских церквей, а также то, что храмы и обряды униатов более соответствуют представлениям среднего украинца о Божьем доме, чем спортзалы и кинотеатры неохристиан, можно уверено говорить о том, что УГКЦ и на Востоке обречена на успех. А то, что до сегодняшнего дня ее активность по эту сторону Збруча особо не проявлялась, свидетельствует не столько о твердости позиций православия, сколько о нежелании самих греко-католиков эту активность проявлять.
Стоит ли беспокоиться?
Насколько это повлияет на позиции православия, зависит исключительно от самих православных. Как свидетельствует исторический опыт, влияние может быть, как это и ни парадоксально звучит,…самым благотворным. В XVII веке именно противостояние с униатами дало второе дыхание украинскому православию, побудив Церковь к развитию богословской мысли, просветительской деятельности, активизировало активность священников. Неудивительно, что в свое время, при подготовке реформирования (Никоновская реформа) закостенелого, насквозь пропитанного остатками язычества московского православия, царь Алексей Михайлович пригласил именно украинских богословов. В Московии же, где православие развивалось в тепличных условиях государственной религии, таких людей не нашлось.
Активизация УГКЦ на Востоке сможет, наконец, привести и к объединению украинского православия. Перед лицом организованного и сильного конкурента это станет жизненно необходимым.
Влияние может оказаться самым благотворным, если, почувствовав жесткую конкуренцию, отцы УПЦ и УПЦ-КП обратят, наконец, свои взоры не только к власти, но и к пастве. Вспомнят, для начала, что если бы апостолы так же, как они сейчас, просто ждали, пока к ним начнут приходить люди, то христианство умерло бы в зародыше. Пора уже им выйти к народу, а не дожидаться, что Президент или правительство, как когда-то Св. Владимир, скажут: «А кто не придет креститься на реку — тот враг мне (со всеми вытекающими для ослушников последствиями)». И только на пользу Православию будет, если отцы Церкви вспомнят, что о человеколюбии можно не только говорить. Пока же в Киеве, украшенном куполами десятков православных храмов, почему-то, социально незащищенными опекаются преимущественно протестанты…
Если же реакция УПЦ и УПЦ-КП сведется исключительно к организации крестноходовых «маршей протеста», как это делали сторонники Московского патриарха накануне визита Папы Римского, да призывов к властям «не допустить!», что ж… Лет эдак через 20−30 им уже никого, кроме себя, не придется винить, что они окажутся в абсолютном меньшинстве.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru