Русская линия
Прочие периодические издания О. Губайдулин21.02.2003 

По ком звонит колокол
Караван (Казахстан)

Толстый слой черного ила алматинских Первомайских озер скрывает страшную тайну. В 1918 году здесь были расстреляны и брошены в воду полторы тысячи человек — монахини и воспитанники Новодевичьего монастыря. Большинство убитых были детьми…
Прежде Первомайские озера назывались иначе — Приютскими. Это название и по сей день не кануло в Лету, но вот смысл его для большинства утерян.
Впрочем, эту цель и преследовала советская власть: живи в народе память о той жестокой резне, которая была устроена здесь летом 1918 года, — было бы у советских людей одним местом отдыха меньше. А ведь строителю светлого будущего без отдыха никак нельзя — даже если он буквально зиждется на костях тех, кто эти озера обустроил. Вот чтобы он, строитель, не волновался, память и выжгли каленым железом, в те времена это умели.
Но однажды правда всплыла — в прямом смысле этого слова. В 1956 году власти задумали очистить Первомайские озера от густого ила. Были открыты шлюзы, и вместе с водой в каналы вынесло человеческие кости — множество костей. Детских. Разрубленных или с пулевыми отверстиями…
Прими валерьянку, читатель. Ведь и ты наверняка не раз отдыхал на берегах этих озер. Сейчас тебе откроется по-настоящему страшная тайна. Жуткая. Мы раскрыли ее, просто попытавшись узнать смысл этого названия — Приютские озера. Вот так: один незначительный шаг в направлении безобидного краеведческого исследования — и мы оказались на краю страшной бездны.
Их рубили шашками, но рука колоть устала…
По свидетельству настоятеля Свято-Сергиевского прихода отца Сафрония (приход как раз расположен на месте разрушенного Новодевичьего монастыря), в мутных водах Приютских озер скрыт кровавый след «борцов за светлое будущее», бойцов отряда специального назначения Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК).
84 года назад, летом 1918 года, российские чекисты, исполняя секретный приказ, хладнокровно расстреляли всех монахинь Новодевичьего женского монастыря и половину девочек-сирот, которые воспитывались при монастыре.
Небольшая историческая справка: в тот период красная власть объявила беспощадную войну «религиозному дурману». По всей огромной территории бывшей Российской империи прокатилась неудержимая волна убийств и насилия. Докатилась эта волна и до того сиротского приюта, что расположился в тихом местечке под Верным. Уничтожение Новодевичьего монастыря и массовая казнь его обитателей были проведены в полном соответствии с бесчеловечными планами большевиков.
Солдаты (как бы их сейчас назвали, спецназ) ВЧК вывели детей и женщин на берег в одном нижнем белье и, экономя патроны, сначала рубили несчастных шашками. Но вскоре, когда руки у палачей рубить устали, они расстреляли оставшихся из наганов и карабинов.
Бойцов отряда было немного, не более 30 человек. Но они не стали привлекать к своей кровавой миссии местных активистов. По их дьявольскому плану казнь должна была свершиться быстро и тайно. Поэтому, добив последних женщин и детей, палачи сами стали сбрасывать их трупы в воду.
А настоятельницу Новодевичьего монастыря постигла еще более страшная участь: мучители разорвали игуменью лошадьми.
Несчастные сами копали себе могилу
По мнению игумена Сафрония, причина того давнего зверства чекистов была очень проста. Настоятельница Новодевичьего монастыря, кроме своего духовного сана, раздражала большевиков еще и своим родством с царской фамилией. Эта женщина, имя которой история, к сожалению, не сохранила, являлась дальней родственницей российского императора Николая Второго. А созданный при монастыре детский приют пользовался покровительством его супруги, императрицы Марии Федоровны.
В этот приют направлялись девочки-сироты из самых дальних уголков России. Местность славилась мягким южным климатом и исключительной доброжелательностью местного населения. И сам монастырь, и приют при нем были заложены в середине XIX века.
Приют располагался на монастырской земле в нескольких больших корпусах. Девочки обучались вышивке и рисованию, сажали овощи. И самое главное: озера получили название Приютских, потому что были выкопаны руками детей и монахинь! Эту громадную работу они проделали для того, чтобы монастырь мог использовать искусственные водохранилища для полива своих фруктовых садов и огородов. Послушницы копали озера на протяжении нескольких лет. Копая землю, несчастные сиротки и монахини, конечно, не предполагали, что они копают свою собственную могилу.
Большевики, расстреляли только часть девочек, оставшихся в живых отправили куда-то в неизвестном направлении. Узнать их судьбу нам не удалось. Неизвестно и точное количество живших здесь послушниц. Но местные старожилы утверждают, что сирот было не меньше трех тысяч. Три тысячи! То есть, даже по самым скромным подсчетам, не меньше полутора тысяч были зарублены и расстреляны!
По какому принципу чекисты убивали или даровали жизнь, неизвестно. Игумен Сафроний предполагает, что, скорее всего, по классовой принадлежности.
Вместо монастыря — каменный Ленин
Один из местных старожилов, Анатолий Серафимович Нагорный, рассказывает, что после расправы над сиротами и монахинями власти разрушили и сам монастырь. А на месте сиротского приюта установили памятник Ленину.
Когда в 1940 году Анатолий Серафимович со своими родителями приехал сюда жить, о монастыре напоминал лишь чудом сохранившийся дом игуменьи и монастырские конюшни. В доме размещалась совхозная контора, а на конном дворе были оборудованы склады для хранения зерна.
По свидетельству Анатолия Серафимовича, о той давней трагедии ему рассказал один из стариков-односельчан. В годы войны народ об этом расстреле старался даже не вспоминать: слишком суровый был режим.
По словам Анатолия Серафимовича Нагорного, впервые завеса над страшной тайной массовой казни была приподнята в 1956 году.
Тогда местные власти задумали вычистить заилившиеся водоемы.
И не успела еще сойти вода и обнажиться дно, как уже показались первые человеческие кости…
Начальство в растерянности заметалось. К озеру в спешном порядке примчались райкомовские и обкомовские работники и вездесущие комитетчики. Найденные останки лихорадочно погрузили в грузовые автомобили и вывезли за пределы поселка.
Власти неуклюже объяснили страшную находку тем, что вода якобы подмыла какое-то древнее кладбище. Но люди не поверили этим нескладным объяснениям. Ведь многие своими глазами видели, что большинство найденных человеческих костей — детские. К тому же на некоторых костях имелись круглые пулевые отверстия.
Слова старожила подтверждает и Анна Михайловна Жетымекова.
Ее супруг Абакан Жангирович с 1936 года работал в том поселке участковым. Анна Михайловна слышала от своих товарищей по работе, привлеченных к очистке Приютских озер, что когда начали спускать воду, то кости и черепа плыли по сточным арыкам. Эти арыки были вырыты для орошения виноградников винсовхоза.
В разговоре выяснилось, что Анна Михайловна со своим супругом проживали с 1938 года в доме игуменьи. Под большим секретом она поведала нам о том, что жить в этом доме ей было очень страшно. По ночам слышались какие-то скрипы, шорохи, плач и стоны…
А соседи, молодые комсомольцы, как-то раз встретились с призраками. После этого они тут же уехали не только из дома, но даже из поселка.
Сама Анна Михайловна всегда была верующей и от привидений спасалась молитвами…
Удивительно, но дом игуменьи, построенный в 1856 году, сохранился. Сейчас в нем живут несколько семей, в том числе и баба Груня — Аграфена Петровна Опалева. На наш вопрос, знает ли она, кому раньше принадлежал этот старый дом, старушка уверенно ответила: убитой матери-настоятельнице монастыря.
В ходе нашей беседы Аграфена Петровна не раз хвалила старый дом за его неслыханную прочность. Когда ее соседи собрались соорудить в своем жилище еще одну дверь, то, распиливая доски, они сломали пилу. Баба Груня говорит, что о существовании монастыря и детского приюта она узнала от своих знакомых сельских старожилов.
С одной из них, Прасковьей Лазаревной Тимофеевой, нам удалось встретиться и поговорить. Тетя Паша пояснила, что о событиях 1918 года ей рассказывал бригадир полеводческой бригады товарищ Капорулин. Сам Капорулин родился в той же местности, где находился женский монастырь с приютом. А так как в 1940 году Капорулину было уже 50 лет, об этом монастыре он знал не понаслышке.
Концы в воду
Собирая этот материал, мы попытались получить комментарии у бывших партийных функционеров, взять документы из архива КГБ. Но натолкнулись на каменное молчание.
Более того, в редакцию неоднократно звонили самые разные люди и, представляясь «членами партии и старыми коммунистами», «дружески советовали» прекратить разработку этой темы. Они же и предупредили, что ни в архивах, ни в музеях мы ничего не найдем.
И это оказалось правдой. Ни в одном архиве я не нашел документов, касающихся Новодевичьего монастыря. «Члены партии» полагали, что раз нет документов, подтверждающих массовую казнь, то не было и самой казни. Очень удобно.
Отсутствию архивных материалов удивляться не приходится. Игумен Сафроний считает, что все монастырские документы были уничтожены вместе с монастырем. К тому же в 1918 году советская власть в Казахстане еще только устанавливалась, и задокументировать все «геройства» новой власти просто не было никакой возможности. Да и вряд ли палачи стремились выставлять свой «подвиг» на всеобщее обозрение.
Представитель епархии отец Сергий сказал нам, что церковь знает о расстреле сирот и монахинь. Но все архивы епархии до 1940 года безвозвратно уничтожены.
Кстати, он посоветовал нам обратиться в Московский патриархат — возможно, некоторые документы приюта и Новодевичьего монастыря могли сохраниться только там. Мы последовали этому совету и направили письмо в Московский патриархат.
Возрождение из пепла забвения
В 1990 году на месте трагедии был заложен Свято-Сергиевский приход. В 1994 году настоятелем этого прихода был назначен игумен Сафроний. При поддержке епархии, акимата Илийского района Алматинской области и районного акима Николая Логутова он возродил на месте Новодевичьего монастыря новый сиротский приют.
Теперь здесь стоит трехэтажный кирпичный дом, в нем живут 20 детей. Среди них есть и полные сироты, и сироты при живых родителях, которые отказались от своих собственных детей. Благодаря пожертвованиям прихожан в приходе круглосуточно работает столовая. И каждый малоимущий может прийти туда и отобедать.
При Свято-Сергиевском приходе работают те же кружки, что и сто лет назад в Новодевичьем монастыре: вышивания, рисования, овощеводства и садоводства. И, конечно, по велению времени — компьютерной грамотности и даже автомобильный. Эти кружки посещает и поселковая ребятня, причем независимо от вероисповедания.
Прихожане всячески поддерживают сирот. И стараются замолить страшный грех 1918 года.
Ведь как все в этой жизни странно: чистые люди молятся за чужие грехи. А грешники не находят сил даже для запоздалого раскаяния.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru