Русская линия
Прочие периодические издания Т. Ангелова17.02.2003 

Отчии дом
«Яикъ» (Оренбург)

На столе у Николая Стремского лежит заветный список. Там в календарном порядке записаны дни рождения и дни ангелов его детей. Всего 53 имени.
Самая большая многодетная семья России живет в Оренбургской области, в поселке Саракташ. Свято-Троицкую Обитель Милосердия, настоятелем которой является Николай Стремский, знают все.
— Идите прямо по дороге, потом направо, а там увидите, — сказали мне у вокзала.
Действительно, через пару перекрестков вдалеке показался золотой купол. А когда стрелки часов подошли к десяти, над поселком раздался бой курантов, и полилась красивая мелодия молитвы. Так, на купола, на музыку шла в обитель и вот уже передо мной настоящий город, красивый, как из сказки.
Дом Милосердия, общежитие для студентов епархиального духовного училища — отдельно для мальчиков, отдельно для девочек, поклонный крест, храм, православная гимназия, вход со сторожкой, часовня для водоосвящения, административный терем, звонница с колоколами и курантами, в центре новый строящийся храм. Многодетная семья живет через дорогу, напротив обители. Меня проводили в семейную приемную. В центре комнаты за столом сидел протоиерей Николай Стремский в рясе и в обыкновенном свитере, а вокруг него было много-много мальчишек. Они что-то показывали, рассказывали, перебивая друг друга, но так тихо, что доносилось только — папа, папа. Он увидел меня, что-то сказал ребятам, и те через минуту исчезли за дверью.
— Зачем вам столько детей и как вы с ними управляетесь? — задаю вопрос, который вертится на языке, да и, наверное, интересен многим.
— Редкий человек не любит детей. Просто, если бы я был обычным папой, ограничился, наверное, четырьмя-пятью ребятишками. Но я настоятель, а долг каждого священника — сделать максимальное во благо церкви и прихожан в плане духовного просвещения. Первого ребенка нам привели. Несколько человек сами пришли. Одного мальчика привезли аж с Севера. Он жил в поезде. Одна женщина-проводница слышала, что в Саракташе есть обитель, куда можно определить ребенка, и привезла его сюда.
Остальных Стремские брали из детдомов нашей области и со всей России. Если быть до конца откровенной, отец Николай и матушка Галина не думали, что их семья станет такой большой. Но стоило супругам появиться в каком-нибудь детдоме, как мальчишки и девчонки облепляли их со всех сторон и начинали кричать: «Мама! Папа!» В общем, выбора у Стремских не оставалось. 21 ребенка усыновили, остальных взяли под опеку. Летом 2001 года взяли 50-го малыша, новорожденного Колю. Думали, что теперь-то уж хватит, но Коля подрос, а взрослые дочки захотели снова нянчиться, и неделю назад у Стремских добавилось еще трое детей.
— Я им объяснял, — рассказывает отец Николай, — это же огромная ответственность. Когда мы первого усыновили, с матушкой почувствовали, будто на нас огромный груз свалился. Но девчонки не унимались, что хочешь делай, а дай им маленьких. Условились, что они сами будут заботиться.
Лена взяла себе в крестницы малышку Любу. Она спит с ней в одной комнате, кормит ее через каждые четыре часа, готовит соки и пюре из свежих фруктов, стирает пеленки, поет колыбельные и рассказывает сказки. Когда мы зашли в комнату к крестной маме, Люба лежала в кроватке и улыбалась. Ей уже больше полугода, а она выглядит как трехмесячная.
— Ничего, откормим, — успокаивает отец Николай.
В соседней комнате о другой малышке заботится Аня.
Девочки рассказали, что не отрываются от малюток уже неделю, чтобы те привыкли к ним. Но с понедельника вернутся к учебе в гимназии. А нянчиться и на занятия ходить будут через день, по очереди.
— Если уж они чужих взяли, то своих будут ценить еще больше, — считает настоятель обители и добавляет: — мы детей приучаем к труду.
Они сами убирают в своих комнатах и в общих. Сами готовят еду, моют посуду. Начиная с 12 лет, должны хотя бы один день в году провести уход и послушание в Доме Милосердия. Там живут 25 бабушек, которые тоже оказались ненужными в своих семьях. Привезут такую старушку на машине родные дети и оставят у порога обители, иногда даже без вещей.
Дети также помогают на ферме, ухаживают за свиньями, коровами. Летом добавляются заботы в огороде, где у каждого ребенка своя грядка. Помимо этого есть еще ответственные за всевозможную живность: кошек, собак, попугаев и рыбок. В каждой половине (девочки живут отдельно от мальчиков) стоит большой, на 300−400 литров, аквариум. У девочек живет кавказская сторожевая Аяврик, а у мальчишек — овчарка Кай. Аяврик любит всех покусывать, ласково, любя и оставляет на гостях следы не зубов, а слюны. А еще он любит свободу. Две недели назад Аяврик зарыл куда-то в снег собственный ошейник и теперь бегает по двору свободный и счастливый. Дети все делают по мере возможности. Сейчас их основной труд — учеба.
У гимназистов большая нагрузка. Помимо предметов обычных общеобразовательных, здесь их учат духовным дисциплинам: старославянскому языку, закону Божьему, житию Святых, иконописи и обязательно музыке. Кто учится просто петь, а кто — играть на фортепиано или гитаре. Учатся все дети хорошо, старший сын Стремских Павел окончил гимназию и Епархиальное Духовное училище здесь же, в Саракташской обители, с отличием. Сейчас он учится в Тобольской духовной семинарии. По окончании сможет работать и в духовной, и в светской сферах. Если не выберет профессию священника, будет иметь право на преподавание в любом государственном вузе на факультете теологии. Но вообще-то, Павел мечтает после семинарии получить еще юридическое образование.
Детям настоятеля помогают учиться молитвы. Десятилетняя Надюшка, например, рассказала, что перед контрольной и экзаменом всегда кладет в карман школьного платьица иконку Сергия Радонежского.
— Почему? — удивилась я.
— А потому что, когда святой был маленьким, плохо учился, — весело ответила мне девчушка.
Она только-только прибежала из школы, пообедала и теперь в коридоре лихо мыла полы шваброй.
В обители нам по секрету рассказали, что мальчишки и девчонки здесь такие же, как и в миру. Разве только не ругаются, больше уважают старших и искренне верят в Бога. Ребята любят пошалить и побегать. Часто не слушаются воспитателей и тогда приходится звать на помощь родителей. Сам настоятель обители это расценивает так:
— Просто дети — тонкие психологи. За десять лет у них сменилось много воспитателей. Поэтому чтобы раскусить нового, им обычно хватает двух-трех дней. А потом, как и в любом коллективе, начинается борьба, кто кого победит. К сожалению, взрослые побеждают редко.
Александр Георгиевич Тецков, проректор гимназии, поводил меня по классам. Все двери с зеркальными окошками.
— Мы смотрим, — пояснил Александр Георгиевич, — кто как себя ведет на уроках и с провинившимся разговариваем. Если не помогает, тогда подключаем священника.
— Чем больше занимаюсь с детьми, тем больше понимаю, что наказывать их нельзя, — говорит многодетный отец Николай Евгеньевич. — Все проблемы нужно решать любовью. А лучше создать для детей такую атмосферу, в которой не было бы искушений совершить преступление. Где может ребенок попробовать сигарету или наркотик? В дворовой компании. Значит, не пускайте его во двор. Где может насмотреться порнографии? По телевизору. Значит, и телевизор возьмите под контроль. Я постоянно слежу, что смотрят мои дети. На днях они у меня посмотрели «Семнадцать мгновений весны». Жалко только, что реклама подпортила впечатление. Проще покупать видеофильмы. Полгода дети просили показать «Титаник». Купил кассету, неприличные кадры стер и потом показал детям. Неделю все были в восторге, плакали. А потом одна из старших девочек взяла да сказала: «Папка самое интересное стер!» Оказывается, она смотрела этот фильм полностью, когда еще жила в детском доме. Надо чаще быть вместе, не отвергать их и выслушивать даже самые незначительные на взрослый взгляд проблемы.
На исповеди дети говорят отцу о своих помыслах и о симпатиях. Но об этом отец Николай не может рассказать, ведь это тайна. Матушка тоже доступна для каждого, своим терпением, поведением учит добру. Она преподает в гимназии иконопись. И многие иконы в храмах обители написаны ее рукой. Вся семья собирается в храме вечером на молитву ежедневно и на литургию утром по выходным. Молитва — важная составляющая жизни Стремских. Мы подсчитали вместе с батюшкой, сколько примерно времени дети «общаются с Богом», и оказалось, по минуте утром, по полминуты до и после трапезы (так называются обеды, завтраки и ужины у верующих) и по 12 минут на вечерней службе. Минимум 17 минут в день. Если учесть, что детей 53, то получается 901 минута.
На Пасху, на Рождество семья собирается вместе сначала на всенощную, потом на разговление. Семейный храм находится прямо в доме Стремских, и малыши, если захотят спать, могут уйти в свою комнату. Рождественское ночное бдение в этом году выдержали все до конца, а на следующий день пришли славить Христа к родителям. Отец с матерью раздали им подарки — конфеты и игрушки, а дети родителям подарили рисунки и выжженные специальным прибором деревянные картины. Празднуют в этой семье в основном церковные праздники. А дни рождения и дни ангелов отмечают с гораздо меньшим размахом. Имениннику, как правило, в этот день поют «Многие лета» и дарят какой-нибудь подарок. На днях, например, у Максима был день ангела, и папа с мамой подарили ему большой вертолет. Еще родители дарят подарки, когда дети в чем-то отличились. В мальчишеской половине подростки Алеша и Дима рассказали, что недавно они обыграли папу в шахматы, и он подарил им компьютерную приставку. Илье подарили недавно фотоаппарат, а Максиму — попугая. На прошлой неделе Максима в комнате не оказалось, и кошка Жулька захотела съесть попугая: запрыгнула сначала на стол, потом на компьютер. Хорошо, рядом оказались братья и отогнали хитрое животное.
В зимние выходные Стремские лепят снеговиков, катаются с горки — кто на лыжах, а кто на санках. Летом купаются в речке, играют в футбол и ездят на велосипедах. Говорят, когда несколько десятков велосипедистов впервые появились на улице, саракташцы подумали, что в поселке начались соревнования.
С бывшими родителями усыновленных ребят у Стремских, слава Богу, проблем не было. Дети оформлены по закону.
— Детей против родителей мы не настраиваем, а когда они спрашивают, почему так случилось, объясняем, что взрослые не понимали, что творили. Во всем виноваты грех и страсть к спиртным напиткам. Ребята часто подходят ко мне и спрашивают: «Если моя мама найдется, можно я заберу ее в Дом Милосердия?» Я считаю, что это хорошо. Мы должны уметь все прощать, — говорит отец Николай.
Наверное, это правильно. Без умения прощать не научишься любить. И если бы не это чувство, кто знает, где бы были сейчас эти дети и кем бы они выросли. Здесь же, независимо от того, какую профессию выберут, они, уверена, станут достойными людьми.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru