Русская линия
День (Киев) В. Жлуктенко,
Д. Базыляк,
Л. Ившина,
Клара Гудзик
28.02.2003 

Муфтий Тамим Ахмед: «Наша задача — не дать использовать ислам в политических целях»

Недавно в гостях у «Дня побывал глава Духовного управления мусульман Украины муфтий Тамим Ахмед Мухамед Мутах. Арабское „муфтий“ означает „дающий разъяснение“, т. е. знаток шариата, принимающий решения по важным спорным вопросам жизни; решения, которые являются обязательными для всех правоверных мусульманской общины.
В Украине удельный вес ислама среди других религий сегодня относительно невысок. Согласно последним данным Государственного комитета по делам религий, в числе более чем 26 тысяч религиозных общин в стране насчитывается 450 мусульманских, большинство которых (329) находится в Крыму. Но из года в год число общин и верующих ислама заметно растет, в том числе за счет мусульман-украинцев. Это реальность нашей жизни, с которой невозможно не считаться. Если, конечно, мир и взаимопонимание между гражданами Украины разных религий и конфессий находятся среди наших приоритетов. Сейчас и в будущем.
Сегодня, как известно, ислам — очень актуальная тема в СМИ всего мира. Если попытаться отвлечься от чистой политики и политического терроризма, то на поверхность выступает глубинная причина конфликтов — неприятие „другого“, „других“ такими, какими они есть. По ироническим словам Оскара Уайльда, „другие“ — это, вообще, кошмарная публика». Тем более, что мы о них почти ничего не знаем. Что, впрочем, не удивительно, если вспомнить, что история мирных, нормальных отношений христиан-европейцев с мусульманами довольно «молодая» (не учитывая эпоху колонизации мусульманских народов). Иллюстрацией может служить такая маленькая история. В ХVIII веке в Париж приехал знаменитый на Востоке персидский ученый, поэт, полиглот, аристократ и красавец; он совершенно очаровал высший свет, но неизменно провоцировал вопрос: «Как это можно быть персиянином?!».
Мы надеемся, что «круглый стол» газеты «День», который собирает наших читателей, внесет некоторую толику в познание «другого».
— Сегодня все еще популярна теория американского политолога Сэмюела Хантингтона о конфликте цивилизаций. Как бы вы прокомментировали эту теорию, особенно сейчас, в свете событий вокруг Ирака?
— Необходимо различать конфликт цивилизаций и конфликт религий. На протяжении всей истории человечества имели место контакты разных цивилизаций, а представители разных религий сосуществовали в пределах одной цивилизации. Так, на Востоке буддисты, мусульмане, индуисты строили одно общество. Запад — новая культура, новая цивилизация, построенная по-другому, менее открытая, чем восточный мир. Поэтому и возникают сейчас разные толкования о существующем трении. Вспомним также, что в Европе на протяжении столетий имели место ожесточенные конфликты между представителями только одной религии — христианства. Ислам — это религия не для одной эпохи, не для одной цивилизации или одного народа. В Австралии, Северной Америке, Европе, Африке есть мусульмане. В Африке вместе живут и христиане, и мусульмане; разве можем говорить, что там борьба цивилизаций? И в Европе, и в Америке живут мусульмане. Так что понятие борьбы цивилизаций неверно.
— Как вы оцениваете готовящуюся войну в Ираке?
— Сегодня весь мир волнуется — как те, которые готовятся к войне, так и те, кто не хочет войны. Мы желаем, чтобы не было ни кровопролития, ни разрушений. Мир прошел через много войн, и какая из этих войн не имела страшных последствий?
Когда речь идет о политике, духовные лица не могут ничего сделать — мы можем только молиться. Желаем, чтобы мудрость восторжествовала и сохранился мир.
— Некоторые политики стремятся — ради завоевания электората — опереться на духовенство. Так, президент Путин встречался с духовными лицами ислама, очевидно, ради того, чтобы сгладить напряженность, источником которой является мусульманская Чечня. Как вы к этому относитесь?
— Россия — это особый вопрос. Когда там шла война между народом, который боролся за независимость, и целым государством — Российской Федерацией, тогда духовные лица как бы не имели к этому отношения. А когда стало понятно, что идет борьба против экстремизма, терроризма и ваххабизма, которые разрушили чеченское общество, тут понадобились духовные лица. Ибо экстремисты пользуются религиозными лозунгами, — необходимо защищать общество в целом, а также показать, что ислам не имеет отношения к терроризму. Это уже другой вид войны. И тут очень велика роль духовного лица.
— Уважаемый шейх, в нашей стране слышны голоса тех российских политиков, которые пугают Украину ростом исламского фактора в Крыму и, соответственно, увеличением влияния Турции. Поэтому они советуют поддержать позицию России в Чечне и объявить всех боевиков экстремистами. Какую позицию вы здесь занимаете?
— Каждый имеет свой взгляд на существующее положение. Наша задача — никому не дать использовать ислам для достижения своих политических целей. Тех, кто использует лозунги ислама ради того, чтобы установить и свой порядок, и свой ислам (такой, как ваххабизм, например), мы, конечно, никогда не поддерживали; мы всегда против этого.
— Ощущают ли украинские мусульмане какие-либо проявления недоброжелательности со стороны власти или общества? Как вы оцениваете уровень религиозной толерантности украинского общества?
— Государство в целом не мешает нам развивать свою деятельность, воспитывать мусульман в духе ислама, обеспечивать соблюдение религиозных ритуалов. Конечно, есть некоторые регионы, где сотрудники некоторых структур еще не совсем понимают, как работать с мусульманами. К тому же, кроме официального подхода, имеет место и другое отношение к исламу, в том числе со стороны СМИ или других структур, в частности, искажение информации об исламе. Дезинформация в мышлении некоторых сотрудников государственных структур приводит к тому, что иногда бывают задержки в решении весьма важных для нас вопросов. Но в целом, украинское государство дает нам полную возможность нормально работать и удовлетворять наши религиозные потребности. На уровне Президента, Администрации Президента, правительства или Верховной Рады у нас нет проблем.
Такое отношение объясняется, возможно, тем, что украинское общество издавна имело контакты с исламским миром. Во времена СССР многие арабские — исламские — государства напрямую контактировали с украинскими предприятиями; украинские специалисты бывали в Египте, Алжире, Сирии, Ираке или других странах, а также в Средней Азии. Многие выходцы с Востока женились в Украине на украинских или русских девушках. Сейчас отношениям и знакомствам помогают развиваться туристические поездки и мелкий бизнес. Важно то, что по характеру граждане Украины открыты, просты, любят дружить со всеми, поэтому в целом никаких затруднений в развитии наших отношений не ощущается. Правда, отдельные СМИ иногда раздувают какие- либо проблемы, связанные с мусульманами. И мы тем более благодарны газете «День» за объективное и глубокое освещение вопросов, связанных с жизнью мусульман Украины.
— Сегодня в Украине существует Духовное управление мусульман Украины, главой которого вы являетесь, Духовное управление мусульман Крыма и религиозно-политическое мусульманское образование в Донбассе. Нормальна ли эта ситуация для ислама, или же это отображение некого периода становления одной мусульманской общины? Каковы ваши отношения с мусульманами Донбасса и Крыма?
— Мы живем по законам Украины, которые предусматривают возможность регистрации каких-либо юридических лиц, в том числе и общественно-религиозных объединений. Между тем, принято, чтобы в каждом государстве религия имела одну юридическую организацию, одно духовное лицо во главе, чтобы верующие понимали, вокруг чего они объединяются, знали, куда они могут обратиться. Однако, в некоторых странах СНГ, в том числе в Украине, и особенно в России регистрировалось множество духовных центров. К сожалению, среди их основателей были и далекие от знания религии люди. Хотелось бы, чтобы те, кто принимает решения о регистрации религиозных объединений, задумывались о возможных последствиях.
Глава ДУМУ называется «муфтий». Это не простое слово, оно налагает обязательства; в первую очередь — знание Ислама, способность давать ответы на вопросы верующих. Мы не ограничиваем свою работу членами нашей общины. Наш духовный центр функционирует на всей территории Украины, находится в контакте со всеми — с общинами, и с имамами («имам» — духовный руководитель мусульманской общины), посылаем литературу, принимаем имамов или студентов на учебу.
Подчеркну, что деятельность ДУМУ не связана с какой-либо политикой. Мы против смешения религии и чьих-либо национальных или политических интересов. В частности, всегда предупреждаем о сомнительных намерениях (опасности экстремизма, терроризма) делегаций, которые собираются приехать в Украину.
— Сколько действующих мечетей на территории Украины, в частности, как идет строительство мечети в Киеве?
— Конечно, в Украине существуют районы компактного проживания мусульман и там издавна были мечети, молельные дома, мусульманские кладбища. Очень важно то, что сегодня мы строим первую в истории Киева мечеть. Вначале нам разрешили построить лишь молельный дом, что значит — без минарета. И хотя градостроительный совет дал добро на строительство настоящей мечети, до сих пор имеются административные сложности. Однако, мы надеемся, что город в конце концов даст разрешение возвести минарет, так как это с давних времен принято во всем мире. Тем более, что мы имеем полную поддержку со стороны властей. Ведь мечеть в столице — это лицо страны перед исламским миром. Отмечу, что сегодня во всех европейских странах имеются мечети.
— Много вопросов к вам возникает в связи с тем, что в нашем многоконфессиональном обществе все еще недостаточно знаний об обычаях людей разных религий. Вот, например, положение женщин, исповедующих ислам. В исламском государстве — это одна ситуация. А как быть в полинациональном украинском обществе, например, с таким правилом шариата — мужчина не должен прикасаться к чужой женщине (даже для рукопожатия). Что случается, например, в больнице, в каких-либо мастерских, магазинах и др. И как может соблюдать законы ислама человек, работающий на предприятии среди немусульман?
— В любой среде есть соблюдающий законы человек и есть не соблюдающий. Бывают также обстоятельства, когда верующий человек, помимо его воли, не может вести себя соответствующим образом. Человек сам решает — блюсти ему законы шариата или нет. Однако при всех обстоятельствах мусульманин имеет возможность соблюдать пост, молиться, соблюдать праздники; женщина — носить платок. Думаю, что если директор или хозяин фирмы (не мусульманин) понимает, что у его подчиненных — религиозный праздник, он не будет запрещать им его отмечать.
— Известно, что имамы, а тем более — муфтий часто помогают верующим советами при решении сложных жизненных вопросов. Это действительно так?
— Конечно; и по многим вопросам: как назвать ребенка, как сохранить семью, как заключать денежные и другие договора. Советую, чтобы человек жил честно, чтобы не совершал ошибочных поступков. Обращаются к нам также при магии или сглазе. Или по вопросам воспитания детей.
— К переводам Корана существует особенно бережное отношение. Есть ли перевод Корана на украинский язык?
— Как на русском, так и на украинском языке нет переводов, которые были бы корректными. К сожалению, многие люди, ставя перед собой чисто коммерческие цели, очень спешили опередить других, а не достигнуть верности оригиналу. Это очень непростой вопрос, и мы готовимся к этой работе.
Духовное управление мусульман Украины сейчас выпускает достаточно литературы, которая дает правильное представление о содержании Корана — толкования вопросов социальной жизни, семьи, здоровья и медицины, наследства, выполнения религиозных ритуалов и т. д.
— Известный украинский ученый востоковед Агатангел Крымский, внесший большой вклад в украинскую культуру, предлагал рассматривать священные книги не только как религиозное, а и как культурное явление. Поэтому русский язык — это хорошо только для тех, кто не знает украинский. Мы же заинтересованы в том, чтобы тексты Корана можно было бы читать и на украинском.
— Мы тоже в этом заинтересованы, но нельзя забывать о том, что большинство мусульман Украины — это представители национальных меньшинств, которые в большинстве даже свой родной язык забыли. Они вынуждены говорить на том языке, который понимает большинство. Но все-таки у нас есть сильное желание обогатить украинскую культуру и библиотеки переводом Корана. Но неправильные переводы — это хуже, чем их отсутствие. Например, в одном учебнике на русском языке, которым пользуются в вузах, дается совершенно искаженное представление об исламе. В результате — у людей других религий создается не только неправильное представление об исламе, но также — неприятие мусульманина. Такие переводы не развивают нормальные отношения между мусульманином и немусульманином. Надеемся, что Академия наук Украины, Институт философии, Министерство образования и науки и др. будут развивать с нами контакты. Общая работа, достоверная информация об исламе будут способствовать развитию нормальных отношений между членами нашего общества.
— Уважаемый шейх, думаю, что нашим читателям было бы интересно узнать, откуда ваши родители, где вы получали образование.
— Родители мои из Ливана. Я родился в Бейруте и свое религиозное образование начал с детства — учился в религиозной школе. После этого я учился в Украине — закончил КПИ по специальности «вычислительная техника-, системотехника». Был оставлен в аспирантуре для работы, связанной с локальными сетями для микропроцессорных систем.
Моя семья — жена и пятеро детей. Меньшей — три месяца, старшей — 14 лет. Жена — ливанка. Четверо детей родились здесь, в Киеве, они тут живут и учатся. И хорошо, без ошибок говорят по-украински — он для них почти как арабский.
Контакты в СССР с преподавателями исторического материализма и других подобных дисциплин дали мне толчок глубже изучать учение ислама, стремление глубже понимать религию. Поэтому учился в одном из известных в мире духовных университетов Ливана; имею несколько дипломов разных стран по разным направлениям ислама.
Но мой диплом по вычислительной технике и сетям также служит мне хорошую службу — я иногда сам участвую в ремонте нашей офисной техники, разбираюсь в программировании. Это сейчас мое хобби.
— Можно ли не приходить к вам за советом, а отправить свой вопрос по электронной почте и получить ответ?
— Почему нет? Можно. Так же, как по телефону.
— Уважаемый шейх! Прошу принять на память книгу «Укра§ на-Incognita», составленную по материалам газеты «День».
— Будем рады использовать материалы вашей книги для студентов Исламского университета, который действует в Киеве. Это — единственный университет на территории СНГ, который имеет аккредитацию дипломов в известном в мире ислама египетском университете. Кстати, слушатели нашего университета изучают историю Украины. Спасибо за приглашение и за подарок.
Должен отметить, что ваша газета всегда производит хорошее впечатление — она способствует развитию нормальных взаимоотношений между представителями разных религий в Украине, это газета — для интеллигенции.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru