Русская линия
Время MN О. Романцова10.01.2002 

Святочные игры

Рождественские концерты в БЗК и в Зале им. Чайковского редко собирают полный зал. Выступления церковных хоров или известных музыкантов с духовными сочинениями русских и западных композиторов обычно проходят традиционно, чинно и скучновато
Концерт в первый день святок в Зале им. Чайковского стал приятным исключением из общего правила. Московская филармония в сотрудничестве с культурным центром «Дом» показала праздничный проект «Вертеп».
Раньше организаторы музыкальных экспериментов старались не касаться православной тематики. Но композитор-минималист Павел Карманов, принимавший участие в одном из самых интересных проектов последних лет «Страсти по Матфею-2000», решил расширить привычные для слушателей рамки и сделал композиционным центром своего проекта «Вертеп» устную, долитературную драму «Смерть царя Ирода». Источником ее сюжета стало предание о Рождестве Христовом, избиении младенцев по приказу Ирода и наказании злого царя, дерзнувшего поднять руку на Христа.
Во время представления «Смерти царя Ирода» было принято исполнять церковные рождественские песнопения и посвященные празднику духовные стихи. Реконструкцию народного обряда несколько лет подряд показывал в своей «Рождественской программе» ансамбль древнерусской духовной музыки «Сирин».
Карманов сократил традиционные песнопения, придумал для них новые обработки и сочинил оригинальную музыку. Он привлек для участия в «Вертепе» лучших исполнителей, с успехом выступающих в авангардных акциях как на сцене «Дома», так и за ее пределами, — группу OPUS-POSTH под руководством Татьяны Гринденко, Ансамбль ударных инструментов под управлением Марка Пекарского и соединил их с Камерным оркестром «Гнесинские виртуозы» под руководством Михаила Хохлова и рок-группой «Вежливый отказ» под управлением Романа Суслова (Карманов уже много лет играет в ней). Необычное название проекта (у нас этим словом принято называть кукольные представления) объяснялось очень просто. На Западе вертепными считаются театры, разыгрывающие истории, связанные с Рождеством.
Пространство Зала им. Чайковского оказалось идеальным местом для проведения подобных акций. Над сценой висели полотнища с изображением диковинных птиц и загадочный звуковой объект DOODLZAK художника Теодора Тэжика, напоминающий огромную волынку.
Певцы из ансамбля «Сирин» стояли на балконе, спускались на сцену по лестницам и снова взбирались наверх. Нужные для действа детали — корона Ирода, солдатские портупеи, платок Рахили, оплакивающей своих детей, — вываливали на сцену прямо на глазах у зрителей из огромного мешка, похожего на мешок Деда Мороза. Наивное рождественское представление навевало благостные мысли, но тут в дело вмешался «Вежливый отказ». И оказалось, что «Смерть царя Ирода» легко может превратиться в современную рок-оперу, захватывающую, как «Иисус Христос-суперстар». Ирод, восседавший на троне, падал от удара Смерти под бурную импровизацию «Вежливого отказа», сплавляя воедино стиль рок-музыки и фольклорного представления.
Впрочем, эта идея не блещет новизной. Музыка, сочиненная Кармановым для «Вертепа», тоже не добавила новых красок к портрету композитора. Пожалуй, экспериментатором в этой ситуации выступила администрацию Зала им. Чайковского, согласившаяся перенести «Вертеп» на свою сцену.
И все же новый проект можно назвать удачным. Уже давно в этом академическом зале не выступало столько талантливых исполнителей одновременно.
В финале «Вертепа» возникла долгожданная атмосфера рождественского праздника. Думаю, большинство зрителей (среди них были не только посетители «Дома», но и завсегдатаи Зала им. Чайковского) не отказалось бы подняться на сцену и сыграть вместе с кем-нибудь из исполнителей.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru