Русская линия
Радонеж06.12.2006 

Трудности с артикуляцией или Вера как лингвистическое затруднение
От редакции

Вновь и вновь приходится обращаться к вопросу о возможности преподавания в средних школах России традиционной для русского народа православной культуры. Кажется, уже все pro и contra были многократно рассмотрены и всесторонне обсуждены. Вроде бы, вопрос ясен — раз 60% населения желает введения преподавания этого предмета для своих детей (это подтверждено достоверными данными опросов, проводившихся авторитетными социологическими службами), то и спорить не о чем: демократия ведь подразумевает исполнение исполнительной властью желания единственного законного суверена — народа. Но это — если демократия.

Министерство образования, будучи властью особенно исполнительной, для начала обратилось в Общественную палату с просьбой рассмотреть вопрос о возможности изучения религиозной культуры в средней школе. А то, вишь, в четырех субъектах Федерации дерзнули, не спросясь у министерства, вводить ненавистную православную культуру в сетку часов, как часть регионального образовательного компонента.

Общественная палата, однако, не оправдала надежд Минобрнауки и как раз про демократию г-ну Фурсенко и напомнила: «Демократический характер российского государства предполагает возможность удовлетворения специфических образовательных запросов и интересов представителей разных мировоззренческих групп в российском обществе». При этом было отмечено, что «добровольность и возможность выбора должны быть основными принципами при изучении в государственной школе той или иной религиозной культуры». Только вот под «возможностью выбора» — имеется в виду не выбор «учиться или не учиться», а выбор между изучением культуры различных религиозных традиций, или чтобы «для тех, кто отказался от изучения курсов религиозной культуры, в это же учебное время было организовано изучение философско-этических, философско-культурологических учебных курсов (этика, история этики, философская культура и этика и т. п.), формирующих нравственную культуру человека на основе нерелигиозных мировоззренческих подходов».

Правда, министерству оставлена и лазейка: «Оценить соотношение образовательных запросов на изучение курсов религиозной культуры разных конфессий и курсов философского религиоведения на нерелигиозной мировоззренческой основе со стороны граждан, соответствующих мировоззренческих групп в обществе». Наше министерство вполне может «оценивать и обобщать мировой опыт» еще любое заданное количество лет. Это при том, что поинтересоваться, как именно налажено дело у тех, кто его давно наладил, следовало бы до того, как начинать доказывать, что его вообще нельзя наладить.

Но министерству и этого показалось мало, и, не дожидаясь мнения Общественной палаты, оно решило навсегда пресечь самую возможность разговора о преподавании какой-то еще православной культуры в составе регионального образовательного компонента, что называется, «на корню». Посредством полного упразднения… самого регионального компонента. Разработали образовательные правоведы проект таких вот поправок в закон об образовании и собираются предложить его Госдуме. Так сказать, «не доставайся же ты никому"…

Впрочем, дело, как представляется, не только в этом.

В ноябре в журнале «Эксперт» был напечатан текст заместителя руководителя Администрации Президента РФ В. Суркова «Национализация будущего: параграфы pro суверенную демократию». Публикация вызвала многочисленные отклики, что неудивительно, учитывая авторство. Бдительные православные комментаторы сразу же отметили, что в тексте, чуть ли не вначале, декларируется необходимость (для власти, заметим) «создать новое общество, новую экономику, новую армию, новую веру». Мол, что это еще за «новая вера» такая? И чем это вам имеющаяся религиозная традиция не угодила? Между тем, проблема-то в том, что «параграфы» вообще не pro то — там и слова-то такого нет. Речь в тексте лишь о новой «гражданской вере», о будущей идеологии, которая, будучи усвоена гражданами, послужит объединению их в «справедливо организованное общество свободных людей». Национальная же духовная традиция — Православие — упомянута лишь однажды — как обладающая «уникальным опытом взаимопонимания с исламской общиной, иными конфессиями…». И только.

Мы уже отмечали недавно значительные трудности, испытываемые российской элитой при артикуляции слова «русский». Ну, вот и с «верой», похоже, то же самое — не «гражданской», а в Бога — не выговаривается она как-то…

Кстати, о «русском» — «параграфы» высказываются и pro это: «Величайшие русские политические проекты (такие как Третий Рим и Третий Интернационал)». «Третий Интернационал», как «русский проект» — это, конечно, сильно… А вот, что касается «Третьего Рима», не в том смысле, как его Сталин понимал, а на самом деле, как русской державы, которой Богом вверено быть хранительницей веры Христовой — так, во всяком случае, понимали этот «проект» святые, святитель Фотий Великий, например? Нет, ну как такое выговорить — тут и «Бог», и «вера», и «русская держава». Да никак…

О русских вообще выговорилось немного — в основном про толерантность и ксенофобию. Чтоб первая и никакой второй. Между тем, для устроения справедливого общества, ради которого и сочиняется новая вера, нужна не столько превращающаяся в новую мифологию толерантность, сколько исполнение закона — властью, для начала. Потому, что, например, толерантность власти к этнокриминалитету, как отмечено во время недавних событий в Карелии, как раз и препятствует «справедливой организации свободных людей» и способствует росту ксенофобии у людей, остро чувствующих несвободу и несправедливость своего положения.

Интересно, что там же, где сказано о необходимости создать «новую веру», говорится и о необходимости «доказать, что о свободе и справедливости можно и должно думать и говорить по-русски». Тут, может быть, все те же трудности с артикуляцией. О свободе и справедливости можно и должно внятно и четко говорить на любом языке, на который переведено Евангелие. Россия крещена тысячу лет назад, и сегодня российской элите, вероятно, нужно не только заниматься проблемами создания нового политического языка, но и уделить внимание православной культуре, с которой мы начали разговор.

Раз так, вернемся к проблемам просвещения в перспективе построения справедливого общества. В процессе обсуждения вопроса о православной культуре в Общественной палате, сообщают СМИ, очень убедительно выступал против отдельной религиозной культуры главный раввин России Берл Лазар, который говорил о том, что если уж и вводить в школах обязательный религиоведческий курс, то он должен быть общим и называться «Основы традиционных религий России». А изучение отдельных религиозных культурных традиций, мол, будет только разделять детей. Но вот что странно. Практически одновременно с этим обсуждением в ОП, промелькнуло сообщение ИТАР-ТАСС о том, что «главный раввин Федерации еврейских общин России Берл Лазар и мэр Москвы Юрий Лужков обсудили проблемы еврейского образования». И пришли к выводу, что налажено оно хорошо: как сообщили в пресс- службе ФЕОР, «Берл Лазар считает, что в Москве созданы условия для получения образования в соответствии с исповедуемой религией и традициями. В свою очередь, столичный мэр отметил, что считает важным, чтобы евреи не уезжали из России».

К сожалению, из сообщения неясно, сколько в России действует школ, в которых созданы условия для получения образования в соответствии с исповедуемой большинством русских религией и традициями русского народа. Но хорошо уже и то, что хоть что-нибудь из того, что считается важным — артикулируется.

От редакции

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2116


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru