Русская линия
Известия Игорь Ротарь10.03.2003 

Беспокойная провинция
Синьцзян-Уйгурский автономный район остается «головной болью» для китайских властей

Еще перед началом проходящей сейчас в Пекине сессии Всекитайского собрания народных представителей (парламента) руководство вооруженных сил страны выступило с грозным заявлением, предупредив «подрывные и сепаратистские элементы»: любая «враждебная вылазка» в дни работы сессии будет «нещадно пресекаться». Предупреждение, адресованное в первую очередь группировкам, борющимся за отделение от Китая населенного мусульманами Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР), пока возымело действие — ни новых терактов, ни диверсий, ни демонстраций в последние дни не происходило. Хотя из этого вовсе не следует, что обстановка в СУАРе стабильная и все проблемы автономии решены. В том, что это не так, своими глазами убедился специальный корреспондент «Известий», побывавший в «проблемном районе» на северо-западе Китая.
«Сегодня в частных разговорах можно критиковать коммунистов, однако под угрозой ареста нельзя высказываться в поддержку уйгурской независимости. В Китае даже стены имеют уши. Будьте предельно осторожны, если не хотите доставить нам неприятностей», — такими напутствиями встречали российского журналиста китайские уйгуры.
Синьцзян-Уйгурский автономный район — особый регион, гораздо больше напоминающий среднеазиатские республики бывшего СССР, чем остальные китайские провинции. Половина населения СУАРа — китайцы, столько же тюркоязычных народов мусульманского вероисповедания (42% уйгуров, 6,2% казахов, 1% киргизов).
Историческое название региона — Восточный Туркестан. В древности у уйгуров была мощнейшая цивилизация, оказавшая огромное влияние не только на Среднюю Азию, но и на Китай. В 1759 году под натиском маньчжурско-китайских войск уйгуры лишились своей государственности. Захваченные земли стали называться Синьцзяном (по-русски — «Новая граница»). Со времени включения СУАРа в состав Китая уйгуры восставали более 400 раз. В 1944 уйгурам даже удалось взять под свой контроль западную часть Синьцзяна и провозгласить Восточно-Туркестанскую республику. Но просуществовала она лишь до 1949 года.
Отношения между уйгурами и китайцами особенно обострились с начала 1950-го, когда Пекин начал массовое переселение китайцев в Восточный Туркестан. Если в 1949 году в Синьцзяне жило только 200 тысяч китайцев (10% населения), то сегодня их здесь — около 8 миллионов. В начале 90-х годов заявило о себе уйгурское сепаратистское подполье.
В отличие от соседних среднеазиатских республик, где коренное население бесконфликтно сосуществовало бок о бок с русскими, уйгуры так и не интегрировались в китайское общество. Уйгур, например, никогда не пойдет в ресторан, хозяин которого китаец, так как пища готовится там не по предписанным мусульманам правилам. По той же причине многие уйгуры отказываются ездить за пределы своего района, в «исконно китайские» провинции.
Считая, что уйгурский сепаратизм имеет ярко выраженную религиозную подоплеку, Пекин «принимает превентивные меры». Так, согласно неофициальной инструкции, мусульмане, работающие на государственных предприятиях, не имеют права посещать мечети под угрозой увольнения. Я лично видел вывески на мечетях, в которых говорится: посещение храма запрещено лицам, не достигшим 18-летнего возраста.
При этом Пекин с подчеркнутым уважением относится к национальной культуре уйгуров. Обучение в школе и институте ведется на уйгурском языке, есть уйгурское телевидение и радио, выпускаются уйгурские газеты. В китайской армии функционируют специальные кухни для питания солдат-мусульман.
Одновременно Пекин пытается справиться с сепаратизмом, вкладывая деньги в отсталую провинцию. Перемены действительно впечатляют. Так, еще десять лет назад основным видом транспорта в городах автономии были повозки с лошадьми и велосипеды, сегодня же местные жители в основном передвигаются на автомобиле. В середине 80-х годов столица СУАРа Урумчи была вся застроена типовыми пятиэтажками, а сегодня в центре города возвышаются шикарные небоскребы. Однако ожидаемых результатов эта политика, похоже, пока не дает. «Я не возьму с собой в могилу деньги, для меня гораздо важнее, чтобы чужеземцы на моей земле не мешали мне молиться Аллаху и жить по законам предков», — поведал мне один из местных жителей.
Положение осложняется тем, что на территории Центральной Азии (главным образом в Киргизии и Казахстане) живет около 400 тысяч уйгуров, многие из которых поддерживают «борьбу за свободу» своих соплеменников по ту сторону границы. В начале 90-х годов в Киргизии и Казахстане активно действовали организации местных уйгуров, связанные с сепаратистами в СУАРе. В Алма-Ате и Бишкеке проводились митинги в поддержку «справедливой борьбы уйгурского народа». С помощью своих людей, обычно маскировавшихся под «челноков», среднеазиатские уйгуры везли в Китай листовки, запрещенные книги. На территории Киргизии и Казахстана спасались от преследований китайских властей диссиденты из СУАРа. Однако с конца 90-х под давлением Пекина правительства этих государств пресекли политическую деятельность местных уйгуров.
Далеко не очевидно, что эти меры привели к желаемому результату. Местные сторонники уйгурской независимости просто ушли в подполье. 1 мая 1998 года в Оше, областном центре на юге Киргизии, было взорвано маршрутное такси, в результате два человека были убиты и 12 ранены. Через полтора года киргизские власти арестовали по этому делу пять человек. Согласно официальным данным, трое из них были китайскими уйгурами, прошедшими подготовку в лагерях Хаттаба в Чечне. В 2000 году в Алма-Ате оперативники вышли на подпольную квартиру уйгурских террористов из СУАРа. Подпольщики оказали сопротивление и были убиты в перестрелке. В том же году в Бишкеке за отказ пожертвовать деньги на нужды сепаратистского подполья в СУАРе был убит председатель культурно-просветительского общества уйгуров Киргизии «Иттипак» Негмат Казаков.
По словам руководителя Службы национальной безопасности Киргизии Калыка Иманкулова, уйгурские сепаратисты объединились с Исламским движением Узбекистана, образовав Исламское движение Центральной Азии. Их базы расположены в горных районах Афганистана. Подобное объединение обоюдно выгодно — как среднеазиатским исламским радикалам, так и уйгурским сепаратистам.
Урумчи

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru